История любительского рыболовства в России

Размер: px
Начинать показ со страницы:

Download "История любительского рыболовства в России"

Транскрипт

1 Приложение 1. Рукопись научно-популярного труда «История любительского рыболовства в России», подготовленная в рамках реализации проекта РГНФ Санкт-Петербургский Политехнический университет Петра Великого Гуманитарный институт Высшая школа общественных наук Тема проекта: История любительского рыболовства в России Руководитель проекта, доцент, к.ист.н. И.В. Сидорчук подпись, дата Санкт-Петербург 1

2 Оглавление Введение... 3 Глава 1. Рыболовы-любители России - кем они были? От крестьянина до императора. Кто и как ловил рыбу до революции? Рыбалка х гг.: как русский рыболов стал рыболовом советским Глава 2. Главные популяризаторы рыбалки в России С.Т. Аксаков «русский Исаак Уолтон» Л.П. Сабанеев и его книга «Рыбы России. Жизнь и ловля (уженье) наших пресноводных рыб» Барон П.Г. Черкасов русский европеец среди рыболовов А.Д. Шеманский энтузиаст эпохи революции Ф.П. Кунилов. От рыбалки царской и рыбалке советской Глава 3. Русское рыболовное братство его цели и достижения «В единении сила» - история рыболовных обществ в России Русская рыболовная литература и периодика Рыболовы в борьбе за сохранение рыболовных запасов страны «Мысли пессимиста» или как принимали закон о рыболовстве Ловить ли английской удочкой на русской реке? «Западники» и «славянофилы» рыболовного мира Заключение Приложение 1. Образ рыбалки и рыбака в русском искусстве XIX 1-й половины XX в. Историко-культурный анализ Приложение 2. Указатель русской литературы по рыболовству (до 1945 г.) Приложение 3. По страницам старых книг и журналов. Рассказы и стихи о рыбалке Список источников и литературы

3 Введение История любительского рыболовства в контексте истории досуга. История обращения к истории досуга отечественных и иностранных специалистов. История изучения любительского рыболовства в зарубежной историографии. История изучения любительского рыболовства в отечественной историографии. Основные особенности развития любительского рыболовства в России. Краткое описание целей, задач, мотивировка выбора хронологических рамок исследования. Рыбалка является одним из самых массовых форм досуга в России. Согласно цифрам, озвученным в 2015 г. Правительством РФ и Федеральным агентством по рыболовству, число рыболовов-любителей в нашей стране составляет около 25 млн. человек, то есть больше 17%, включая детей и стариков. Рыбалкой увлекаются представители молодые и старые, мужчины и женщины, богатые и бедные, жители городов и деревень. Пожалуй, другого настолько массового увлечения не существует. Популярность рыбалки не зависит от времени, моды, политики, это увлечение уже не одну сотню лет объединяет людей. Рыбалка в качестве досуга, то есть не только как способ добычи, но и получения удовольствия, появилась в России достаточно поздно. Во всяком случае, об этом говорят сохранившиеся источники. При этом, начиная со второй половины XIX в., буквально за лет она стала одним из самых массовых увлечений. Причины этого феномена стоит искать в том числе и в истории общей идеей, продвигаемой популяризаторами рыболовства было привлечение к ловле рыбы как можно большего числа людей, вне зависимости от их происхождения, статуса или возраста. Свою роль сыграла и природа страны как можно не ловить рыбу на столь богатой водными ресурсами земле!? Каждый истинный рыболов-любитель знает, что ловля рыбы не просто способ подышать свежим воздухом и убить время. Еще Исаак Уолтон, автор «Идеального рыболова», самой известной в мире книги, посвященной рыбалке, в XVII в. писал, что человек не может быть рыболовом, если не является художником, а ужение рыбы самое честное, искусное и безвредное занятие. Это подлинное искусство, достойное мудрого и серьезного человека. Это идеальный вид досуга, о важности которого как способа полноценной реализации человеческой личности писали еще античные философы. Они понимали его как время, необходимое для духовного совершенствования. По мнению Сократа, досуг является «драгоценным состоянием», а Платон утверждал, что наравне с искусством это неотъемлемая составляющая идеального государства. Правильная организация досуга определялась как важнейшее условие для воспроизводства ценностей и традиций, сохранения гражданского коллектива. С развитием цивилизации свободное от работы время играло все более значимую роль в жизни человека. Данный культурный феномен получил название «общество досуга» или даже «досуговая революция». Во Франции в начале 1960-х гг. появляется теория «цивилизации досуга» как модели постиндустриального общества. Характерная для развитых стран тенденция увеличения свободного времени неизбежно привела к росту его значения в жизни человека. В последние десятилетия идея «цивилизации досуга» стала активно использоваться отечественными специалистами при исследовании жизни в современной России. Таким образом, организация свободного времени становится одной из актуальнейших задач. Исследование досуга совершенно необходимо при стремлении дать справедливую характеристику любого человека, ведь именно при реализации досуговых практик тот лишается своей маскировки, обретает истинное состояние, что 3

4 дает возможность судить о его нравах. Досуг является вкладом в наши способы видения себя и других, в расширение чувства социальных взаимоотношений. Без понимания досуговой жизни людей невозможно соединить воедино те нити, которые их связывают, создавая то, что и называется «обществом». Некоторые специалисты полагают, что именно в досуге современное общество обретает точки опоры. В момент отдыха человек зачастую может позволить себе быть более открытым и искренним. Строгий начальник, взяв удочку в руки, превращается в «нормального мужика», а тихоня из соседнего подъезда в харизматичного мастера. В последнее время, во многом в связи с постоянным ростом числа рыболововлюбителей в нашей стране и попыток реформирования системы государственного регулирования не только промышленного, но и любительского рыболовства, все чаще происходят попытки обращения к историческому опыту. В частности, это отчетливо видно на примере острого обсуждения нового закона «О рыболовстве». Научно-популярных работ, посвященных данной теме, в России не публиковалось. При этом вопросам истории любительского рыболовства постоянно уделяется внимание в популярной рыболовной периодике. В альманахе «Рыболов-спортсмен», начавшем выходить в 1950 г., регулярно публиковались научно-популярные статьи, посвященные истории развития этого увлечения в России. Эстафету подхватили современные многочисленные издания журналы «Рыбалка на Руси», «Рыбачьте с нами», «Спортивное рыболовство», газета «Рыбак рыбака» и др. Это говорит о востребованности исследований в данной области именно среди массового читателя. Об этом можно судить и по коммерческой успешности переизданий работы Л.П. Сабанеева «Жизнь и ловля пресноводных рыб», показывающая интерес рыболовного сообщества к истории, традициям и культуре рыболовства в России. За последние 10 лет под различными названиями оно переиздавалось 17 (!) раз, и это с учетом многочисленных советских изданий и наличия материалов книги в свободном доступе в сети Интернет. Каждому уважающему себя рыболову в России известны имена как минимум двух популяризаторов этого увлечения в России С.Т. Аксакова и Л.П. Сабанеева. При этом было много других выдающихся личностей, благодаря которым развивалась техника и культура уженья барон П.Г. Черкасов, Ф.П. Кунилов, А.Д. Шеманский и многие другие. В данной книге мы постараемся рассказать о них. Совершенно неизученными остаются многочисленные общества рыболововлюбителей, их вклад в популяризацию уженья, разработку законодательства и борьбу за экологическую безопасность страны. Практически не анализировалась многочисленная рыболовная литература, хотя, помимо различных способов ловли рыбы, в ней широко освещались проблемы экологии, значения правильного устройства рыболовства и рыбоводства. В настоящей книге мы постарались рассказать об истории любительского рыболовства в России-СССР в период с конца XVIII в. до 1945 г. Нижняя граница исследования связана с появлением первых русскоязычных статей, посвященных рыбной ловле именно в качестве досуга. Во второй половине XIX в., особенно после «Великих реформ» Александра II, любительское рыболовство переживает бурный рост начинают массово создаваться рыболовные общественные организации, выходят в свет работы таких классиков рыболовства как С.Т. Аксаков и Л.П. Сабанеев, появляется первая специализированная периодика и литература, происходит коммерциализация этого вида отдыха. Доступность рыбалки для широких слоев населения обеспечила, в отличие, например, от псовой охоты, яхтинга или гольфа, его развитие и после 1917 г. Являясь понастоящему народным увлечением, она признается пролетарским. Именно на период х гг. приходится активная деятельность такого популяризатора рыболовного 4

5 спорта как Ф.П. Кунилов, на книгах которого воспитывались последующие поколения советских рыболовов. Верхняя граница исследования 1945 г. связана с окончательным формированием регулирующих механизмов со стороны власти, в целом сохранявшихся до 1991 г. и во многом унаследованных современной Россией. Последующая история на данном этапе исследования любительского рыболовства представляется интересной скорее в контексте истории модернизации снастей, способов ловли, достижений советских спортсменов, то есть в сугубо профессиональной области. При всем своем космополитизме, в каждой стране рыбалка своя. В том числе и в ней проявляется индивидуальность нации. Эту индивидуальность мы и постарались найти и описать. 5

6 Глава 1. Рыболовы-любители России - кем они были? 1.1. От крестьянина до императора. Кто и как ловил рыбу до революции? Рыболовы-любители Древней Руси. Любительское рыболовство среди дворянства и крестьянства. Путь от «детской забавы» к увлечению элиты. Чему дворяне-рыболовы учились у крестьян? Любительское рыболовство и освобождение от социальных стереотипов. Рыболовство и политика политические взгляды рыболовного сообщества. Гендерные аспекты рыбалки. Мужской отдых или семейная забава? Женщина с удочкой исключение или заурядность? Рыбалка как вид спорта и как «алиби» для мужчины. Тема рыбалки в юмористических изданиях дореволюционной России. Рыбалка как часть «дачной культуры». Правители России и рыбалка Александр III как самый известный русский рыболов. Великие люди с удочкой А.П. Чехов, Ф.И. Шаляпин, К.А. Коровин и др. Рыболовная география русских удильщиков от Польши до Чукотки. Рыболовы-любители Древней Руси В настоящее время рыбалка является одним из наиболее популярных увлечений в нашей стране. И это отнюдь не случайность. Ловля рыбы исторически занимала одно из ведущих мест в повседневной жизни русского человека. И дело не только в том, что в России множество прекрасных рек и озер. Ужение рыбы удивительно гармонирует с русской ментальностью, стремлением жить в гармонии с природой. Она близка русскому человеку по духу. При этом орудия лова не ограничивались сетью и гарпуном. Археологические данные свидетельствуют об использовании нашими предками вполне спортивных снастей, которые в более модернизированном виде применяются и сегодня. Во времена Дьяковской культуры (I в. до н.э.) на территориях современных Московской, Вологодской, Ярославской, Смоленской, Вологодской и Тверской областях уже использовались рыболовные крючки, достаточно близкие к современным. Отличались рыбацким мастерством и предки других народов проживающих на территории России. В так называемой Глазковской культуре (18 13 вв. до н.э.), распространенной в Прибайкалье и верховьях Лены, предшественники современных эвенков пользовались интереснейшим изобретением составным крючком. Также в ней активно использовали рыбы-приманки из камня. При раскопках археологи обнаруживают множество рыболовных крючков, острог, блесен. Так, А.В. Куза, первым обративший внимательный взгляд ученого на историю рыболовства в Древней Руси, пришел к выводу, что удилищный лов появился у наших предков в середине Х в. В Псковской и Новгородской землях рыбники (а именно так назывались рыбаки) изготавливали крючки из кости, дерева, железа, меди и бронзы, а грузила для крючных снастей из осколков керамики, изразцов и, разумеется, свинца. Поплавки на удочках были похожи на сетевые, но изготавливались и поплавки-сторожки из палочки. Активно использовали кружки-поставушки и жерлицы. Стоит отметить, что крючки, подобные современным формы изгиба, бородки (с жалом и без него), лопаточки и колечки - были известны на Руси уже в X-XIII вв. Они не ввозились из других стран, то есть являлись результатом развития наших рыболовов. На Руси рыбу не только «добывали», но и удили. То есть у нас есть некоторые основания утверждать, что наши предки могли видеть в этом не только способ пропитания, но и получения удовольствия. Уже в период XIV-XVI вв. можно говорить о зачатках любительского рыболовства. В частности, известно, что некоторые жители Новгорода и Пскова ловили рыбу лишь иногда, а остальное время занимались другим 6

7 ремеслом, которое и приносило им основной доход. Возможно, кроме возможной прибыли от продажи рыбы их тянуло на реку или озеро просто желание поудить рыбу, поймать небывалый трофей. В районе крепости Орешек (нынешний Шлиссельбург), у места, где Нева вытекает из Ладоги, были найдены искусно изготовленные бронзовые и железные крючки, которыми наши предки ловили в XV-XVI веках. Ученые сходятся во мнении, что рыболовство имело большое значение в формировании мировоззрения человека. Например, рыбьи зубы, особенно вырезуба и карпа, использовались в ритуале захоронений погребенных в днепродонецких могильниках южнорусских степей. Археологические раскопки установили, что среди крючков была и подгруппа «мотыльных», то есть с очень тонким цевьем, что позволяло ловить на маленькую насадку, снастью, явно не предназначенную для активного промысла. Были и прототипы мормышек крючки с утолщением из перехода цевья в затылок. Косвенные данные указывают на то, что подобные крючки использовались как летом, так и зимой. Раскопки в Старой Ладоге, первой столице Руси, позволили ученым выделить 5 типов крючков: 1) для снастей типа донок и закидушек; 2) живцовые; 3) удилищный, 4) для блесны и 5) для самоловов (переметные). Отдельного внимания заслуживают найденные при раскопках блесны. Их изготавливали из олова, свинца, железа, меди и бронзы. Археолог, специалист по истории рыболовства на Руси И.И. Тарасов разделил их на блесны, предназначенные для ловли на дорожку и на блесны для зимней подледной ловли или с лодки в глубоководных водоемах. Есть блесны, отлитые в виде рыбки и вполне похожие на современные. Блесны первого типа делалась из металлической изогнутой пластины, которой придавались различные формы листовидная, овально-вытянутая и т.д. Нижний конец, сужаясь, переходил в крючок, а в верхнем делалось отверстие для лески. Они могли достигать длины 20 см. Как и сейчас, при ловле на дорожку приманка пускалась за плывущей лодкой. Она совершала колебательные движения, то есть вела себя как современная «колебалка». При изготовлении блесен второго типа в металлическую пластинку или трубочку впаивался железный крючок. Им придавали различные формы, напоминающие современные вертикальные блесны. Как и сейчас, древнерусский рыболов при ловле на такие блесны рукой или удильником делал резкий взмах, а затем резко отпускал, отправляя блесну в свободное падение, и она, играя в толще воды, провоцировала рыбу на поклевку. По своим рабочим характеристикам эти блесны не критично уступали современным. Отношение к рыбной ловле на Руси существенно отличалось от других стран. Оно всегда носило неявный элемент спортивности. Не случайно еще С.Т. Аксаков в своих «Записках об уженье рыбы» писал: «Вероятно, из всех родов рыболовных снастей одна из первых была изобретена удочка. Какой-нибудь дикарь, бродя по берегам реки или моря для добывания себе скудной пищи или беспечно отдыхая под тенью крутого берега и растущих на нем деревьев, приметил стаи рыб, плавающих около берегов; видел, как голодные рыбы жадно хватают падающих на поверхность вод разных насекомых и древесные листья, и, может быть, сам бросал их в воду, сначала забавляясь только быстрыми движениями рыб. Весьма естественно должна была родиться у него мысль, что если бы в насекомые спрятать что-нибудь, похожее на крючок (из кости или крепкого дерева) и привязать его на нитку, выделанную из звериных жил или волокон растений, и что если рыба схватит и проглотит такую насадку, то крючок зацепит, и рыбу можно будет вытащить на берег. Так, вероятно, родилась удочка; почти такова она и теперь в деревнях у крестьянских мальчишек: загнутый крючком гвоздь без шляпки, крючок из проволоки или булавки, привязанный на нитку, с камешком вместо грузила и палочкою 7

8 сухого дерева или камыша вместо наплавка... ведь это почти удочка дикаря». С ним в целом был согласен и известнейший зоолог и специалист по рыбному хозяйству России О.А. Гримм, правда, с поправкой, что человек вначале должен был подметить, что хищная рыба гоняется за мелкой, а не за падающими на поверхность насекомыми. Если мы обратимся к истории других народов, то увидим, что зачастую люди занимались скорее убийством рыбы, а не ее ловлей. Например, в древнем Вьетнаме основными методами ловли были глушение и отравление рыбы. В качестве отравы использовали кору дерева «до-тхо» или «кай-тао» (Anamirta coeculus). Всплывшую рыбу собирали руками. На Руси подобное жестокое истребление рыбы не приветствовалось. Вместо него царило уважительное и человечное отношение к природе и ко всем ее благам. Достаточно вспомнить самый известный пример запрет на колокольный звон во время нереста леща. Особенно большое значение приобрело рыболовство после принятия Русью христианства, причислившего рыбу к постной пище. Традиции бережного отношения к ловле сохранялись и пропагандировались впоследствии, став неотъемлемой чертой рыболововлюбителей. Любительское рыболовство среди дворянства и крестьянства. Путь от «детской забавы» к увлечению элиты. Ловить рыбу ради удовольствия могли себе позволить те, у кого было свободное время и кому не надо было думать о пропитании. В России это, разумеется, были дворяне. Освобожденные Петром III от обязательной службы они могли позволить жить в своих поместьях, не печалясь ни о чем, кроме как о погоде. Именно они стали первыми русскими рыболовами-любителями. В одной из первых статей о ловле, опубликованной в 1780 г., говорилось: «Сей род рыбной ловли производится отчасти для увеселения отчасти и по нужде, ибо бывают люди которые тем одним кормятся». 1 То есть рыбалка воспринималась и как способ добычи еды, и как возможность получить удовольствие мирное созерцание и наслаждение отдыхом начинают рассматриваться как некий бонус, делающий это увлечение привлекательным. Тем не менее, уженье рыбы долгое время не только не было популярно, но едва ли не презиралось. Низкий, по сравнению с Европой, статус ужения как формы досуга объясняет и отсутствие литературы на русском языке. Это с сожалением отмечали первые теоретики и популяризаторы уженья рыбы. Так, барон П.Г. Черкасов в статье «Несколько мыслей об уженьи и его положении среди других охот в России» писал: «Приходится не без грусти отметить, что уженье, в ряду прочих охот, никогда не занимало в России почетного места; даже в сравнительно недавнее время отношение к нему было положительно пренебрежительное, о чем я сужу по своим детским воспоминаниям, относящимся к началу шестидесятых годов прошлого столетия (я родился 20-го Октября 1854 года). Помню я, что тогда на уженье смотрели, как на забаву для детей, отчасти пожалуй для женского пола, но преимущественно как на охоту для простонародья; и когда этой забаве предавались люди благородные и совершеннолетние, то, в большинстве случаев, это вызывало недоумение, если не осуждение. Свою роль, по мнению барона, сыграло сильное культурное влияние Востока, где именно охота всегда была достойным занятием для «благорожденного» человека. Это презрение к ловле рыбы было унаследовано Россией, и рыбалка здесь долгое время «услаждала досуги людей подлых, по тогдашнему выражению, которым другие виды охоты были недоступны. И вот, думается мне, в этом и кроется причина, почему уженье рыбы так поздно стало выдвигаться в России на то место среди прочих охот, которое ему принадлежит по праву; вот почему у нас так долго и не появлялось усовершенствований в орудиях охотничьего лова они были, попросту, не по карману массе русских удильщиков». 1 О ловлении рыб удою. Экономический магазин. 1780, т. IV, 99. С

9 С мнением Черкасова соглашается и Н.И. Либерих, известный скульптор и не менее известный в узких кругах рыболов. В своей книге, посвященной уженью рыбы, написанной в 1870-е гг., он пишет: «Вообще в России уженье рыбы образованным классом глубоко презирается. Отчего? от того, что он не знает его. И в самом деле, вздумается вам половить рыбу, - когда уж решительно тоска одолела до смерти, - Куплена леса с поплавком в гостином дворе, срезана палка для удилища, насажен червяк (как!) перед носом: пруд, река или озеро, рыбы много, чего же более? Выбирает место поудобнее (чтобы было хорошо сидеть), бросает крючок с поплавком в воду (так, что рыба разбегается), затем ждут, - проходит пол часа, - рыба не клюет, - бросает все, высказывает сильный приговор всем рыболовам и самому уженью; а затем во всю жизнь при виде рыболова, являет на устах жалкое выражение». С защиты уженья рыбы начинает свои «Записки» и С.Т. Аксаков: «Но я увлекся в сторону от своего предмета. Я хотел сказать несколько слов в защиту уженья и несколько слов в объяснение моих записок. Начнем сначала: обвинение в праздности и лени совершенно несправедливо. Настоящий охотник необходимо должен быть очень бодр и очень деятелен; раннее вставанье, часто до утренней зари, перенесенье полдневного зноя или сырой и холодной погоды, неутомимое внимание во время самого уженья, приискиванье удобных мест, для чего иногда надо много их перепробовать, много исходить, много изъездить на лодке: все это вместе не по вкусу ленивому человеку. Если найдутся лентяи, которые, не имея настоящей охоты к уженью, а просто не зная, куда деваться, чем занять себя, предпочтут сиденье на берегу с удочкой беганью с ружьем по болотам, то неужели их можно назвать охотниками? Чем виновато уженье, что такие люди к нему прибегают? Другое обвинение, будто уженье забава детская и стариковская - также не основательно: никто в старости не делался настоящим охотником-рыболовом, если не был им смолоду. Конечно, дети почти всегда начинают с уженья, потому что другие охоты менее доступны их возрасту; но разве дети в одном уженье подражают забавам взрослых? Что же касается до того, что слабый старик или больной, иногда не владеющий ногами, может удить, находя в том некоторую отраду бедному своему существованию, то в этом состоит одно из важных, драгоценных преимуществ уженья пред другими охотами. Остается защитить охотников до уженья в том, что будто оно составляет занятие слабоумных, или, попросту сказать, дураков. Но, боже мой, где же их нет? За какие дела они не берутся? В каких умных и полезных предприятиях не участвуют? Из этого не следует, чтобы все остальные люди, занимающиеся одними и теми же делами с ними, были так же глупы. Против нелепости такого обвинения можно назвать несколько славных исторических людей, которых мудрено заподозрить в глупости и которые были страстными охотниками удить рыбку. Известно, что наш знаменитый полководец Румянцев предан был этой охоте до страсти; известен также и его ответ, с притворным смирением сказанный, на один важный дипломатический вопрос: это дело не нашего ума; наше дело рыбку удить да городки пленить. Славный Моро, поспешая с берегов Миссисипи на помощь Европе, восставшей против своего победителя, не мог проехать мимо уженья трески, не посвятив ему нескольких часов, драгоценных для ожидавшего его вооруженного мира, - так страстно любил он эту охоту! Людовик- Филипп, человек, кажется, тоже умный, все время, свободное от дел государственных, посвящал удочке в своем прелестном Нельи». То есть рыбалка долгое время была способом времяпрепровождения помещиков, мающихся от тоски в своих деревнях. Это даже нашло отражение в литературе А.Н. Толстой, описывая в «Графе Калиостро» жизнь в захолустном поместье времен Екатерины II делает рыбалку одним из символом скучной и однообразной деревенской жизни, куда главный герой, девятнадцатилетний барин сбегает от столичной суеты: «Алексей Алексеевич оставил военную службу и поселился, тихо и уединенно, в Белом 9

10 ключе вместе со своей теткой, тоже Федяшевой. Нрава он был тихого и мечтательного и еще очень молод,- ему исполнилось девятнадцать лет. Военную службу он оставил с радостью, так как от шума дворцовых приемов, полковых попоек, от смеха красавиц на балах, от запаха пудры и шороха платьев у него болел висок и бывало колотье в сердце. С тихой радостью Алексей Алексеевич предался уединению среди полей и лесов. Иногда он выезжал верхом смотреть на полевые работы, иногда сиживал с удочкой на берегу реки под дуплистой ветлой, иногда в праздник отдавал распоряжение водить деревенским девушкам хороводы в парке вокруг озера и сам смотрел из окна на живописную эту картину». На протяжении XIX в. на рыболова-любителя смотрели как на фанатика, одержимого непонятной и даже глупой страстью. Наверное, у каждого рыболова была встреча с обывателем, который, глядя на него с ухмылкой, риторически замечал что-то вроде: «Стоит ли ради трех окушков на льдине целый день сидеть». Первые рыболовы сталкивались с такой ситуацией постоянно. Для горожан человек с удочкой бесплатное зрелище. Подобный случай описан в статье «Страстный рыболов», опубликованной в 1852 г. в «Журнале коннозаводства и охоты». Представим: Петербург, лето, праздничный день, река Охта. Люди, среди которых автор статьи, наблюдают за рыболовами: «День был праздничный, а в праздничные дни собирается здесь множество и зрителей, и действующих, т.е. рыболовов. Общество рыболовов, как и всякое другое общество, состоит из членов разных классов, и каждый из них имеет свою характеристику. Теперь мне невремя входить в подробности; я займусь одними крайностями. Люблю крайности, потому что между ними лежит средний путь, а средний путь, как уверяли мудрецы прошлых, почти совсем забытых времен, есть самый безопасный: medio tutissimus ibis [«Всего безопаснее тебе пройти будет по середине», цитата из «Meтаморфоз» Овидия]. Между рыболовами есть рыболовы аристократы, иначе львы, еще иначе фешонебли, как говорят Англичане, и есть рыболовы чернь. Между этими крайностями резкая противоположность во всем, с головы до ног. Я был в числе зрителей; с правой стороны от меня занял место рыболоваристократ. Костюм на нем, приличный этого рода охоте, был весьма красив, рыболовные снаряды тоже; прекрасная камышевая палка, при ловком движении рук, обратилась в длинное удолище, а потом в полную удочку. Во всех его движениях приметны были искусство и порядок, без малейшей торопливости, которая всегда служит признаком незнания своего дела. Кинув на публику взгляд, довольно холодный, в котором выражалось что-то похожее на неуважение к окружающим, он приступил к рыболовным занятиям». Разумеется, причиной холодности являлось желание избежать общения и в полной мере насладиться ловлей. Не тут-то было! К «аристократу» подошел зритель, не любитель никаких охот, и происходит следующий диалог: «- Надобно иметь сильную страсть, чтобы заниматься таким бесполезным делом. - Это не страсть, сударь, а охота,- отвечал мой сосед. - А охота разве не страсть? - Охота, сударь, забава, невинное, безвредное удовольствие!» Завязывается длительный спор, который прерывается лишь когда у соседских рыбаков-мальчишек клюет большая рыба и один из них падает в воду, чем неимоверно развлекает публику. 10

11 Не лишним будет отметить, что фигура чопорного «аристократа» весьма показательна. Многие авторы первых книг и статей по рыболовству отмечали, что первые истинные рыболовы-любители, мастера спортивного уженья появились благодаря жившим в России англичанам. Где-где, а в Англии рыбалка пользовалась уважением и признавалась занятием, достойным истинного джентльмена. «Маленькая Англия» находилась в самом европейском из всех русских городов столичном Санкт-Петербурге, на реках, расположенных возле которого (Ижора, Вуокса, Оредеж), выходцы из этой страны могли придаваться любимому увлечению и организовывать, совместно с русскими, различные неформальные ассоциации. 2 Известно, что «британцы долго выбирали вблизи Петербурга места, которые отвечали бы их представлениям о деревенской идиллии», 3 в том числе и с учетом возможностей рыбной ловли, например, в конце XIX в. их привлек район Мурино к северо-западу от города на берегах богатой форелью реки Охта. Одной из любимых речек англичан был Оредеж, расположенный к югу от Петербурга. В целом, это были одни из самых красивых мест около столицы, что делало их столь популярными среди знати. Достаточно сказать, что здесь ловили рыбу представители царской фамилии. Оредеж замечательно красив, из-за чего станцию Сиверская, расположенную на его берегах даже прозвали Петербургской Швейцарией. Сходство добавляло и обилие форели и хариуса. Известны случаи поимки на спортивную снасть форели в 18 фунтов (чуть более 8 кг). Посвятивший ловле на Оредеже статью В.С. Сергеев писал: «От местных старожилов я слышал, что начало ловли форели в тех местах положено кружком англичан, с покойным Мёрфи во главе; лет сорок тому назад арендовали эти воды англичане и напустили молодой форели; местность крайне благоприятствовала этому благому начинанию и форель не только успешно выросла, но и размножилась в громадном количестве. Как известно форелевая ловля нахлыстом любимейший род спорта в Англии, и потому совершенно понятно, что сыны Альбиона, поселившись раз в Петербурге по своим торговым и промышленным предприятиям, постарались завести свой любимый спорт на новой родине; Оредеж же, на Сиверской, представлял для этой цели самые удобные и подходящие места. Благодаря тем же англичанам, ловля нахлыстом на искусственную мушку или рыбку, при помощи складного удилища и катушки (рулетки), стала известна в описанных мною местах лет сорок тому назад; умение управляться этими новыми рыболовными снастями приобреталось постепенной практикой, и в настоящее время я лично знаю по крайней мере человек десять из местных крестьян, которые отлично бросают лесу с мушкой; некоторые же из них достигли высокого совершенства в этой ловле». 4 Чему дворяне-рыболовы учились у крестьян? Любительское рыболовство и освобождение от социальных стереотипов. Русский барин мог научиться премудростям ловли не только у иностранцев, но и у своих же крестьян, многие из которых хоть и ловили допотопными удочками, но с лихвой компенсировали отсталость снасти познаниями природы и повадок рыбы. Достаточно вспомнить Ефрема Евсеева, Евсеича, обучавшего юного Сережу Аксакова мастерству и пониманию красоты уженья. А сколько таких Евсеичей, Мысеичей или Боренек было по всей России!? На берегу водоема у каждого равные шансы. Не зря же существует 2 Shemansky A.D. Reminiscences of the Vuoksa River // The Fishing Gazette Vol. XCI December 12. P Серебрякова Н.Я. Мурино. Хроника трех столетий С Сергеев В.С. Ловля форели и хариуса в реке Оредеж // Природа и охота Март. С

12 пословица: «на рыбалке и в бане все равны». В рыболовной литературе практически не встретишь к рыболовам «из подлых» отношения свысока. Исключение браконьерство и хищнический лов, которым часто грешили крестьяне. Крестьяне и простые горожане часто смотрели на «аристократов» со скепсисом зачем какая-то «трещотка» (катушка) и складная удочка, когда прекрасно ловится и на сеть. Когда такие чудаки приезжали со своими дорогущими снастями в провинцию, им только удивлялись. Описывая ловлю рыбы вблизи Пскова В. Воронин, приводит достаточно характерный случай. Он хотел поразить местную публику английскими снастями. Однако эффект получился противоположным: «Один рыбак (как впоследствии оказалось, отличный удильщик) подошел ко мне и, внимательно осмотрев все, сказал: Бросьте, барин, у нас этим много не наудите, да и таскать столько с собой тяжело, а с вашей трещоткой (катушка) вы и сами ничего не поймаете и другим рыбу распугаете» 5. Как выяснилось впоследствии, пскович оказался прав. Более того, он по достоинству оценил изготавливаемые местными умельцами приманки и выставлял псковские блесны (облетни) из олова и меди на выставке рыболовства 1888 г. Главным стопором, мешавшим развитию спортивного рыболовства среди крестьян, была недоступность качественных снастей. Особенно когда речь шла о провинции. В то время как столичные жители начинали знакомиться со спиннингами и катушечной снастью, большинство довольствовалось березовой или можжевеловой палкой. Вот как описывает снасти простых крестьян Клинского уезда В. Сысоев в статье, опубликованной в 1884 г.: «Настоящих рыбаков-любителей я не встретил здесь ни одного; уженье же крестьян, если можно так выразиться, самое допотопное. Безобразная палка, нитяная или толстая из черного волоса леса, огромный крючок, наживленный исключительно земляным червем, поплавок кусочек дерева и редко пробки, неподвижно прикрепляется к лесе, на расстоянии аршина от крючка. Разумеется, здесь не имеют понятия о ловле такой удочкой крупной рыбы. Собственно уженьем занимаются ребятишки, взрослые же смотрят на удочку, как на средство добыть живца для жерлицы» 6. Тот же В. Сысоев сумел нарисовать несколько удивительных по своей красоте, точности и трогательности портретов простых русских рыболовов Подмосковья. Давайте познакомимся с ними и мы. Первый из них житель села Богородское близ Сокольников (тогда еще пригород Москвы) Сидорка-пьяница: «Передо мной стоял человек нет, передо мной стояло страшное подобие человека. На тощей фигурке болтались лохмотья одежды, состоящей из ситцевой розовой рубахи и парусинных, с синими суконными заплатами, штанов, на четверть не доходивших до босых ног; на голове, огромной лохматой голове, совершенно не гармонировавшей с тощим телом, лежал, блинком, засаленный картуз с оторванным козырьком. Лицо, пухлое, окаймленное русой бородкой, было в синяках и красных пятнах; через лоб шел свежий кровавый рубец. В руках этого странного субъекта было несколько удочек, а за спиной, на веревке, болталась корзинка, из которой выглядывали опорки и что-то ватное, вроде одеяла». 7 «Человек этот был очень добродушен и откровенен, и я узнал от него всю его грязную жизнь, с рядами самых тяжелых испытаний, причиной коих всегда была страсть к вину. Звали его Сидором Ивановичем, но известен он был в Черкизове и Богородском под именем Сидорки- Пьяницы. Его знали многие интеллигентные рыболовы и богатые дачники, которым он поставлял свежую рыбу, беря цену иногда очень высокую, в особенности за крупную. Деньги, вырученные за рыбу, немедленно пропивались у Макарыча. Сначала я пробовал 5 Воронин В. Уженье вблизи Пскова [Ужение на реках Псков, Великой и на Псковском озере]. Ж- «Природа и охота». 1889, т. I, стр Сысоев В. С удочкой и жерлицей по Сестре // Природа и охота Апрель. С Сысоев В. Три рыбака // Природа и охота Июнь. С

13 дарить Сидору разную поношеную одежду, желая видеть его более приличным, но он все безжалостно пропивал, так что я вынужден был махнуть рукой на неисправимого товарища. Уженье для Сидора было необходимостью не только для существования, но и для потребностей души. Он был истый охотник и обладал замечательными практическими познаниями. Неприглядную (С. 44) жизнь бедняка единственно только и скрашивало это уженье рыбы; оно, быть может, удержало Сидорку-Пьяницу от других более страшных пороков: нищенства и воровства, и придало характеру мягкость, доброту и довольство. Сидор был безусловно честен и добр». Часто за долги в кабаке его били, к чему со временем он стал относиться философски и даже с пониманием. Не раз он ловил вместе с автором, не жадничал показывать свои рыбные места. Спал он где-то под корягами, укрывшись одеялом. В силу обстоятельств автору пришлось уехать, и совместные ловли прекратились. После возвращения Сидорку он долго не встречал, пока все-таки не увидел его очень осунувшимся и пытавшимся поймать рыбу. Бедняга попросил хлеба, но не для насадки, а поесть. «- Чего же ты терпел до сих пор?.. попросил бы у кого-нибудь - с досадой проговорил я. - Не могу я, сударь, просить да и кто же даст!.. В глазах его сверкнула угрюмая злость О, какой жестокий укор людскому равнодушию можно было прочесть на бледном, грязном, худом лице бедняка!..» Второй портрет Дедушка из Клинского уезда, удивший на реке Сестра: «Пение птичек, цветы, вешние ручьи, яркое солнышко все прельщало Дедушку; он любил природу, но любил не так, как любит натуралист или вообще человек образованный; он любил ее как-то бессознательно и никому не мог бы объяснить какие именно прелести заключаются в окружающем его: в тихо катящей свои прозрачные воды реке, с отражающимися в ней бездонным голубым небом и прибрежными кустами; в широком зеленом лугу напротив, с рассыпанным по нем стадом домашних животных; в песнях черного дрозда, соловья, иволги, несущихся сзади из густого елового леса; в задорном, любовном крике коростеля И, если бы вы, по своему, стали ему объяснять всю роскошь раскинувшейся картины и дивную мелодию звуков, он вряд ли бы вас понял. С общим же выводом вашим о красоте и величии мира Божьего, Дедушка вполне согласиться и шепелявым старческим голосом произнесет: - Премудро сотворил Господь Бог свет, велика милость Господня. Снимет Дедушка шапку, слезливыми, умиленными глазками, с детской улыбкой, оглянется кругом и дрожащей рукой перекрестится». Удильщик он был не особо умелый и удачливый, но искренне преданный этому увлечению: «Удить он начал с ранней юности, сначала урывками от работ, а потом, когда одряхлел совсем и не мог исполнять тяжелые земледельческие работы, целые дни и ночи проводил на реке». «Дедушка был толстенький, с красным лицом, окруженным белой рамкой седых волос. Он ужасно кашлял, громко и беспрестанно, что пугало рыбу и раздражало самого Дедушку до-нельзя». Ловил сразу на много удочек, ставил жерлицы, пока бегал, рыба сходила. Иногда он рассуждал сам с собой вслух, что создавало ему определенную репутацию: «Да, Дедушка был чудак, но милый, добрый чудак; я его очень любил и удивлялся: как мог такой дряхлый, слабый старик целые дни и ночи проводить на реке, в сырости и холоде? А Дедушка все переносил и удил себе рыбку, находя в этом единственную утеху в последние дни своей жизни». 13

14 Третий портрет Нищий. В течение года, когда невозможно было удить, он ходил по деревням и просил милостыню, а летом вновь возвращался на берега Сестры. Он признавал только один способ ловли на рака. Она позволяла рассчитывать на поимку крупной рыбы, которую потом можно продать. Много лет Нищий перебивался такой ловлей и не удивительно, что смерть настигла его с удочкой в руках: «Недавно я узнал о смерти Нищего. Он умер у сандальной мельницы, близ Клина, на берегу своей утешительницы и кормилицы Сестры. Как засел он скорчившись над удилищем, так и застыл надолго, навсегда Возле покойного стояла корзина с раками, из коих многие выползли на волю и пробирались к воде В холщевом мешке, на который привалился окоченевший труп рыболова, нашли несколько медных монет, кусок ситного и окуня около двух фунтов весу». Такими могли быть рыболовы. И, конечно, еще тысячи самобытных ловцов жили по всей России. Их сложно представить с дорогой удочкой в руках, но кто посмеет сказать, что англофильствующий рыболов-«аристократ» из столичного пригорода лучше их? Гендерные аспекты рыбалки. Мужской отдых или семейная забава? Женщина с удочкой исключение или заурядность? Рыбалка как вид спорта и как «алиби» для мужчины. Несмотря на то, что рыбалка доступна всем, все-таки она считается чисто мужским увлечением. До сих пор женщина с удочкой многими воспринимается с непониманием. Действительно, рыбалка, как и охота это неодарвинистский досуг, окультуренная форма традиционных мужских занятий добычи пропитания. Многие рыболовы и охотники как раз и считают, что подстреленная птичка или вытащенная щучка добавит им мужественности. Соответственно, женщинам в этом испытании на «робинзонство» и борьбе с обитателями воды и суши не место. Тем не менее, не стоит забывать пословицу: «Плохая примета женщина на рыбалке: сначала она не так забрасывает, затем она не так подсекает, а в итоге ловит больше вас». Женщина, любящая рыбалку, как показывает история, не такая уж и редкость. Известно, что ею не брезговала Клеопатра. Настоятельница монастыря около Сент- Олбанса, Джулиана Бернерс, в XV в. написала одну из первых книг, посвященных рыболовству. В России до начала бурного развития любительского рыболовства женщины ловили рыбу не реже мужчин. Любили время от времени «рыбки поудить» пожилые бырыньки, которым было не до охоты. Вот какое описание помещиц-рыбачек встречаем в «Семейной хронике» С.Т. Аксакова: «Накушавшись досыта любимого потогонного напитка с густыми сливками и толстыми подрумянившимися пенками, дедушка предложил всем ехать для прогулки на мельницу. Разумеется, все с радостию согласились, и две тетки мои, Александра и Татьяна Степановны, взяли с собой удочки, потому что были охотницы до рыбной ловли. В одну минуту запрягли двое длинных дрог: на одних сел дедушка с бабушкой, посадив промеж себя единственного своего наследника, драгоценную отрасль древнего своего дворянского рода; на других дрогах поместились три тетки и парень Николашка Рузан, взятый для того, чтоб нарыть в плотине червяков и насаживать ими удочки у барышень. На мельнице бабушке принесли скамейку, и она уселась в тени мельничного амбара, неподалеку от кауза, около которого удили ее меньшие дочери, а старшая, Елизавета Степановна, сколько из угождения к отцу, столько и по собственному расположению к хозяйству, пошла с Степаном Михайловичем осматривать мельницу и толчею. Малолетний сынок то смотрел, как удят рыбу сестры (самому ему удить на глубоких местах еще не позволяли), то играл около матери, которая не спускала с него глаз, боясь, чтоб ребенок не свалился как-нибудь в воду. 14

15 Жар давно свалил, прохлада от воды умножала прохладу от наступающего вечера, длинная туча пыли шла по дороге и приближалась к деревне, слышалось в ней блеянье и мычанье стада, опускалось за крутую гору потухающее солнце. Стоя на плотине, любовался Степан Михайлович на широкий пруд, как зеркало, неподвижно лежавший в отлогих берегах своих; рыба играла и плескалась беспрестанно, но дедушка не был рыбаком. "Пора, Ариша, домой, староста, чай, ждет меня", -- сказал он. Меньшие дочери, видя его в веселом расположении, стали просить позволения остаться поудить, говоря, что на солнечном закате рыба клюет лучше и что через полчаса они придут пешком. Дедушка согласился и уехал с бабушкой домой на своих дрогах, Встречались страстные рыбачки и среди крестьянок. В частности, упоминавшийся выше подмосковный Нищий вдохновил своим примером ловли крупной рыбы на рака молоденькую крестьянскую девушку: «Братишка этого новоиспеченного рыбака поставлял ему раков. Девушка не умела насаживать цельных раков и не могла, как Нищий, почти в течение всего лета, умудряться доставать линючих, и потому наживляла крючки раковой шейкой. Сначала меня очень смешил этот рыбак в юбке, но, когда девушка показала мне пойманную ей рыбу в три фунта, я перестал трунить над ней и даже стыдился своего нетерпения, мешавшего такой ловли». Русская женщина XIX в., будь она богатой или бедной, лишь мечтала о подлинном равноправии. Многие из них ловили рыбу лишь повторяя действия мужей, и насколько они были искренни в своем увлечении, сказать сложно. Известно, что удила рыбу жена Александра III, Мария Федоровна. Разумеется, здесь не обошлось без влияния супруга. Можно было встретить жен боевых подруг рыболовов. Поговаривали, например, что супруга князя Лопухина-Демидова, предпочитавшего ловить в финской Иматре (в те времена Финляндия была частью Российской империи), с удовольствием составляла ему компанию в ловле лососей на Вуоксе. Ну и, конечно, говоря о женщинах-удильщицах, кто не вспомнит англичанку Уильку Чарльзовну Тфайс из рассказа «Дочь Альбиона» А.П. Чехова, прекрасно изображенную Кукрыниксами. Для нее ловля рыбы даже более естественна, чем для ее напарника по уженью: «Возле него стояла высокая, тонкая англичанка с выпуклыми рачьими глазами и большим птичьим носом, похожим скорей на крючок, чем на нос. Одета она была в белое кисейное платье, сквозь которое сильно просвечивали тощие, желтые плечи. На золотом поясе висели золотые часики. Она тоже удила. Вокруг обоих царила гробовая тишина. Оба были неподвижны, как река, на которой плавали их поплавки. Охота смертная, да участь горькая! засмеялся Отцов. Здравствуй, Иван Кузьмич! А... это ты? спросил Грябов, не отрывая глаз от воды. Приехал? Как видишь... А ты всё еще своей ерундой занимаешься! Не отвык еще? Кой чёрт... Весь день ловлю, с утра... Плохо что-то сегодня ловится. Ничего не поймал ни я, ни эта кикимора. Сидим, сидим и хоть бы один чёрт! Просто хоть караул кричи. А ты наплюй. Пойдем водку пить! Постой... Может быть, что-нибудь да поймаем. Под вечер рыба клюет лучше... Сижу, брат, здесь с самого утра! Такая скучища, что и выразить тебе не могу. Дернул же меня чёрт привыкнуть к этой ловле! Знаю, что чепуха, а сижу! Сижу, как подлец какойнибудь, как каторжный, и на воду гляжу, как дурак какой-нибудь! На покос надо ехать, а я 15

16 рыбу ловлю. Вчера в Хапоньеве преосвященный служил, а я не поехал, здесь просидел вот с этой стерлядью... с чертовкой с этой...» Когда рыбалка стала более мужской и, самое главное, почему, вопрос, остающийся без ответа. Можно лишь выстраивать различные гипотезы. Например, усложнение техники уженья, что потребовало от не склонных к ее изучению дам особых навыков. Нам кажется, что главная причина кроется в том, что со временем появлялись новые формы досуга, более привлекательные для женщин. Зачем насаживать червяка на крючок, если можно сходить в театр или кино? Более того, с конца XIX в. расширились возможности получения девушками образования, начал повышаться уровень грамотности. Многие юные барышни стремились к просвещению и равноправию, которое должно было выражаться никак не в ловле рыбы. Женщина с удочкой оставалась типичной героиней дачной жизни, где счастливые семейства проводили все лето. Пока муж был на работе, а шум городской жизни был далеко, можно было и посидеть попытать счастья на бережку или составить компанию удившим детишкам. С ростом городов и городского населения рыбалка все больше стала восприниматься как возможность укрыться на природе от повседневных забот и «семейного счастья». Муж, сбегающий на водоем, чтобы отдохнуть от упреков жены, глупостей тещи и криков детей, становится все более типичным посетителем рыболовных магазинов. Несколько часов свободы вот чем была для них рыбалка. Как следствие, не особо ревностное отношение к результату главное отдых. Тема рыбалки в юмористических изданиях дореволюционной России. По своей популярности анекдоты на тему рыбалки едва ли уступают историям про Чапаева, Штирлица или поручика Ржевского. Кроме этого, существует огромное количество баек и «правдивых историй» из жизни рыболовов. Юмор на рыбалке появился, наверное, лишь мгновением позже самого рыболова-любителя, то есть очень и очень давно. В России с конца XIX века шутки на тему рыбалки стали неотъемлемой частью юмористических изданий. Разумеется, само представление о том, что смешно, а что нет, с тех пор значительно изменилось. Тем не менее, именно в это время оформились основные тенденции в «рыболовном» юморе, которые дошли до наших дней. Из рассмотренных ниже газетных и журнальных карикатур того времени можно увидеть, что ответы на такие философские вопросы, как «Зачем он ходит на рыбалку?», «Где же рыба?» и «Кто и на что клюет?» тревожили далеко не только рыболовов. В 1911 г. в Москве вышел очередной номер «Юмористического сборника», посвященный исключительно рыбалке в жизни тогдашнего общества. Все шутки и карикатуры в нем повествуют о той пропасти, которая разделяет мужчин и женщин, когда речь заходит об ужении. Пока мужчина ловит рыбу, женщина мужчину. Именно эту мысль иллюстрирует карикатура «Все на ловлю». На вопрос дочерей «Ты, папа, куда?», отец отвечает: «Я иду на рыбную ловлю». На это юные барышни заявляют: «Ну вот и отлично. Ты пойдешь плотичку ловить, а мы женихов карасиков»: 16

17 В начале XX века даже «маленькие рыболовы» уже знали, что клюет лучше всего в магазине. Два мальчика пытаются поймать рыбу в кадке: «Вот наш папа всегда рыбу приносит, а мы ловим, ловим, не одной не поймаем». На это мудрая сестренка им отвечает: «У папы-то крючок золотой и ловит он в рыбной лавке, а в этой кадке и ему не поймать»: Самих женщин, как утверждает сборник, лучше всего ловить на «золотой крючок»: 17

18 В начале XX века даже «маленькие рыболовы» уже знали, что клюет лучше всего в магазине. Два мальчика пытаются поймать рыбу в кадке: «Вот наш папа всегда рыбу приносит, а мы ловим, ловим, не одной не поймаем». На это мудрая сестренка им отвечает: «У папы-то крючок золотой и ловит он в рыбной лавке, а в этой кадке и ему не поймать»: Более знакомой современному рыболову должна показаться другая карикатура. «Бедовая жена», что есть силы, колотит мужа. На его вопрос: «За что ты меня бьешь?», следует известный тысячам рыбаков ответ: «На пруд не ходи, рыбу не уди, в купальные дырки не гляди! Принес два ерша, которые не стоят и гроша, а бутылку водки выжрал! Вот тебе! Вот тебе!»: 18

19 Забавная карикатура была опубликована в журнале «Рыболов-охотник» в 7-8 за 1910 г. На ней счастливый от ощущения жизни дедуля с трубкой во рту ловит в аквариуме, в котором плавает 2 рыбки. Этот процесс он характеризует следующим образом: «В тепле и удобно во всех отношениях Только вот не клюют, канальи!..» Помимо безобидных «клубничных», алкогольных и аквариумных шуток образ рыбалки мог использоваться и в политической сатире, которая активно развивалась после Революции 1905 г. и создания Государственной Думы. Авторы выпуска петербургского «Юмористического альманаха», названного «Рыболовы» (1907 г.), отлично знали, кто, кого и на что ловит в море (или скорее болоте) российской политики. Разумеется, больше всего достается правительству. На обложке изображена женщина в национальном костюме с подписью «Россия», которая ловит на бумажку «Запрос» рыбу «Бюрократия». Из министров больше всего критикуется консерватор г. Щегловитов, возглавлявший министерство юстиции. Карикатура, посвященная ему, высмеивает его желание «половить рыбку в мутной воде» привлечь к ответственности редакторов оппозиционных изданий, особенно социал-демократов: «Эсдек да еще депутат это вроде осетра и поймать такую рыбу на приманку «депутатской неприкосновенности» это для г. Министра должно быть «агромадное» удовольствие». Высмеиваются и правые черносотенцы, устраивающие еврейские погромы. Один из них, сидя в лодке, ловит на листок с надписью «Погромы, провакатор». Подпись: «Чтото ноне плохо клюет: только в Адессе и можно еще рыбу ловить!» [Намек на погромы в Одессе И.С.] Не остаются в стороне и кадеты, идущие на сотрудничество с властью. Карикатура, посвященная им, называется «кадеты-портфелеловы». Сидя на мостике, лидеры партии Струве, Родичев, Кутлер и Кузьмин-Караваев на голый крючок ловят министерские портфели. Таким образом, рыбалка в сатире и юморе столетней давности занимала важное и место. Обыгрывание значений слова «ловить» использовалось не только и даже не столько самими рыболовами-любителями, сколько авторами, стремившимися высмеять политиков или поиронизировать над нравами современного им общества. В современных изданиях подобные карикатуры вряд ли встретишь, да и кажутся они сегодня не особо смешными, но и сейчас все знают, кто, на что и кого ловит в мутных водах болот политики и морях соблазнов. Рыбалка как часть «дачной культуры». Дачная культура прекрасное и неповторимое явление нашего прошлого и настоящего, которое так сложно объяснить иностранцу. До революции дачи являлись местом, куда переезжали на весь летний сезон, причем со всем имуществом: подавляющее большинство семей жило на съемных квартирах и в целях экономии не арендовало их летом. Развитие железнодорожного транспорта позволяло главам семейств без проблем добираться до работы, в то время как их жены и отпрыски развлекались в свое удовольствие на свежем воздухе. Как и сейчас, были привилегированные места, где селились богачи, и дачи для тех, кто попроще. Разумеется, и первые и вторые ловили рыбу. И с годами их становилось все больше и больше. Как тут не вспомнить «густой трактат по жидкому вопросу» - рассказ «Рыбье дело» А.П. Чехова: Сегодняшнюю весьма передовую статью нашу мы посвящаем несчастным дачникам, имеющим привычку садиться на одном конце палки, у которой на другом привязана нитка и червяк... Мы даем (даром, заметьте!) целый трактат советов рыболовам. 19

20 Чтобы придать нашему труду побольше серьезности и учености, мы глубокомысленно делим его на параграфы и пункты. 1. Рыбу ловят в океанах, морях, озерах, реках, прудах, а под Москвою также в лужицах и канавах. Примечание. Самая крупная рыба ловится в живорыбных лавках. 2. Ловить нужно вдали от населенных мест, иначе рискуешь поймать за ногу купающуюся дачницу или же услышать фразу: «Какую вы имеете полную праву ловить здесь рыбу? Или, может, по шее захотелось?» 3. Прежде чем закидывать удочку, нужно надеть на крючок приманку, какую угодно, судя по роду рыбы... Можешь ловить и без приманки, так как всё равно ничего не поймаешь. Примечание. Хорошенькие дачницы, сидящие на берегу с удочкой для того только, чтобы привлечь внимание женихов, могут удить и без приманки. Нехорошенькие же дачницы должны пускать в ход приманку: сто двести тысяч или что-нибудь вроде Сидя с удочкой, не махай руками, не дрыгай ногами и не кричи караул, так как рыба не любит шума. Уженье не требует особенного искусства: если поплавок неподвижен, то это значит, что рыба еще не клюет; если он шевелится, то торжествуй: твою приманку начинают пробовать; если же он пошел ко дну, то не трудись тащить, так как всё равно ничего не вытащишь». Петербуржцы, благодаря обилию водоемов недалеко от города, оказывались в значительно лучшем положении, чем описанные Чеховым несчастные москвичи. От Петергофа и Царского Села до Финляндии их ждало множество рек и озер, полных рыбой. Более того, петербуржцы имели уникальную возможность ловить в окружении прекрасных парков и дворцов. Приведем отрывки из воспоминаний Л. Потемкина о ловле в Константиновском парке Стрельны (да-да, том самом, где Константиновский дворец и резиденция Президента): «Кто проводит летние месяцы под Петербургом, в дачной местности Стрельна, по Балтийской железной дороге, тем, вероятно, бросилось в глаза множество любителей удильного спорта. Ни один пруд не забыт, ни один уголок не обойден; зоркий и наблюдательный глаз рыболова всюду заглянет, везде разыщет уютное и удобное для уженья местечко. Несколько лет тому назад, большой популярностью среди любителей удильного спорта пользовался Константиновский парк. Просторные тенистые аллеи обсажены столетними дубами; гигантские липы и ели своей густой зеленью образуют громадные купола, сквозь зеленые своды которых местами проглядывает бирюзовое небо; зеленый ковер, раскинутый под сенью лип, кудрявых берез и величественных тополей, манит своей прохладой утомленного дневным зноем дачника. Каналы и пруды с искусственными водопадами и перекинутыми с одного берега на другой разнообразными мостиками варьируют и дополняют красоту столетнего великокняжеского парка. Перед окнами дворца раскинулся зеленый ковер, украшенный вазами и цветами, перевитый целым лабиринтом затейливых, хитро переплетенных, узких пешеходных дорожек; широкий канал, окаймленный по обоим берегам чудными аллеями, окруженный на всем своем протяжении столетним лесом, рассекает этот зеленый ковер и несет свои воды дальше, к берегу залива; но здесь, дойдя до площади, увенчанной статуей Петра Великого как бы отступая пред величием и грозной, непреодолимой, мощью Царя, быстро меняет свое направление и исчезает среди столетних дерев. При входе в парк вам надо миновать пруд. Остановимся на первом мостике и познакомимся с этим небольшим прудом. Налево перед вами - к правому берегу причален небольшой плот; за прудом тянутся прекрасные 20

21 оранжереи; немного вправо от них над прудом приютилась миниатюрная беленькая водяная мельница». Ну как можно отказать себе в удовольствии половить в таком месте, тем более, что рыбы в нем достаточно: «Этот пруд вообще изобилует разнообразной рыбой. У самого берега, среди кустов дикого ириса, прекрасно берет щука; с плота на заре я вытаскивал лещей, язей, небольших карпов, окуней». Такая рыбалка совершенно отлична от ловли вдали от цивилизации. По сути, это такой же выход в свет, как и прогулка по парку или поход в театр. Людей вокруг много, и рыболов не должен упасть перед ними в грязь лицом не только его навыки, но и внешний вид должны быть идеальны: «Гуляющая публика с любопытством следит за твоим уженьем; там ты должен изысканно одеться, иначе на тебя чуть ли не пальцем указывают». Рыболовы-дачники в массе своей были дилетантами (не зря же Чехов советовал им не рассчитывать на удачу). Один рыболов так описывал воскресный день на Оредеже, куда он приехал ловить язей нахлыстом: «Расспросить местных рыболовов? таковых что-то не оказалось. Хотя на перечинской лаве 8 и толкалось довольно много народу с удочками в особенности в праздничный день и воскресные рыболовы то и дело разъезжали, в долбленых осиновых челнах, по реке, разыскивая клевые места, но они занимались исключительно тасканием плотичек и окуньков на червяка, в лучших же случаях средних окуней на раковую шейку» 9. Именно на дачах учились ловле дети, перенимая увлечение своих родителей. Их неопытность и нетерпеливость с лихвой компенсировалась неутомимой энергией и жаждой познания нового. Многие их них сохранили преданность ужению и во взрослой жизни. Правители России и рыбалка Александр III как самый известный русский рыболов. Одним из тех детей, которые научились ловить рыбу в окрестностях Петербурга благодаря своим отцам, являлся не кто иной, как Николай II. Ну а разве мог он не научиться ловить рыбу с таким отцом как Александр III самым известным рыболовомлюбителем в истории России. Русские цари и императоры среди всевозможных форм досуга в основном предпочитали охоту. Тем не менее, с развитием и признанием рыбной ловли достойной, подобно охоте, благородного человека «рекреацией» она начинает завоевывать и сердца монарших особ, среди которых надо выделить Александра III, правившего Россией с 1881 по 1894 г. Широкую известность получил один случай, известный даже далекий от рыбалки людям, однажды, когда император удил рыбу на Карпином пруду в Гатчине, к нему примчался министр иностранных дел и принялся просить самодержца принять посла одной из западных держав. В ответ, однако, он услышал: «Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать». Эти слова быстро распространились среди окружению царя, а сама фраза в наши дни стала крылатой и обозначает шутливо-ироничное предложение не волноваться по поводу опоздания куда-либо, так как опаздывающий делает некое «важное дело». Александра III принято считать «самым русским» среди всех правителей России. У него была характерная мужицкая внешность высокий рост, крепкое телосложение, немного «медвежья» фигура, борода. Как писал С.Ю. Витте, по наружности царь «походил на большого русского мужика из центральных губерний». Предпочитал 8 Плавучий пешеходный мостик. 9 Кайгородов Ловля язей нахлыстом на р. Оредеже // Природа и охота II. c/

22 простую одежду и откровенно насмехался над излишними тонкостями придворного этикета. Особое удовольствие ему доставляли случаи, когда окрестные мужики, встретив его, признавали за своего брата-крестьянина. При этом он любил и умел ценить искусство, которому всячески покровительствовал. Достаточно назвать имена П.И. Чайковского, И.Е. Репина, В.И. Сурикова и многих других всемирно известных мастеров, расцвет деятельности которых пришелся именно на его правление. Не стоит забывать и о том, что именно при Александре III была открыта картинная галерея П.М. Третьякова. Любимые из предметов искусства, которые покупал Александр, хранились в Аничковом дворце в Петербурге. Любопытно, что среди них была фигурка «Амазонка» Н.И. Либериха, который являлся не только признанным мастером скульптуры, но и теоретиком рыбной ловли, автором частично изданной журналом «Природа и охота» работы «Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России и за границей, а также на фальшивую мушку и фальшивую рыбку». На Н.И. Либериха не раз ссылается Л.П. Сабанеев в своем бессмертном труде «Рыбы России». Император своеобразно, но искренне любил свою Родину, восхищался ее народом и красотой уникальной природы. Во многом именно эти чувства привели его к увлечению рыбной ловлей. Любимым местом для ужения была его родная Гатчина. Из соображений безопасности он проводил там почти все время, за что его даже прозвали «гатчинским пленником». Местные рыболовы и сейчас успешно ловят в прудах, расположенных в местном парке, но в те времена рыбы в них было намного больше, поэтому монарх практически никогда не уходил без добычи. Воспоминания об императоре-рыбаке оставил один из его приближенных и коллега по увлечению граф С.Д. Шереметев. В частности, он описал следующий интересный случай: «Приглашенный однажды на бал в английское посольство, государь предпочел остаться в Гатчине. Императрица поехала и вернулась очень поздно. На другой день я завтракал у государя, и он забавно подтрунивал над нею, говоря, что наслаждался всю ночь на Гатчинском озере, где лучил рыбу, и вдвойне наслаждался при мысли, что без него отплясывают в английском посольстве. Лучение рыбы острогой одно из любимых удовольствий государя. Рыба дремлет на поверхности, и вся задача ударить ее острогой. Тлеющий на лодке огонек освещает воду. Ночная тишина и шепот на лодке способствует настроению. Государь наслаждался этой тишиной и, как художник, понимал и чувствовал ее красоту. Понятно, что, сидя в лодке с острогою в руке, он не завидовал тем, которые в поте лица трудились над затейливыми фигурами мазурки в доме английского посольства». В своих письмах и телеграммах император с удовольствием рассказывал о своих рыбацких удачах. В курсе всех его побед и поражений в битве с рыбой была супруга, императрица Мария Федоровна. В частности, в письме к ней от 10 мая 1884 г. он писал: «Зашел проститься к детям и занимался до ½ 11, а потом пошел с Барятинским на озеро ловить рыбу и поймал 37 штук. В 2 ¼ вернулись, закусили, и лег спать в 3 часа. Утро было ясное, светлое, но 0 градусов, заморозки». На следующий день государь также отловился очень успешно: «Завтракали с детьми, Алексеем и гр. Шереметевым, который приехал представляться как новый шталмейстер и был очень в духе и разговорчив. В 2 часа они уехали, а я читал до 3 1/4. Потом пошли гулять с детьми и Мишкиным [семейное прозвище младшего сына Александра III И.С.] тоже и ловили рыбу, поймали много карасей». Любимым напарником Александра был начальник Императорской охоты генерал-адъютант В.А. Барятинский, с которым он не только ловил рыбу, но и, по слухам, к неудовольствию супруги, организовывал веселые застолья. Так, 13 мая 1884 г. он пишет жене об одной из таких рыбалок: «Я занимался до 10 часов, а потом пошли с Барятинским на озеро ловить рыбу и поймали 49 штук, и я двух больших язей, одного в 4 фунта. В 2 ½ вернулись закусили и легли спать». Однако были и неудачные рыбалки. Это видно, 22

23 например, из его письма от 23 апреля 1892 г.: «Были три раза ночью на озере, но рыбы еще мало, ночи холодноватые, и я возвращался домой уже в 1 ¼ и занимался». Спустя несколько дней, 28 апреля, в Гатчину приехала с рыбалки в Заречье (запруды на протекающей по Гатчинскому району реки Оредеж) компания «придворных рыболовов», среди которых был «весь красный от загара» младший брат Александра великий князь Михаил Александрович, поймавший «более 150 форелей». Но справедливости ради государь отмечает, что «конечно, наловил почти половину всего количества рыбы» Карл Осипович Хис, англичанин, учитель английского у детей Александра Второго, наставник Николая Александровича, будущего Николая II. Он, кстати, был известен как изобретатель пластинчатой, раскрашенной, прорезиненной рыбки, прохванной «хисой» и пользовавшейся популярностью еще у рыболовов Ленинграда в 1920-х гг. Государь мог недолюбливать англичан и противостоять Великобритании во внешней политике, но вынужден был признавать в них истинных мастеров ужения рыбы. В тот день Александр так вдохновился чужими успехами, что вечером сам отправился на рыбалку. К сожалению, ему не повезло: «вечером пошел на озеро ловить рыбу, но все неудачно, холодно, луна и сильный туман по всему озеру, я рассердился, кончил рано и пошел пешком домой». Другим любимым местом ловли Александра III являлся построенный в 1889 г. его «финский домик» у водопада Лангинкоски, и сейчас являющийся главной достопримечательностью расположенного рядом города Котка. Многие знатные любители ужения приобретали дома именно в «стране 1000 озер», до сих пор славящейся среди рыбаков местом, обещающим прекрасную рыбалку. Сюда Александр часто приезжал вместе с супругой ради тихого уединенного отдыха. Сейчас это заповедные территории, а домик превращен в музей, сохранив свой облик и убранство такими, какими они были при жизни императора. В этих же местах находилось одно из имений А.Д. Шереметева, куда он мчался как только узнавал о начале сезонного клева. Многие именитые петербургское рыболовы собирались на Вуоксе в имении генерал-лейтенанта, филантропа и спортсмена В.И. Асташова, чьи охотничьи навыки ценил, в том числе, его коллега по увлечению писатель Н.А. Некрасов. При Александре III не только традиционная охота, но и рыбная ловля была признана настоящей царской забавой. В самом начале правления Александра III стараниями Василия Алексеевича Грейга и Оскара Андреевича Гримма было организовано «Российское Общество рыбоводства и рыболовства». Согласно Уставу оно занималось распространением в России «знаний и практических сведений о рыбах, рыбоводстве, рыболовстве и вообще о морских и речных промыслах», изысканием «средств к увеличению рыбного богатства в водных бассейнах России, развитием «прудового хозяйства и искусственного рыбоводства» и решением других важнейших проблем рыболовства. Определяющим был вклад Гримма в подготовку и проведение Первой Всероссийской рыбопромышленной выставки 1889 г. и Международной рыбопромышленной выставки 1902 года в Санкт-Петербурге, среди тематических разделов экспозиции которой было и любительское рыболовство. Таким образом, именно при Александре III государство вплотную (хотя, к сожалению, и не всегда успешно) стало заниматься проблемами рыболовства, экологии, сохранения и приумножения рыбных запасов страны. Даже первые «рыбацкие» рассказы великого А.П. Чехова были написаны именно в период правления Александра III первого и последнего настоящего императора-рыболова. Великие люди с удочкой А.П. Чехов, Ф.И. Шаляпин, К.А. Коровин и др. 23

24 Судьба правителей подвергаться критики как современников, так и потомков. Намного лучше обстоят дела у деятелей культуры. Если рассказ об Александре III нет-нет, да и приведет исследователя к социально-политическим кризисам и нелепым самодурственным поступкам царя, то писатели, художники, музыканты и пр. легко могут обойти эту участь. Рассказ о рыболовах нашей страны был бы неполным без упоминания известных деятелей культуры, которым рыбалка не только давала возможность отдохнуть, но и вдохновляла на создание новых гениальных произведений. Самым известным рыболовом среди деятелей отечественной культуры является Антон Павлович Чехов ( ). О рыбалке он сказал удивительные для подлинно гениального писателя слова: по его уверению, сидеть на берегу с удочкой так приятно, «что и выразить не могу». Странно читать, что тот, кто мог описать любое человеческое чувство, в отношении ловли был столь восторженно лаконичен. На берегу водоема он понастоящему отдыхал от театральной и писательской суеты: «Лежание на сене и пойманный на удочку окунь удовлетворяют мое чувство гораздо осязательнее, чем рецензии и аплодирующая галерея». Считается, что особенно Чехов любил ловить в междуречье Истры и Москвы-реки, где недалеко от Воскресенска проводил студенческие каникулы, а затем работал врачом. Знаток человеческой психологии, он прекрасно мог наладить контакт и подружиться с местными рыболовами, узнать у них об особенностях ловли в конкретном месте, поделиться и своим опытом. В литературе о Чехове часто фигурирует сюжет о том, как он общался с местной ребятней и приобщал их к секретам рыбной ловли. О рыбалке он не забывал упоминать в своих письмах, в которых можно найти такие фразы: «занимаюсь благоглупостями: ем, пью, сплю, ужу рыбу», «Поймать судака это выше и слаже любви!», «Природа кругом великолепная. Простор и полное отсутствие дачников. Грибы, рыбная ловля», «Жаль, что Вы не рыболов», «Какая река! Какая рыбная ловля», «Здесь карасей и раков видимо-невидимо», «Сегодня поймал 252 карася». А уже в сентябре он мечтал о новом рыболовном сезоне: «Еще 6-7 месяцев, и весна! Пора приготовлять крючки и верши». Как настоящий профессионал, Чехов не пользовался готовыми оснастками, а предпочитал многое изготавливать самостоятельно. В шутку по этому поводу он замечал: «У завзятых рыболовов есть примета: чем дешевле и хуже снасти, тем лучше ловится рыба. Я обыкновенно покупаю сырой материал и уж из него сам делаю то, что нужно». Занимался он и рыборазведением. В имении Мелихово Серпуховского уезда, которое он купил в 1892 г., писатель вырыл пруд, куда запускал разную рыбу. Брат писателя Михаил писал: «Я не знаю в России ни одного вида рыб, кроме щук, представителей которого Антон Павлович не имел бы в своем пруду. Этот пруд был его детищем. Он любил потом сидеть на плотике на его берегу и с детским восторгом наблюдать, как на его поверхности в часы заката вдруг появлялись целые стада маленьких рыбок и стремительно скрывались затем в глубину». В письмах Чехов, описывая ту или иную ситуацию, часто прибегает к рыбацким аналогиям. Например, сравнивает получение гонорара с проверкой верши «забава приятная». И свое легкое, такое же, как и многие его рассказы, отношение к деньгам: «Деньги у меня плывут со скоростью окуня, которого укусила за хвост щука. Трачу без конца и не знаю, когда кончу тратить». Похожее отношение у него было и к рыбе он никогда не был «хапугой», стремившимся наловить как можно больше. Чехов только мастерски ловил рыбу, но и, судя по воспоминаниям его коллеги по писательскому ремеслу и увлечению Ивана Алексеевича Белоусова, с готовностью отпускал рыбу, если поймал больше, чем надо на уху. Пользуясь благами природы, он 24

25 понимал, что надо их оставлять и другим. Не случайно именно в Чеховым была едва ли не впервые в отечественной литературе поднята тема экологии. В пьесе «Дядя Ваня» в уста доктора Астрова Чехов вложил следующие слова: «Ты можешь топить печи торфом, а сараи строить из камня. Ну, я допускаю, руби леса из нужды, но зачем истреблять их? Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи, и все оттого, что у ленивого человека не хватает смысла нагнуться и поднять с земли топливо». И, конечно, нельзя не сказать о том, что именно его рыбацкий опыт позволил создать такие великолепные и яркие типажи, как герои рассказов «Злоумышленник», «Дочь Альбиона», «Налим», «Рыбье дело» и других. Старшим современником Чехова и не менее известным в творческих кругах рыболовом был Александр Николаевич Островский ( ). В е гг. он вместе с соратниками по увлечению ловил рыбу в основном в Подмосковье Кунцеве, Коловне, Цырицыне. Ситуация поменялась после покупки им имения на Волге. С тех пор летний отпуск он обычно проводил в Кинешемском уезде Костромской губернии, в деревне Шелыково. К уженью он пристрастился еще до того, как оно стало активно распространяться в стране, и хоть и не оставил нам трактата, подобного «Запискам об ужении» С.Т. Аксакова, его переписка и воспоминания современников позволяют оценить степень его увлеченности ловлей и рыбацкого профессионализма. По признанию самого писателя, любимой его снастью были живцовые удочки: «Крупная хищная рыба: щуки, большие окуни, голавли, жереха (шереспера) хватают беспрестанно. В мае тоже берут на красного червячка лещи, но охота на живца веселее», - признавался он в письме к брату в марте 1876 г. В этом же письме находим доказательства его рыбацкого профессионализма. Менее искушенному в ловле родственнику он дает ряд ценных советов: «Если ловить будешь в тихом месте, загоне, то навяжи поплавок какой-нибудь, просто деревянный брусочек, весной чувствительные поплавки не требуются. Если же будешь ловить на быстрине или на течении, где велик поиск, то лови на длинном удилище с навесу, а никак не на поплавок и не в закидку, а то будет прибивать к берегу, как с пополавком, так и без оного, леску пуская в половину воды, на быстрине можно прибавить, соображая с уклонением лески от вертикального положения, но старайся, чтобы это уклонение было невелико, для чего привяжи добавочную пульку. Если вода не светла, то пускай короче. Впрочем, поступай по обычаям той страны, где будешь ловить. Об успехах сообщи». А вот его советы известному актеру и драматургу Ф.А. Бурдину: Всего лучше смело и без всяких рассуждений следовать местным способам и приемам, познакомиться с каким-нибудь рыболовом и рабски копировать то, что он делает. Чтобы рыбы много, да она не ловится, - я этому не верю, этого не бывает; была бы рыба, а поймать ее можно. «Рыба хитра, а человек премудр», - говорит один мещанин в моей пьесе «Горячее сердце». Опиши мне подробно местность, реку и какая рыба в ней, тогда я сообщу тебе несколько советов. Мне нужно знать: быстра вода или тиха; отлоги берега или круты; дно песчаное или иловатое; есть ли омута и перекаты или глубина постоянна, запружена река или нет, и если запружена, то далеко ли запруда и где: вверху или внизу; цвет воды и в какую большую реку эта река впадает. Так как все реки Курской губернии принадлежат Донскому бассейну, то там должны водиться бирючки (косыри) [чехонь И.С.]». Как видно из дальнейшей переписки, его советы Бурдину действительно помогли. О мастерстве А.Н. Островского писал и его коллега по литературному ремеслу С.В. Максимов: «У него, как у опытного и прославленного рыболова, что ни занос уды, то и клев рыбы - обычно щурят - в омуте речки перед мельничной запрудой, и в таком количестве, при всякой ловле, что довольно было на целый ужин». Как настоящий 25

26 профессионал, Островский, по утверждению того же Максимова, самостоятельно плел лески из конских волос. Среди поклонников ловли рыбы был великий русский певец Федор Иванович Шаляпин. Он даже являлся членом «Русского союза рыболовов-удильщиков». В своих воспоминаниях «Страницы из моей жизни» он писал: «Я бывал и на прекрасном Средиземном море и в Атлантическом океане, а все-таки и до сего дня с любовью помню тихое темное озеро Кабан [недалеко от Казани, родного города певца - И.С.]... Иногда я с товарищами ловил рыбу, ершей. Изредка попадалась «сорожа». Она уже считалась благородной рыбой и поймать ее - почти счастье... Наловив рыбы, мы тут же на берегу варили уху...» Несмотря на нехватку времени, со своим увлечением Шаляпин старался не расставаться и впоследствии. В частности, он ловил рыбу в своем имении Итларь (современная Ярославская область), где в доме имелась специальная «рыболовная» комната со снастями и принадлежностями. Сам дом был построен по проекту художников Коровина и Серова. Первый сам являлся страстным рыболовом, он же рассказывал о Шаляпине-рыболове в книге «Федор Иванови Шаляпин». В ней есть эпизод о впечатлениях певца после ловли в проводку: «К вечеру пришел Шаляпин. Он наловил много крупной рыбы. Весело говорил: - Ты, брат, не думай, я живо выучился. Я, брат, теперь и петь брошу, буду только рыбу ловить... Ведь это черт знает какое удовольствие!» Любил рыбалку и «последний поэт деревни» Сергей Есенин. Ловил он на Оке в окружении родной рязанской природы. Вот такой случай описывает его сестра Александра в своих воспоминаниях: «И вот мы втроем - Сергей, Катя и я, - переехав реку, направляемся к Макарову углу. Макаров угол - это место, где Ока давно когда-то оборвала один из своих поворотов и образовала угол. Образовалась старица, а часть бывшего русла заволокло песком и избавило наших крестьян от второй переправы, через которую раньше нужно было переезжать в луга. <...> В Макаров угол, подальше от села, обычно ходили настоящие рыболовы. Вот и мы с Сергеем, как заправские рыбаки, переезжали на лодке Оку и приходили сюда же. Но от правил заправских рыбаков мы отступали: не вставали на заре и не ждали вечернего клева. Вечерами Сергей чаще всего работал, очень поздно ложился спать и поздно вставал. Уходили из дому мы часов в девять-десять, добирались до места и рыбачить начинали уже почти в полдень. Не могли похвастаться и хорошим уловом. Ерш, окунь, плотва - вот основная добыча. Но мы не унывали, с радостью вытаскивали очередного ершишку или окунька и довольны были тем, что по количеству их у нас было много. Я должна была опускать в садок рыбу и вести счет. И вот однажды нам повезло. Наконец-то попалась большая, хорошая рыба! Это был голавль примерно на четыреста-пятьсот граммов. Дрожащими руками Сергей стал снимать голавля с крючка, а я побежала за садком. Прибежав с садком, я не успела его еще раскрыть, а Сергей уже выпустил из рук голавля. Рыба, упавшая в воду, на несколько секунд замерла, не веря тому, что она на свободе, затем стремительно ушла в глубину реки. Такой неудачи ни Сергей, ни я не ожидали, и он вдруг вскипел: «Вот дурная, что ж ты наделала? Лезь вот теперь за ней». А я даже не пыталась оправдываться, что вина-то не только моя, и растерянно стояла в воде, держа в руках раскрытый садок. Сергей был так огорчен, что разбудил Катю, которая не любила терпеливо сидеть с удочкой и обычно, пока мы ловили, спала в прибрежных кустах. Рассказывая ей о случившемся, он обвинял во всем меня. А через короткое время он уже весело 26

27 подшучивал надо мной. Однако вину с меня он не снял. Это был единственный случай, когда Сергей накричал на меня». Это была ситуация, понятная каждому рыболову, ничто так не радует, как удача в ловле, и ничто так не огорчает, как досадная потеря трофея. Среди многочисленных поэтических произведений о рыбалке одним из самых известных является поэма «Рыбная ловля» Аполлона Николаевича Майкова ( ). Ее, кстати, он посвятил С.Т. Аксакову, А.Н. Островскому и И.А. Гончарову, а самого Майкова с удочкой в руках впоследствии изобразил на своей картине И.Н. Крамской. Поэт и драматург И.Ф. Анненский писал: «Майков был страстным удильщиком, и это занятие, кажется, удивительно гармонировало с его созерцательной натурой и любовью к тишине солнечного дня, которая так ясно отразилась в его поэзии». Разумеется, среди известных людей в России было множество рыболовов. Те, о которых мы упомянули, лишь малая их часть. Известным поклонников рыбной ловли были, например, писатель К.Г. Паустовский, художник К.А. Коровин. Среди представителей всех профессий и занятий можно встретить преданного рыбалке человека. Адвокаты, чиновники, военные, спортсмены, ученые как в дореволюционные, так и в постреволюционные времена они входили в армию удильщиков. Любимое увлечение не только было прекрасным отдыхом, но давало силы и вдохновение на новые творческие и профессиональные достижения. Рыболовная география русских удильщиков от Польши до Чукотки. Чего-чего, а мест, где в России можно успешно половить рыбу, достаточно. Даже сейчас, несмотря на рост населения и развитие промышленности и городов. В пределах нескольких часов езды от областного центра можно умудриться найти озеро, почти не видевшего рыбаков за всю историю своего существования. Можно только представить, какой была ситуация 100, 200 лет назад! Удивительные вещи о таких водоемах-кладах писал Н.И. Либерих: «Где же и ловить рыбу, как не у нас? Какая страна Европы может соперничать количеством рыбы с Россией? Напротив того в Западной Европе, рыба до того выловлена, - что везде почувствовалась потребность оградить ловлю законами и приступить к искусственному размножению. У нас Слава Богу еще: «лови где угодно и сколько угодно» к сожалению и «чем угодно»; в следствие чего окрестности Петербурга, значительно обеднели рыбой: - Кто возвратит реке Ижоре ее знаменитую гатчинскую форель? Которой тому назад 20 лет было еще так много! Теперь она редкость. Но зато какое широкое поприще представляется рыболову в озерах и реках, более отдаленных от столицы. За границей мне не верят, что у нас есть озера, в которых не ловили рыбу более 50ти лет, только из предрассудка, что в озере том живет леший; предубеждение, возникшее по милости какой-нибудь огромной щуки: порвавшей сеть, чуть не опрокинувшей лодку; - и испугавшей рыбаков до того, - что ни один не решит не только забросить в озеро удочку, но и подойти к нему без товарища. Такое озеро видел в Псковской губернии около станции Новоселья. На подобное же озеро приглашал меня один мой знакомый, в свое имение Новгородской губернии. Да таких озер найдется еще много. Не служит ли это доказательством изобилия рыбы? И если бы не было поблизости других изобилующих рыбой озер и рек, неужели крестьяне не превозмогли бы страхи?» Только представьте сколько таких мест было по всей России! К сожалению, далеко не все могли себе позволить «рвануть» на неделю-две в другую губернию. Многим горожанам приходилось довольствоваться окрестными водоемами. С ростом рыболовного прессинга и особенно с началом бурного 27

28 промышленного роста, читай быстрым ростом числа заводов и фабрик, сбрасывавших отходы в ближайшие реки, поймать хоть какую-то рыбу становилось сложнее. Московский рыбак Д. Торчилло уже в 1879 г. жаловался: "Окрестности Москвы, вообще, рыбою не богаты. За исключением нескольких прудов в старых подмосковных, барских имениях, да рек Москвы, Клязьмы и Пахры, удить почти негде". Но чем дальше от столиц, тем ситуация лучше. Да и конкурентов меньше. Уже упомянутый выше В. Воронин из Пскова констатировал: «но мне почему-то всегда казалось, что на Руси мало таких хороших для ужения мест, как вблизи Пскова». Несмотря на браконьерство, умелый рыболов не останется без улова: «С весны ужение самое разнообразное. Первою появляется берибра (биребья) [густера] и идет массою. Весною и угорь нередкость. А как он красив, когда его водишь на длинной лесе. Угри попадаются очень крупные. В августе начинается с озера ход, так называемого, парного окуня; он светлый, крупный и жирный. Летом попадается только крыжовой, т.е. речной; он темный, с голубой и желтой окраской брюшка. Осенью в сентябре идет прибылой сом, не более фунта, и идет сплошной полосой; чуть крючок дойдет до дна, и ужо на нем сидит сом». Рыболов из Великого Новгорода, другого древнерусского города с давними рыболовными традициями, в 1891 г. писал: «Рыболовов-охотников у нас в городе насчитывается до ста человек, принадлежащих к различным сословиям и слоям общества. Некоторые все свободное время посвящают рыбной ловле, иные же уделяют частицу времени и охоте». Разумеется, в эту сотню не входят те, кто ловит на сеть. Речь идет лишь о истинных любителях-спортсменах. Рыболов не был бы рыболовом, если бы не старался ловить всюду, куда его отправляла судьба. В рыболовных журналах можно встретить даже описание охоты на дельфинов (правда, с ружьем) на Черном море. К сожалению, зачастую речь в них идет не о спортивной ловле, не распространенной на окраинах Империи. Так, И. Воропай, описывая охоту и рыбалку в Архангельской губернии, из того, что в те времена признавали спортивной, упоминает лишь ночную ловлю острогой. Обращают авторы внимание и на более чем скромный выбор рыболовных снастей. Один страстный рыболов, военный офицер, по делам службы оказался в городе Ишим Тобольской губернии. Желая поблеснить со льда, он столкнулся с тем, что в тех краях про блесну никто не слышал. Он даже послал солдат во все магазины и лавки, где продавались товары для рыбалки ничего. Более того, компанию в ловле ему могли составить лишь крестьяне, потому что среди дворян, интеллигенции и собратьев офицеров не удил никто! Сообщения о ловле в дальних уголках империи часто представляли собой не описание ловли на удочку в тех местах, а сообщением о количестве и видах рыбы и способах ее промысла местным населением. Обычно информация о ловле в тех местах поступала от военных, по делам службы путешествующих от одного конца страны до другого. Интересно, что им удить рыбу не мешала даже война. Так, В. Александров, описывая свой рыболовный сезон 1904 г., сообщал, что русско-японская война внесла свои коррективы в рыболовные планы, вынудив перебазироваться в другую часть страны. Несмотря на это, он ни на секунду не забывал про свое любимое увлечение: «Газеты и телеграммы сделались центром, вокруг которого вращались все главные интересы жизни. Но как-то странно создан человек: в какие бы тяжелые условия его ни закабалила судьба, как бы ни давили его обстоятельства, - его индивидуальные вкусы, привычки и наклонности невольно пробиваются наружу, как какой-нибудь подземный ключик, который всегда найдет выход на поверхность земли. Между прочим, и я испытывал подобное положение, конечно, к стыду своему. Предав на 28

29 волю Божию свою дальнейшую судьбу, я все-таки с наступлением мая начал помышлять о грядущем лете и рыболовном сезоне». То, что война рыбалке не помеха доказал В. Плещеев, успешно ловивший на Дунае во время войны с Турцией гг.: "В ожидании наводки понтонного моста, по которому нам надлежало перейти на правый берег, нельзя было не воспользоваться временем и не поудить рыбки "Дедушки-Дуная"". Удачная рыбалка чуть не окончилась трагедией: "Не прошло и десяти минут, как шнур одной из моих удочек натянуло и я вытащил соменка - первого сома пойманного мною днем. За полчаса мы поймали четыре соменка и сазана, большого - фунтов восьми. Местечко выдалось уловное и наш расчет наловить рыбы "тьму-тьмущую", пожалуй, и удался бы, если бы не случилось недоразумения благодаря нашей неопытности. Дело в том, что турецкая батарея на правом берегу открыла стрельбу из одного орудия по нас, как нам казалось; первая граната ушла в Дунай с большим недолетом, вторая гораздо ближе, а третья - совсем около нас и все эти гранаты шли по одной и той же прямой; когда же выше наших голов прошла четвертая, то мы вполне убедились, что изображаем мишень для батареи и очень удивлялись неразумной расточительности турок, бросающих дорого стоящие осадные снаряды в каких-то двух рыбаков. Впрочем, наше заблуждение продолжалось недолго: - устроив вместе с пойманной рыбой и удочками ретираду и выйдя из кустов лозы, мы увидали только что подошедший и ставший на отдых наш артиллерийский парк, настоящую цель турецких гранат. Долго еще потом вспоминалась эта первая ловля на Дунае при пушечных салютах!" Такой опыт не остановил автора, и впоследствии он, несмотря на тяготы службы и постоянные переезды, успешно ловил окуня и щуку. Не отставали и простые солдаты. В плавнях у местечка Рени он наблюдал такую картину: «Сотни солдат с удочками в руках, с котомками на шее, в одних рубашках, занимали все отмели плавней, стоя в воде, кто по колена, кто по пояс. Вся эта масса рыбалок то и дело забрасывала удочки и вытаскивала разную мелкую рыбу; ловили на червяка, кузнечика, хлеб и прочие приманки; были здесь удочки донные, с поплавком, окуневые и нахлыстовые; местами были видны группы с небольшими бреднями и саками - Бог весть откуда раздобытыми. Однако, на всю эту шумевшую и плескавшуюся армию - рыбы хватало и редкий ловец возвращался в лагерь с пустыми руками». Уже к началу XX в. в России практически не оставалось мест, куда бы ни добрался рыболов-любитель, неся с собой новые тонкие снасти и новую культуру ловли. Во многом развитие такой формы досуга было затруднено низким уровнем жизни значительной части населения. У простых крестьян просто не было денег на импортные мудреные снасти, да и само понимание того, что можно ловить исключительно ради удовольствия, могло появиться только среди достаточно состоятельных слоев общества. В конце XIX начале XX в. любительское рыболовство переживает бурный подъем, с каждым годом растет число специальных изданий, магазинов, торгующих снастями, рыболовных кружков и обществ, создающихся в разных регионах огромной страны. Данный процесс был нарушен начавшимися политическими катаклизмами, оказавшими на развитие любительского рыболовства противоречивое влияние. 29

30 1.2. Рыбалка х гг.: как русский рыболов стал рыболовом советским. Борьба за рыболова-пролетария. Увлечение рыбалкой советской элиты. Как В.И. Ленин с браконьерством боролся? НЭП как попытка сохранения дореволюционных традиций и как возврат к истокам. Новые трудности рыболовов новой страны. Почему индустриализация мешала ловить рыбу? Побег от реальности рыбалка эпохи сталинизма. Борьба за рыболова-пролетария. Бурные и трагические годы Первой Мировой войны, а затем и Гражданской не способствовали развитию любительского рыболовства. Общества закрывались, а их члены воевали, эмигрировали или просто старались выжить. Это было время триумфа тех, кто скорее действует, а не созидает, скачет на лошади с винтовкой, а не сидит на берегу с удочкой. Рыбалка как символ ухода от жизненных волнений и тревог слишком сильно контрастировала с лихой и кровавой повседневностью. Революционерам, равно как и их противникам, было не до ловли. Может если только потом, после победы и построения коммунизма. Примерно об этом писал в своих эмигрантских воспоминаниях Гавриил Ильич Мясников, член партии большевиков с 1906 г., организатор убийства младшего брата Николая II Михаила: «Серо, сумерки. Тихо, не шелохнется. Глубокое небо и мерцающие звезды, борющиеся с дневным светом: тоже вопрос мерцают они или это мое ощущение? Соответствует ли что моим зрительным ощущениям вне меня, объективно? Ну, а они все-таки мерцают, а от этого настроение лучше, бодрее, как будто они хотят поговорить со мной. И вспомнил я предложение Гриши Авдеева рыбачить. Рыбачить, не рыбачить, а полежать на свежем воздухе, глаза в звездное небо, слушая шепот и говор вод Камы, это бы дело. Да, но не сейчас. Собственно я ведь это только в детстве испытал, больше мне не приходилось: некогда». Затишье продолжалось недолго, с окончанием войны развитие любительского рыболовства возобновилось. Но мог ли считаться человек с удочкой истинным строителем коммунизма? Да таков был категоричный ответ советских популяризаторов уженья. Пришло время создания не только «нового» советского человека, но и нового советского рыболова-спортсмена. Так, А.Д. Шеманский, глава рыболовного отдела в журнале «Ленинградский охотник и спортсмен», издававшегося Ленинградским губернским промыслово-кооперативным союзом охотников, в первом номере журнала в октябре 1924 г., напомнив о существовавших до революции «буржуазных» рыболовных кружков, писал о необходимости на современном этапе подлинного объединения рыболовов республики. Его коллега по пропаганде рыболовства А.С. Богатырев в статье «Рыболовство как физкультура» исходил из того, что «в здоровом теле здоровый дух» и рыбалка прекрасное увлечение, развивающее и воспитывающее молодых советских граждан. Авторы изданий о рыбалке подчеркивали важность развития этого спорта среди широких народных масс и противопоставляли дореволюционной элитарности. В издании 1927 г., посвященном ушедшему из жизни известному московскому и вятскому спиннингисту И.Н. Комарову, Г. Антонов, автор вступительной статьи, акцентировал внимание на его вкладе в популяризацию рыболовства среди народных масс (что являлось абсолютной правдой) и новых возможностях, которые для этого открыла советская власть. В заключение он обратился к читателям: «Товарищи! Теперь уже легче крепить рыбацкое общение, легче строить из рыбака культурную общественную силу. Не только 30

31 наслаждение в спорте, не только удовлетворение личных интересов и стремлений! Давайте любовно растить и беречь наш рыболовный спорт и его работников, давайте дружно строить в спорте общественность!» Конечно, возможности приобретения рыболовной литературы и качественных иностранных снастей в е гг., в силу экономической нестабильности и растущей закрытости страны от внешнего мира, оказывались более чем скромными. Рыбалка все более «пролетаризировалась». Качество жизни граждан не повысилось, поэтому уженье лишь ради удовольствия было для многих непозволительной роскошью. В одной из немногих книг 1920-х гг., посвященных уженью, ее автор, С.Ф. Муккель, очень показательно озаглавил введение «Рыболовное дело - крестьянское дело». Далее автор подчеркивал роль любительского рыболовства именно для пропитания: «Рыболовством кормится очень большая часть крестьянства»; «Одни занимаются рыболовством как промыслом, другие - для своих личных потребностей, но в обоих случаях рыболовство служит большим подспорьем в крестьянском хозяйстве». Таким образом, препятствия развитию истинно любительского рыболовства были вполне объективными кто будет ловить лишь ради удовольствия, если хочется есть? Некоторые случаи, описанные в литературе, дают прекрасное представление о том, насколько неуместной могла оказываться чисто спортивная ловля в этот период. Обратимся к одному из них. Место действия - Шелин мыс, полуостров на берегу Кубенского озера Вологодской губернии. Рыбак Иван Петрович Бородкин пытается поймать вора, который забирает рыбу из его сетей. И, вот, наконец, он его выследил: "Лодка подплыла к кольям охана [вид рыболовной сети - И.С.], остановилась и ктото начал вынимать сеть. Этот - кто-то - была женщина. Иван Петрович с быстротой, какой от него нельзя было ожидать, вспрыгнул в свой стружок, сильно оттолкнулся и через минуту был рядом с вором. - Эй!... ты!... - кричал он с пеной у рта. Что воровать вздумала? И замахнулся веслом, намереваясь ударить прямо в голову. Но брань невольно замерла у него на губах, руки бессильно опустились, когда он встретился взором с большими голубыми глазами вора. Перед ним в лодке стояла девушка лет двадцати, с темною загоревшею кожей на лице, с волнистыми русыми кудрями, в серой ситцевой юбке, плотно облегавшей ее стройный стан. Несмотря на грубость кожи, на щеках ее пробивался свежий румянец и из полуоткрытых губ выглядывал ряд белых зубов. Бородкин забыл даже про оханы. - Ах, ты черт,- думал он, не спуская глаз с девушки и только через некоторое время заговорил. - Так... это ты... оханы-то... - бормотал он.- За это, ведь, вашего брата-вора... того... по башке да в воду. Девушка испуганно метнула на него глаза и неожиданно разрыдалась. Бородкин окончательно растерялся и забормотал: - Ну вот, вот - не дура-ли? Воровать идешт - не боишься, а тут ревет. Да, чья ты будешь, т.е. как тебя зовут? - Заключил он. - Анютка. Казачихи вдовы с. Улуса. - Да, как же это ты так? Другой чтобы с тобой сделал? Утопил бы! Девушка молчала и продолжала плакать. 31

32 - Мать больна, братишки малы, хлеба корки в доме нет, свои оханы худые - вот и вздумала, - вдруг заговорила Анютка. - Да ты бы, дурья голова, работать шла, али сети вязала, а то, на тебе - во-ро-вать! - Кто даст работу-то? Самим, бабам-то, делать нечего. Бородкин замолчал. Молчала и Анюта. А слезы продолжали выкатываться из ее глаз и бежали по смуглым загорелым щекам. Стояла она боком к Бородкину. Изредка брала кончик платка, подносила его к глазам и молча отирала слезы. Так простояли они минут пять. - Так, говоришь, мать больна и хлеба нет? - Ни корочки. Бородкин задумался. Вдруг он торопливо начал вытягивать охан, другой. Первый оказался пустым, но зато во втором запуталось три крупных леща. Бородкин достал их и быстро бросил в лодку девушки. - Убирайся скорее! - промолвил он. Та стояла неподвижно, не зная верить или нет? - Прости, - прошептала она,- больше не буду. Бородкин сложил охан в лодку и, не смотря на девушку, взялся за весла. Через несколько мунут его струг был далеко от Шелина". Анютка сдержала обещание. Более того, научиласть ловить на удочку лучше других мужчин, принося в дом много рыбы. В финале истории, как водится, они с Иваном Петровичем сыграли свадьбу. Увлечение рыбалкой советской элиты. Как В.И. Ленин с браконьерством боролся. Главным залогом успеха того или иного спорта или увлечения в России зачастую являлась любовь к нему руководителей страны. Так было с охотой, хождением под парусом, теннисом и пр. Сразу скажем, среди лидеров большевистской революции страстных рыбаков не было. Пожалуй, более других к уженью был склонен Лев Троцкий, который ловил и в Подмосковье и даже в Казахстане на реке Или, куда был сослан в 1928 г. после проигрыша Сталину во внутрипартийной борьбе. Продолжал ловить он и в Мексике, своем последнем пристанище. Справедливости ради отметим, что его тяга к рыбалке явно уступала его страсти к охоте. То же самое можно сказать и о В.И. Ленине, который хоть и боролся с пережитками прошлого, но любил охоту так же, как и почти все цари династии Романовых. Как бы то ни было, после революции большевики сочувственно относились к популяризации любительского рыболовства, тем более что в сравнении с охотой оно было куда более демократичной и доступной формой досуга. Большевики даже в период Гражданской войны вполне искренне хотели навести порядок в рыболовстве, которое в условиях тотальной разрухи находилось в катастрофическом состоянии. Наблюдался и рост браконьерства, вызванный как тяжелой ситуацией с продовольствием, так и уверенностью нарушителей в собственной безнаказанности. Установить степень эффективности принимаемых законодательных мер в условиях первых лет советской власти достаточно сложно. Однако об одном ленинском решении нам хорошо известно. Случай, о котором пойдет речь, произошел меньше чем через год после революции. О нем мы узнаем из воспоминаний Павла Дмитриевича Малькова, являвшегося сначала комендантом Смольного, а затем, с переездом 32

33 правительства в Москву, и комендантом Кремля вплоть до лета 1920 г. Владимир Ильич ценил его преданность революции и не сомневался в том, что может ему доверять, но однажды своим поступком Мальков обрушил на себя нешуточный гнев вождя. И случилось это не из-за партийной или революционной борьбы, а из-за одной рыбалки на Москве-реке: «Как-то летом 1918 года решили мы с Демьяном Бедным и Иваном Ивановичем Скворцовым (Степановым) поехать половить рыбу. А как ловили? Греха таить нечего глушили гранатами. Рыбы набрали, конечно, порядочно. Приехали домой, я часть рыбы Владимиру Ильичу понес. Занес и еще ряду товарищей. Надежда Константиновна никак рыбу брать не хотела, но я ее уговорил. Сказал, что рыба не куплена, сам, мол, наловил. А как ловил, ей невдомек. Проходит день, другой. Сидит Демьян Бедный у себя дома, работает. Вдруг телефон. Ильич звонит: Вы что еще там с Мальковым удумали, браконьеры вы эдакие! Да вас обоих в тюрьму за такие штуки посадить следует. Демьян, как известно, за словом в карман не лез. Он попытался было все обратить в шутку: Верно, говорит, Владимир Ильич, не хорошо! Только ведь и вы вроде наш сообщник. Рыбку-то эту глушеную вы же тоже кушали! Вам первому ее Мальков отвез. Ильич разгневался не на шутку: Ваш Мальков обманщик. Он не сказал, каким способом ловил рыбу. И его и вас предупреждаю повторится такая история, буду требовать для вас обоих самого сурового наказания. Приходит ко мне Демьян туча тучей. Видишь, что получилось?! А все Бонч! Ведь это он рассказал Владимиру Ильичу, что Демьян с Мальковым разъезжают по Подмосковью и почем зря глушат рыбу». Так что, как ни относись к Владимиру Ильичу, но скорее всего каждый настоящий рыболов-любитель отреагировал на выходку своих подчиненных не менее строго. Было бы удивительно, если бы среди многочисленных легенд или полуправдивых историй о Ленине не появилось хотя бы одной, связанной с рыболовством. Конечно, советские рыболовы хотели заявить о симпатиях вождя к их увлечению. Это повышало шансы получать признание и поддержку власти. В 1929 г. издательство «Московское товарищество писателей» опубликовало первый выпуск литературно-художественного альманаха «Рыбьи тропы» (к сожалению, ставший и последним) под редакцией писателя Михаила Ивановича Волкова, считавшего лучшим спиннингистом в писательской среде. Среди прочего в нем был опубликован рассказ Н. Рыбакова «Ильич на рыбной ловле». Доказательств того, что это литературная фантазия у нас нет, однако очень уж «сказочно» выглядит Ленин, не упускающий ни одной рыбки и говорящий исключительно правильные поучительные фразы. Судите сами: «Когда уходит из жизни великий человек, становится дорогой каждая мелочь, которая так или иначе касалась его. Дорогими становятся каждая вещь его, каждое слово, сказанное им, каждый поступок его, потому что на всем этом лежит отпечаток этого человека, потому что по 33

34 этим мелочам можно узнать характер и наклонности того человека, который был для нас так дорог. Пишущему эти строки не раз приходилось бывать около имения "Горки", где жил В.И. Ленин, и удить рыбу. Один из крестьян, некто Чувикин, рассказывал мне: - Сижу это я раз на плотине, на речушке Туре, и ужу рыбу. Вдруг подходит сзади Ильич, поздороволся со мной и смотрит. У меня клюнуло. Подсек и вытащил большую рыбу. - Славно! - говорит Ильич и смеется.- Да и там у тебя клюет, - и на другую удочку показывает. - Дай-ка, - говорит, - я выну. - Ну, так что ж, - говорю, - с полным моим удовольствием, Владимир Ильич, валяй! Подсел он мне ко мне на берег, и пошла у нас работа в две руки. Таскает это мой Ильич рыбу за рыбой, червяков насаживает, - приходи смотреть, да и только! Право! - Люблю, - говорит, - я удить рыбу, привык с детства, потому что родился на Волге; вот и теперь меня тянет к реке. Люблю посидеть на лодке в камышах и наблюдать за поплавками. - А ежели не клюет? - говорю. - И сиди, дожидайся. Рыбная ловля, - говорит, - развивает терпение и настойчивость, и это очень важно в жизни, - говорит. - Оно точно что, - говорю я. - Посидеть среди природы в хорошую погоду хорошо, - говорит, - полезно. Сердце работает ровнее, грудь дышит легко и свободно, - славно: лучше, чем курить табак и пить какую-нибудь самогонку! Смотрит на меня и смеется. Обхватил это колено руками, сдвинул кепку свою на затылок, сидит и зорко наблюдает за поплавками. Как только клюнет, так и подтаскивает. Ни одной рыбы не упустил - горазд ловить. Начали собираться около нас ребятишки, я было припугнул их, хотел нарвать им уши, а Ильич говорит: - Ребятишкам уши драть нельзя, - а сам смеется, - я за них заступлюсь. Мы должны заботиться о них, ухаживать за ними. Это, - говорит, - наша будущая опора. Выросши, они станут сильными, крепкими, стойкими борцами за дело революции, за благо всего рабочего класса... И просидел он, братец мой, со мной таким манером до самой темноты. Когда уже совсем стало темно, и рыба перестала клевать, он поднялся на ноги. - Ну, вот что... я теперь натешился, развлекся, будет, - говорит, - кушай рыбу на доброе здоровье, а я теперь пойду домой. Пойдемте, - говорит он мальчишкам, - ребята, со мной! И все ребята гурьбой отправились к Ильичу в гости... 34

35 - Вот до чего прост был! - заключил рассказчик». Похожую историю встречаем и в предисловии к 8 альманаха "Рыболовспортсмен", вышедшего в 1958 г. На этот раз она посвящена периоду в биографии, когда В.И. Ленин скрывался в шалаше на озере Разлив недалеко от Петрограда: «С малых лет хранит человек в себе образ Родины, ее природы, могучих лесов, светлых чистых рек, бескрайних степных просторов. Эти чувства советских людей разделял и великий сын нашей Родины В.И. Ленин. Осталось много свидетельств об его приверженности к русской природе, об охотничьих странствиях Ильича в лесах Подмосковья. Известно, как любил Ленин каждую свободную минуту проводить на лоне природы. Даже когда ищейки Керенского гнались по его следам, Ильич, работая над такой важной для судьбы первого Советского государства книгой, как "Государство и революция", свободное время проводил на рыбной ловле. Сестрорецкий оружейник, которому была доверена жизнь Ильича, скрывавший его на берегу озера Разлив, старый большевик Николай Емельянов вспоминает: - Коля (тринадцатилетний сын Емельянова. - Ред.) был с Ильичем не разлучен. Они приметили, что вечерами, когда мошкара роилась над озером и падала в воду, к берегу подплыла рыба. Ильич предложил вырезать удочки, но я сказал, что быстрее и выгоднее ловить рыбу бреднем. Оказалось, что в молодости Ильич много раз ловил рыбу бреднем. Как я потом понял, он рассчитывал, что в такое трудное время рыба будет подспорьем для нашей семьи. Ведь с продуктами было плоховато, вот он и хотел помочь нам чем мог, к тому же Ильич, по-моему, очень любил рыбную ловлю. Я сделал бредень, Ильич с Колей в тот же вечер протянули тоньки и наловили много плотвы, окуней, судаков. Неизвестно, кто больше радовался улову - Коля или Ильич. Они с таким удовольствием сидели вдвоем и перебирали рыбу, сортировали ее и приговаривали: - Эту для ухи, эту зажарим. Они спорили и горячо обсуждали, какая рыба до каких размеров могла бы вырасти, ежели бы они ее не выловили. Ночи становились прохладнее, и наши рыбаки все реже ходили на рыбную ловлю. Но Коля не унимался. - Владимир Ильич,- просил он,- давайте вечером еще протянем тоньку. - Да ведь вода теперь холодная. Простудишься. А Коля твердил свое: - Владимир Ильич, я разведу костер, а как выйдем из воды, разотремся, переоденемся во все сухое, одежка запасная найдется, быстро согреемся. Рыбы-то сейчас много, так и плещет, даже смотреть обидно. Ильич сдался. Наутро после рыбной ловли, на которую Коля все-таки сманил Ильича, я застал старшего рыбака за таким приятным занятием: он стоял у березки и любовался большой щукой, которая была подвешена на суку. - Рыба-то какая!- сказал Ильич.- А ведь чуть-чуть не ушла от нас. Сегодня к нам приедут товарищи, мы их отлично накормим, угостим ухой. Это было удивительно, как он умел радоваться...» 35

36 Напомним, что ловля бреднем не была запрещена в то время, поэтому обвинять вождя мировой революции в браконьерстве нельзя. Показательно, что авторы хотели подчеркнуть не только рыболовное мастерство, но и его любовь к природе и умение ценить ее красоту. НЭП как попытка сохранения дореволюционных традиций и как возврат к истокам. За что рыболовы-любители должны сказать спасибо Ленину, так это за Новую экономическую политику (НЭП), провозглашенную на X съезде весной 1921 г. Она начала частичный возврат в дореволюционный «буржуазный» мир. Появлялись частные предприятия, магазины, издательства. Вновь появилась, хоть и ограниченно, возможность контактов с Западом. Рыболовы-любители тут же стали пользоваться этим для покупки новых рыболовных снастей и, прежде всего, английских. В харьковском журнале «Охота и рыболовство» уже летом 1921 г. встречаем объявление: Заграничные лёски. Нам прислали от фирмы Army and Navy Cooperative Society (105 Victoria Street, Westminster S.W.I. London) каталог спортивных рыболовных принадлежностей и образцы чудесных шелковых, непромокаемых (waterproof) лёсок типа «Геркулес». Естественно, каждый рыболов хотел себе такую, ведь она куда лучше, чем из конского волоса. Вновь открывались магазины, в которых торговали заграничными снастями и приманками, изготовленными отечественными мастерами. Например, рыболовный отдел был в магазине "Учебные пособия" (бывш. «Сан-Галли») на Невском (после переименования пр. 25 октября) в д. 60. В другом месте Петрограда- Ленинграда, на пр. Володарского (бывш. Литейный) 51 Кооперативный отдел Ленинградского губернского Союза охотников осуществлял продажу рыболовных принадлежностей. Там же располагался Ленинградский союз рыболовного спорта им. Л.П. Сабанеева как секция местного Отдела Союза Охотников СССР. Любопытно, что снасти часто продавались в магазине игрушек. Например, на знаменитом Апраксином рынке Г.Т. Дойников осуществлял продажу и игрушек и рыболовных принадлежностей. Тоже вместе с игрушками продавал рыболовные снасти С.Я. Калинин на ул. Комиссаровской, 51. Ленинградская контора Лодейнопольских мастерских С.-З. Речного Госпароходства на Пушкинской 5 осуществляла продажу поводков и искусственных мушек. В печатных изданиях 1920-х гг. можно было встретить рекламу подписки на "Фишинг Газетт" через магазин "Международная книга" на Володарского 53-а. О возможности выписки каталогов и покупки не только английских снастей, но и литературы, газет писал на страницах «Ленинградского охотника и спортсмена» А.Д. Шеманский. К сожалению, позволить себе это могли далеко не все. С горькой иронией о дороговизне качественной снасти сообщал известный писатель и певец русской природы Е.В. Дубровский ( ), известный под псевдонимом «Лесник». В 1928 г. в достаточно шутливой книге о рыбалке «Рыба и крючок» он упоминал о стоимости английских снастей (до сих пор известных фирм «Allcock» и «Hardy») и возможностях их доставки в СССР по почте и через представительство в Москве. Вывод его неутешителен: «Итак, для выезда на ловлю без всякого запаса, чего в сущности не полагается, необходимо отвалить 158 рублей!» 10 Для сравнения, средняя зарплата рабочего 10 Лесник [Дубровский Е.В.] Рыба и крючок. М., С. 6. Средняя зарплата рабочего составляла от 70 до 100 рублей, милиционера около 50 рублей, агронома 150 рублей. См.: Головин С.А. Имущественная дифференциация доходов населения СССР в е годы XX века // Известия Российского 36

37 составляла от 70 до 100 рублей, милиционера около 50 рублей, агронома 150 рублей. Тут же он предлагает простой донельзя выход из ситуации: «А если денег нет? Тогда... Тогда остается устраиваться попроще, как кому удастся - по заветам старых книг, приняв великолепные альбомы роскошных принадлежностей лишь к руководству при определении номеров крючков и толщины лесок. Особенно смущаться не стоит. Ничего, ловят и форель на червяка! А на Мурмане преисправно таскают лососей. Про остальных же рыб и говорить нечего» 11. Подобная ситуация не только сохранялась, но впоследствии и ухудшилась. Массовое развитие именно спортивного рыболовства сталкивалось с трудностями доставки в страну снастей и ограниченностью контактов с иностранными коллегами. Одним из последствий мировой и гражданской войн было значительное сокращение лова рыбы. Кроме этого, остановили свою работу многие заводы и фабрики, прекратив выброс вредных веществ в водоемы. Как следствие увеличение количества рыбы. Например, украинские ученые в начале 1920-х гг. констатировали увеличения лова сома и судака в Днепре и Днестре. Попадались в сети и рыбы, о которых уже стали забывать. В Днепровско-Бугском лимане увеличилось количество вылавливаемых угрей, а в северо-западной части Черного моря тысячами пудов вновь стали ловить осетра. Даже стерлядь, которая считалась почти вымершей, вновь стала попадаться в Днепре и Днестровском лимане. С началом восстановления экономики и стабилизации жизни проблемы загрязнения вновь дали о себе знать. Восстановление хозяйства и промышленности принесло рыболовам не только возможности развивать свой спорт, но и вернуло к необходимости решения старых, еще дореволюционных проблем загрязнения водоемов и хищнического лова. Совершим путешествие, например, в провинциальную Вологду, никогда не являвшуюся крупным промышленным центром. Главным источником загрязнения воды здесь были фабрики "Печаткино" и "Сокол". Их сточные воды беспрепятственно вытекали в реку Сухону. Как подчеркивали исследователи, это были не просто сточные воды из выгребных ям домашнего хозяйства, для которых и так практически не существовало никаких преград, а отходы целлюлозного производства, одни из наиболее опасных для экологии. Они включали хлор, сернистую и серную кислоты, сероводород, известь, аммиачные соединения и др. Отдельно можно сказать и об органических веществах, которые подвергались тлению при недостатке кислорода и окисляли воду. Рыбаки констатировали, что мальки, выходящие из Кубенского озера в Сухону после постройки "Печаткино" обратно в виде взрослой рыбы не возвращались. Ниже фабрик часто вытаскивали мертвую рыбу. Урон рыболовным богатствам мог наноситься и безалаберностью самих крестьян, не научившихся бережному отношению к природе. Так, в одном из журналов встречаем статью "Старое зло", посвященную гибели рыбы от мочения крестьянами конопли: «Почти отовсюду сообщают о непрекращающемся мочении конопли не только в озерах, но и реках. Во многих местах рыба почти поголовно погибает. Постановление Губисполкома безмятежно прибывает под сукном райисполкомских кабинетов и никому до этого дела нет и "горя мало"». На требования прекратить загрязнение, крестьяне просто отвечали, что мочить им больше негде. В условиях существовавшего режима, стремившегося ограничить общественную инициативу и препятствовавшего свободному развитию общественных организаций, эффективная борьба против загрязнений была практически невозможна. Тем более, что государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки (66). С Лесник [Дубровский Е.В.] Рыба и крючок. М., С

38 государство было кровно заинтересовано именно в развитии промышленности, а не в чистоте водоемов. В 1928 г. началась реализация Первого пятилетнего плана ( ), подразумевавшего ускоренную индустриализацию, то есть строительство большого числа предприятий тяжелой индустрии. Мнения экологов и рыболовов при этом особо не учитывалось. Новые трудности рыболовов новой страны. Почему индустриализация мешала ловить рыбу? Побег от реальности рыбалка эпохи сталинизма. Индустриализация привела к массовой миграции людей в города. Кто-то сознательно хотел стать рабочим и истинным строителем новой промышленно развитой страны, другие бежали от голода и жестокости коллективизации. Масса бывших крестьян стала горожанами, принеся с собой особенности и практики поведения, характерные для деревни. В том числе и особенности досуга. Соответственно, росло число рыбаковгорожан, привыкших к незамысловатым и подчас браконьерским снастям и предпочитавшим природу городской суете. Одновременно многие из них перенимали более сложные и спортивные виды ловли, незнакомые крестьянам. В книге А. Шубина «Тайны рыбацкого счастья», опубликованной в 1928 г., в первый год пятилетки, и рассказывавшей о ловле рыбы на Урале, описывается насколько это увлечение было популярным: «Рыбалкой на Урале увлекаются очень многие. Есть среди таких любителей приверженцы мережного лова, немало охотников побродить, но больше всего - рыбаков удильщиков. С весны до глубокой осени на любом пруду, озере, речке - на лодках, у мельничных плотин, а то и просто на бережку под березкой, сосной можно видеть сосредоточенно сидящих людей, зорко наблюдающих за поплавками или за донной удебной снастью. Ни дождь, ни жар, ни утренние холодные туманы, ни дальность расстояния какой-нибудь речушки или озера от жилья не препятствуют появлению удильщиков среди природы. Особенно оживленно бывает на воде и берегах в праздники: живописные забережники, затканные зелеными узорами, развернувшие луговые, горные, лесные красоты, расцвечиваются весело пылающими кострами, оглашаются рыбацким гомоном. Ранними утрами, сторожко, вкрадчиво ныряя в седые космы тумана или легко, бесшумно скользя по зеркальности воды, еще не простившейся с последним тихим ночным часом, отчаливают лодки, унося удильщиков к приветливо зеленеющим островам или на просторы - на широкие плесы». Время Первой пятилетки важнейшая веха в нашей истории. Она очень противоречива: с одной стороны, советские газеты трубили о подвиге, о построении всеобщего социалистического счастья, о победе над врагами революции, но, с другой, все знают о миллионных жертвах коллективизации, нечеловеческих условиях работы на заводах, голоде и бесправии простого советского человека. Этому периоду посвящена масса произведений. Одно из них малоизвестный роман Глеба Алексеева «Роза ветров». Это попытка писателя реэмигранта оказаться вновь принятым официальной идеологией. Его роман воспевает строительство Бобринского химического комбината на месте усадьбы графа Бобринского. Но, одновременно, писатель не смог закрыть глаза на судьбы простых людей, исковерканных новым бытом, идеологией и моралью. В книге находится место рыбалке, которая вступает символом позитивного постоянства, всепобеждающей и объединяющей силы народа: «На берегах Шата и Любовки ранними утрами и вечерами, особенно если безветренно, десятки рыбаков. Сколько можно выловить на удочку с полусдохшим червем? Но рыбаки рассказывают: 38

39 В 1931 году, когда на мужицких травах легло озеро, рыба всплыла брюхом кверху: полевая трава под водой загнила. В 1932 году было выловлено свыше 32 тысяч кило рыбы. Озера стали серьезным рыбным фактором. С будущего года каждый объект строительства предполагает иметь свою рыбную бригаду. Каждая бригада обязуется выловить за сезон 12 тысяч кило рыбы для своих столовых, а всего свыше 120 тысяч кило, то есть 3 четыре раза больше, чем в этом году. Чтобы не обезрыбить водные пространства примерно в полторы тысячи гектаров, с весны в озера пущены мальки карпов. Двое встретились на перекрестке улиц, у клуба ИТР; один шел с озера, другой к озеру, посмотреть, что на нем делается. Посмотреть на реку совсем особое ощущение, отлично знакомое, например, каждому волгарю. Человеку, который живет у большой воды и долго ее не видит, становится, должно быть, без нее скучно. Я не слышал начала разговора, но по отчаянной жестикуляции понял, что на озере случилось что-то очень важное. Может быть, приперло к тому берегу окуня или взыграла щука. Ну что ж, завтра с утра бюллетеним? Идет! Вон за тот овражек, у Ключевки В такие вот важные дни, когда на озере происходят сверхъестественные события начинает кидаться в берег ополоумевшая щука или по зарослям взыграется чертов окунь, в приемной бобриковской амбулатории можно наблюдать человек десять пятнадцать рабочих, держащихся особой группой. Тут и строители, и монтажники, и бригадиры, и ударники. Они дожидаются врача молча и, хоть сидят рядом, друг на друга не смотрят, будто друг с другом не знакомы. В этой конспирации плохих заговорщиков, в вынужденном молчании среди своих, в глазах, упрямо упертых в угол, есть что-то от старого школьничества. Врач принимает в очередь. Этих больных врач давно уже знает не только в лицо, но и по имени-отчеству. Ну как, Иван Егорович, приболел? обращается он к пожилому рабочемуэксплуатационнику, неловко поднявшемуся с места. глаза. Самое важное в разговоре, какой они сейчас поведут, не смотреть друг другу в А приболел, товарищ доктор... И Иван Егорыч срывающимся голосом начинает расписывать прейскурант болезней, мучавших его прошлой ночью. Иван Егорыч указывает и на голову, и на руки, которые заломило, и на живот, «заболевший насквозь». Болезнь ведь не чертов окунь, если не на голову, авось клюнет на живот. Но доктор даже помогает развертывать каталог лихорадок и «подложечек». Ну, а ноги? взволнованно спрашивает он. Не замечал ли чего с ногами? Может быть, ноют к непогоде? Во-во! радостно соглашается Иван Егорыч. К непогоде так разноются прямо, знаешь, ступить нельзя! «Клюет», очевидно, на ноги. Да-а... задумчиво говорит доктор. Разболелся ты что-то здорово, пятый раз за последние два месяца Ну, что ж! И докторский карандаш начинает скакать по столу, как поплавок. 39

40 Иван Егорыч завороженным глазом следит за игрой докторского карандаша. Знаешь что? внезапно спрашивает доктор. Проклятый поплавок снова застывает в зловещей неподвижности. Болеешь ты и болеешь... Давай мы тебя на пенсию представим, а? Что ты? Что ты? Иван Егорыч в отчаянии машет руками. Зачем же на пенсию, если я еще здоров и работать могу? Ну как же можешь? Вот видишь, и голова, и живот пошаливает насквозь, рукиноги и те отказываются служить... Нет, право! Послужил свое, пора и на пенсию. Какой черт на пенсию! не в шутку огорошенный, возмущается Иван Егорыч. Живот это что! Рыбы поел Да он и не болит уже, живот-то А про руки я тебе не говорил. Руки что ж! Я и теперь трехпудовую штангу через плечо кину. Да нет уж! не сдается доктор. Право, я тебя на пенсию. Больной ты насквозь Это я-то? прищуривается Иван Егорыч. Ну да, ты и есть. Я больной? с возмущением спрашивает Иван Егорыч. Да ты что? Да ты, товарищ доктор, бюрократ! Обязательно бюрократ! Кто же это тебе сказал, что я больной? И голова не болит? А зачем ей болеть? И руки, и ноги? Это у кого-то? Да ты никак надо мной смеешься? Неужели и живот не болит? с восторгом восклицает доктор. Живот это верно... Ну, так как же? Бюллетень-то выписывать? А ну его к черту! машет рукой Иван Егорыч. Докторский карандаш срывается с места сразу, как поплавок под рванувшей щукой. Под словом «здоров» он расскакивается с такой стремительностью, что стреляет в Иван Егорычеву щеку отломившимся графитом. Иван Егорыч ловит графит, как муху, буравя глазами дверь, за которой ждет своей очереди следующий больной. Лини, что ль? участливо спрашивает доктор. Окуня наперло к берегу, объясняет Иван Егорыч, виновато опуская глаза». Поговорка, гласящая, что «если работа мешает рыбалке, то ну ее эту работу» во времена Первой пятилетки явно не работала. Даже досуг рабочего должен был быть связан с достижением целей индустриализации, кропотливым трудом и коллективом. Авторы предисловия к уже упомянутому первому выпуска альманах «Рыбьи тропы», вышедшего благодаря стараниям Михаила Ивановича Волкова, подчеркивали, что ужение рыбы это спорт, не только технике, но и культуре которого надо уделять внимание: "Представление о рыболовах все еще держится на прежней пословице, что на одном конце (удочки) червяк, а на другом дурак. Подобный взгляд на рыбную ловлю происходит не от одних профанов, но и от любителей других охот, - по причине их незнакомства с достижениями рыболовной техники. Надо заметить, что современное ужение усовершенствованными снастями превосходит в некоторых отношениях даже ружейную охоту и совмещает в себе целый ряд упражнений по физкультуре". В условиях 40

41 огромного внимания государства к развитию физической культуры и спорта, призванных воспитывать здоровых и крепких граждан, одной из важнейших целей сборника стало доказательство достоинств и пользы рыбной ловли в значении отдыха и спорта. В изданиях 1930-х гг. невозможно встретить описания проблем загрязнения или тем более критики политики власти в области регулирования ловли. Это могло легко быть расценено как саботаж, попытка срыва пятилетнего плана или антисоветская агитация. Рыболовная литература становится удивительно пресной, ограничиваясь описаниям мест и способов ловли. Но и по ней можно сделать некоторые выводы о жизни советских рыболовов. Например, в 1931 г. товарищество "Московский охотник и рыболов" выпустило в свет книгу В. Нагорного «Технические советы рыболову». Она полностью посвящена самоделкам, без мастерства изготовления которых советский рыболов был едва ли не обречен: "С давних пор многие рыболовы-любители некоторые части рыболовного снаряжения работали сами и изделия их рук часто не только не уступали, но и превосходили качеством выделки фабричную продукцию. В настоящее время, благодаря отчасти дефицитности, а отчасти дороговизне снасти, вопрос самообслуживания перестает быть вопросом забавы и становится порой вопросом необходимости. Опытом своим в этом направлении рыболовы делились друг с другом, кроме того в периодических изданиях, в отдельных книжках, посвященных рыболовному спорту, помещались советы и указания выработки той или иной снасти, полезные рецепты и проч., но такое непосредственное общение не всегда возможно, издания же эти в настоящий момент представляют из себя в большинстве случаев библиографическую редкость. Цель этой книжки возобновить в памяти отчасти эти советы и рецепты, и если толчок, данный книжкой, поведет молодого рыболова по дальнейшему пути самообслуживания и самоусовершенствования, я буду считать, что задача, поставленная передо мною, выполнена". Надо понимать, что за тактичным словом «дефицитность» скрывается страшная нехватка не только удочек и лески, но предметов первой необходимости еды, одежды, лекарств. В условиях, когда в городах люди могли стоять в многочасовых очередях за паршивого качества хлебов, а крестьян могли отправить на 5 лет в лагерь по принятому летом 1932 г. так называемому «Закону о трех колосках» за украденный от голода на колхозном поле кочан капусты или несколько колосьев, было не до спортивной снасти. Да и кто в таких условиях станет кидать кашу или даже жмых в воду для прикорма рыбы? О сложной ситуации со снастями, торможении в развитии техники ловли в 1930-е гг., несмотря на некоторое улучшение ситуации в середине 1930-х гг., мы можем судить по косвенным признакам. Например, в 1936 г. в известном журнале «Крокодил» была опубликована карикатура Л. Генча «Доисторическое». На ней изображены дед, отец и сын, ловящие с лодки рыбу. Внук просит отца: Папа, расскажи о жандармах. А откуда я о них знаю. Спроси дедушку». 41

42 Современный рыболов сразу обратит внимание на примитивность снастей, которыми ловят члены семейства. Это какие-то мотовила с жесткой леской, далекие даже от достаточно грубых бортовых удочек. Хоть о жандармах может помнить лишь старик, но снасти за прошедшие с революции 20 лет так и остались прежними. Экономические трудности компенсировались активными попытками кооперации рыболовов-любителей, что подразумевало обмен не только опытом, но и секретами кустарного изготовления снастей и приманок. Со временем рыболовные кружки и секции появлялись в коллективах физической культуры в различных учреждениях и на предприятиях. В 1930-х гг. появились предпосылки создания общесоюзного объединения рыболовов-спортсменов. Так, в 1937 г. в Москве возникло общество «Рыболовспортсмен». Оно организовывало лекции по рыболовному спорту, строило базы в Подмосковье, вело активную пропагандистскую работу. Эти начинания приостановила Великая Отечественная война. Практически сразу после ее окончания начали создаваться региональные и межрегиональные общественные организации, в частности, «Ленинградское общество охотников и рыболовов». В 1958 г. пара десятков организаций объединились в ассоциацию общественных объединений охотников и рыболовов Росохотрыболовсоюз, существующую и в наши дни. 42

43 Глава 2. Главные популяризаторы рыбалки в России 2.1. С.Т. Аксаков «русский Исаак Уолтон» Работа С.Т. Аксакова «Записки об ужении рыбы» - первая отечественная книга, посвященная любительскому рыболовству. Роль С.Т. Аксакова в популяризации рыбалки и рыболовной культуры. Аксаковский рыболовный примитивизм против вызовов времени. Известнейшим рыболовом в истории России, бесспорно, является великий русский писатель С.Т. Аксаков. Именно благодаря нему у уженья рыбы появилось так много поклонников. Все слышали и многие читали его бессмертные «Записки об уженье», впервые опубликованные в 1847 г. и с тех пор переизданные множество раз. Увлечение рыбалкой началось у Аксакова с раннего детства, что он великолепно описал в автобиографическом произведении «Детские годы Багрова-внука», где является прототипом Сергея Багрова. Первые рыбалки мальчика были на реках Башкирии и Симбирской губернии. В Уфе у Аксаковых был дом, а на берегах реки Большой Бугуруслан село Аксаково, основанное около 1677 г. предком писателя Алексеем Аксаковым. Интерес мальчика к рыбалке поддержал отец, также прекрасный рыболов, но осудила мать, не любившая запах рыбы и боявшаяся за здоровье и безопасность сынишки. Первая рыбалка Сережи состоялась на реке Дёме в время поездки из Уфы в Аксаково. Это классическая тихая и красивая неширокая река, одна из тысяч протекающих по России. Каждый рыболов знает, что никакой силой нельзя заставить себя отказаться от соблазна половить в таком месте. Такое же желание было и у Сережи, еще ни разу не державшего удочки в руках: «День был очень жаркий, и мы, отъехав верст пятнадцать, остановились покормить лошадей собственно для того, чтоб мать моя не слишком утомилась от перевоза через реку и переезда. Эта первая кормежка случилась не в поле, а в какой-то русской деревушке, которую я очень мало помню; но зато отец обещал мне на другой день кормежку на реке Дёме, где хотел показать мне какую-то рыбную ловлю, о которой я знал только по его же рассказам. Во время отдыха в поднавесе крестьянского двора отец мой занимался приготовлением удочек для меня и для себя. Это опять было для меня новое удовольствие. Выдернули волос из лошадиных хвостов и принялись сучить лесы; я сам держал связанные волоса, а отец вил из них тоненькую ниточку, называемую лесою. Нам помогал Ефрем Евсеев, очень добрый и любивший меня слуга. Он не вил, а сучил как-то на своей коленке толстые лесы для крупной рыбы; грузила и крючки, припасенные заранее, были прикреплены и навязаны, и все эти принадлежности, узнанные мною в первый раз, были намотаны на палочки, завернуты в бумажки и положены для сохранения в мой ящик. С каким вниманием и любопытством смотрел я на эти новые для меня предметы, как скоро понимал их назначение и как легко и твердо выучивал их названия!» Увидав всплески рыб Сережа, как любой истинный рыбак ощутил необыкновенное волнение: «Но вот мы наконец на берегу Дёмы, у самого перевоза; карета своротила в сторону, остановилась под тенью исполинского осокоря, дверцы отворились, и первый выскочил я - и так проворно, что забыл свои удочки в ящике. Отец, улыбнувшись, напомнил мне о том и на мои просьбы идти поскорее удить сказал мне, чтоб я не торопился и подождал, покуда он всё уладит около моей матери и распорядится кормом лошадей. "А ты погуляй покуда с Ефремом, посмотри на перевоз да червячков приготовьте". Я схватил Ефрема за руку, и мы пошли на перевоз. Величавая, полноводная Дёма, не широкая, не слишком быстрая, с какою-то необыкновенною красотою, тихо и плавно, наравне с берегами, расстилалась передо мной. Мелкая и крупная рыба металась 43

44 беспрестанно. Сердце так и стучало у меня в груди, и я вздрагивал при каждом всплеске воды, когда щука или жерех выскакивали на поверхность, гоняясь за мелкой рыбкой». За повседневными делами, до которых маленькому нет никакого дела, но которые отнимают так много времени у взрослых, ловля все откладывалась, отчего будущий писатель впадал в необыкновенную грусть. Его живая и ищущая натура скорее хотела этого своеобразного обряда рыболовной инициации поимки первой рыбы: «Как только мы напились чаю, я стал просить отца, чтобы он показал мне уженье. Наконец мы пошли, и Евсеич с нами. Он уже вырубил несколько вязовых удилищ, наплавки сделали из толстого зеленого камыша, лесы привязали и стали удить с плоту, поверя словам башкирцев, что тут "ай-ай, больно хорошо берет рыба". Евсеич приготовил мне самое легонькое удилище и навязал тонкую лесу с маленьким крючком; он насадил крошечный кусочек мятого хлеба, закинул удочку и дал мне удилище в правую руку, а за левую крепко держал меня отец: ту же минуту наплавок привстал и погрузился в воду, Евсеич закричал: "Тащи, тащи...", и я с большим трудом вытащил порядочную плотичку. Я весь дрожал как в лихорадке и совершенно не помнил себя от радости. Я схватил свою добычу обеими руками и побежал показать ее матери: Евсеич провожал меня. Мать не хотела верить, чтоб я мог сам поймать рыбу, но, задыхаясь и заикаясь от горячности, я уверял ее, ссылаясь на Евсеича, что точно я вытащил сам эту прекрасную рыбку. Евсеич подтвердил мои слова. Мать не имела расположения к уженью, даже не любила его, и мне было очень больно, что она холодно приняла мою радость; а к большему горю, мать, увидя меня в таком волнении, сказала, что это мне вредно, и прибавила, что не пустит, покуда я не успокоюсь [у Аксакова случались припадки и было подозрение на эпилепсию И.С.]. Она посадила меня подле себя и послала Евсеича сказать моему отцу, что пришлет Сережу, когда он отдохнет и придет в себя. Это был для меня неожиданный удар; слезы так и брызнули из моих глаз, но мать имела твердость не пустить меня, покуда я не успокоился совершенно. Немного погодя отец сам пришел за мной. Мать была недовольна. Она сказала, что, отпуская меня, и не воображала, что я сам стану удить. Но отец уговорил мать позволить мне на этот раз поймать еще несколько рыбок, и мать, хотя не скоро, согласилась. Как я благодарил моего отца! Я не знаю, что бы сделалось со мной, если б меня не пустили. Мне кажется, я бы непременно захворал с горя». Это была страсть, любовь к которой он пронесет через всю жизнь: «Уженье просто свело меня с ума! Я ни о чем другом не мог ни думать, ни говорить, так что мать сердилась и сказала, что не будет меня пускать, потому что я от такого волнения могу захворать; но отец уверял ее, что это случилось только в первый раз и что горячность моя пройдет; я же был уверен, что никогда не пройдет, и слушал с замирающим сердцем, как решается моя участь. Удочка, дрожащий и ныряющий наплавок, согнутое от тяжести удилище, рыба, трепещущая на лесе, - приводили меня при одном воспоминании в восторг, в самозабвение». Наверное, таким и должен быть путь настоящего рыболова не забава, на которую отправляешься с расчетом, как на работу, а именно страсть, порыв. Сколько бы лет ни было рыбаку, он всегда должен сохранять в себе хоть капельку того ребенка, для которого тонущий поплавок не результат прикормки, выбора места и правильно подобранной насадки, а чудо, делающее его счастливым и позволяющее забыть обо всем вокруг. Несмотря на тревоги и протесты заботливой матери, ничто не могло теперь отвратить Сережу от желания вновь отправиться на реку или озеро. Даже странная надпись в тетушкином «Соннике», утверждавшем что ловить рыбу во сне предвещает несчастье, не смогло напугать юного рыболова. Вскоре он, подобно своему отцу и слуге Евсеичу, стал ловить и крупных рыбин: «Несмотря на страшный характер моей болезни, ни ученье мое, ни деревенские удовольствия не прекращались во все время ее продолжения; только и тем и другим, когда припадки ожесточались, я занимался умереннее и мать следила за мной с большим вниманием и не отпускала от себя надолго и далеко. Каждый день поутру, покуда не так 44

45 было жарко, отправлялся я с Евсеичем удить. Самое лучшее уженье находилось у нас в саду, почти под окнами, потому что пониже Аксакова, в мордовской деревне Кивацкое, была мельница и огромный пруд, так что подпруда воды доходила почти до сада; тут Бугуруслан мог назваться верховьем Кивацкого пруда, а всем охотникам известно, что для уженья рыбы это очень выгодно. Впервые познакомился я тогда с высшим наслаждением рыбака, с уженьем крупной рыбы: до тех пор я лавливал только плотву, окуней и пескарей; конечно, две первые породы достигают также значительной величины, но мне как-то очень крупная не попадалась, а если и попадалась, то я не мог ее вытащить, потому что удил на тонкие лесы и маленькие крючки. Евсеич свил мне две лесы, волос в двадцать каждую, навязал толстые крючки, привязал лесы к крепким удилищам и, взяв еще свою удочку, повел меня в сад на свое секретное место, которое он называл "золотым местечком". Насадив на крючок кусок умятого черного хлеба величиною с большой русский орех, он закинул мою удочку на дно под самый куст, а свою пустил у берега возле травки и камыша. Я сидел смирно и не смел смигнуть с моего наплавка, который тихо похаживал взад и вперед оттого, что тут вода завертывала под берег. В непродолжительном времени Евсеич вдруг вскочил и, закричав: "Вот он, батюшка!" -- начал возиться с большой рыбой, обеими руками держа удилище. Евсеич не имел понятия об уменье удить и потащил изо всей силы, как говорится, через плечо на вынос; рыба, вероятно, запуталась за траву или за камыш, удилище было просто палка, и леса порвалась: так мы и не видали, какая это была рыба. Евсеич пришел в большой азарт; я также почти дрожал, глядя на него. Евсеич клялся и уверял, что это была такая большая рыбища какой он сроду не уживал; но, вероятно, обыкновенный язь или головль запутался за траву и оттого показался ему так тяжел. Развив другую мою удочку, дядька мой закинул ее поскорее на то же самое место, где взяла у него рыба, и, сказав: "Видно, я маленько погорячился, теперь стану тащить потише", -- сел на траву дожидаться новой добычи, но напрасно. Тогда пришла моя очередь, и судьба захотела меня потешить: наплавок мой стал понемногу привставать и опять ложиться, потом встал окончательно и исчез под водою; я подсек, и огромная рыба начала тяжело ходить, как будто упираясь в воде. Евсеич поспешил мне на помощь и ухватился за мое удилище; но я, помня его недавние слова, беспрестанно повторял, чтоб он тащил потише; наконец, благодаря новой крепкой лесе и не очень гнуткому удилищу, которого я не выпускал из рук, выволокли мы на берег кое-как общими силами самого крупного язя, на которого Евсеич упал всем телом, восклицая: "Вот он, соколик! теперь не уйдет!" Я дрожал от радости, как в лихорадке, что, впрочем, и потом случалось со мной, когда я выуживал большую рыбу; долго я не мог успокоиться, беспрестанно бегал посмотреть на язя, который лежал в траве на берегу, в безопасном месте. Удочку закинули опять, но рыба больше не брала. Через полчаса мы пошли домой, потому что я был отпущен на короткое время. Это первое удачное начало сделало меня окончательно горячим рыбаком. Язя надели на прутик, и я принес его к отцу, который и сам иногда любил удить. Тогда еще не было у нас обыкновения взвешивать крупную рыбу, но мне кажется, что я и после никогда не выуживал язя такой величины и что в нем было по крайней мере семь фунтов». Позднее Аксаков стал отдавать предпочтение охоте: «Отец брал меня иногда на охоту с ружьем, на которую, впрочем, он езжал очень редко. Я сильно ей сочувствовал, и такие поездки были для меня праздниками, хотя участие мое в охоте ограничивалось тогда исправлением должности легавой собаки, то есть я бегал за убитой птицей и подавал ее отцу. Ружья мне и в руки не давали. Года через три, однако, во время летней вакации, о чем я расскажу в своем месте, первый ружейный выстрел решил мою судьбу: все другие охоты, даже удочка, потеряли в глазах моих свою прелесть, и я сделался страстным ружейным охотником на всю жизнь». К уженью он вернулся на склоне лет, а заодно решил с ним познакомить русского читателя. 45

46 Задача его «Записок» не только поделиться опытом, но, что намного важнее, передать любовь к этому виду отдыха. Для него ловля рыбы способ познать природу, погрузиться в ее красоту, и он ревностно защищает ее от многочисленных скептиков. Несложно провести параллели между С.Т. Аксаковым с И. Уолтоном, открывшим всю прелесть и красоту ужения удочкой для англичан в XVII в. «Русским Исааком Уолтоном», насколько нам известно, писателя впервые назвал А.Д. Шеманский в своей статье в главном английском рыболовном издании «Fishing gazette». Про англичанина (который про него так написал) Уолтон также писал о красоте и благородстве рыбной ловли, несправедливо презираемой поклонниками охоты. Любовь к увлечению чувствуется в каждой странице книги, являющейся скорее не руководством по ужению, а «шедевром пасторальной прозы» 12. Похожие оценки встретили «Записки» С.Т. Аксакова среди его известных современников Н.В. Гоголя, А.Н. Майкова, В.Г. Белинского, И.С. Тургенева и др., увидевших в них, в первую очередь, неповторимую художественную красоту. Именно Гоголь советовал, а потом настоял на том, чтобы Аксаков написал свои воспоминания. Вообще, считается, что Гоголь оказал сильнейшее влияние на писателя. Искренней симпатии друг к другу пропитана их переписка, в которой находится место и ловле рыбы. Например, в письме 1842 г. Гоголь, сам уже живший в Италии, помимо традиционных вопросов о здоровье просит написать и о рыболовных достижениях: «Здоровы ли вы, Сергей Тимофеевич, и что делаете со всеми вашими? Напишите мне об этом две-три строчки: это мне нужно. Вы, верно, знаете и чувствуете, что я об вас думаю часто. Из Москвы никто не догадался написать мне в Гастейн, и я слышу чрез то какую-то пустоту, которая мне несколько мешает вдыхать в себя полную жизнь. < > Напишите мне все: как вы проводите время, хороша ли дача, хороша ли рыбная ловля, веселятся ли как следует ваши дети?». В своих письмах к Гоголю Аксаков был очень искренен. Не удивительно, что в одном из них, от 22 ноября 1845 г. он делится своими представлениями о будущих «Записках об уженье». Это был тяжелый период старости болезнь глаз приносила страдания и мешала жить и работать. Сам он практически не писал, а диктовал: «Лучше расскажу вам о нашем житье-бытье. От утреннего чая до завтрака и потом до позднего обеда все мы заняты своими делами: играют, рисуют, читают; Константин что-нибудь пишет, а я диктую. Я затеял писать книжку об уженье не только в техническом отношении, но в отношении к природе вообще; страстный рыбак у меня так же страстно любит и красоты природы; одним словом, я полюбил свою работу и надеюсь, что эта книжка не только будет приятна охотнику удить, но и всякому, чье сердце открыто впечатлениям раннего утра, позднего вечера, роскошного полдня и пр. Тут займет свою часть чудесная природа Оренбургского края, какою я зазнал ее назад тому сорок пять лет. Это занятие оживило и освежило меня. После обеда мы уже не расходимся по своим углам, а сидим вместе; весь вечер продолжается уж общее чтение». Эти планы блестяще реализовались уже через два года. В первом издании «Записок» Аксаков, как и планировал, рассказал о технике уженья и описание природы Оренбургского края. Во второе издание книги была добавлена новая глава «О рыбах вообще». Третье издание пополнилось статьей зоолога, профессора Московского университета, Карла Францевича Рулье, пояснившего причины хода рыбы в верховья рек во время нереста. При всей красоте описаний ловли, справедливость требует сказать, что в качестве практического руководства советы Аксакова дают не так уж и много. Техника ловли раскрыта недостаточно, а описания ужения различных видов рыб полны художественно оформленных личных впечатлений и дополняются описаниями вкусовых достоинств приготовленных трофеев. Например, значительную часть статьи о голавле занимает 12 Trench C.C. A history of angling. Norwich, P

47 описание случая, когда автор упустил большую рыбу, от чего пришел в расстройство: «Я потерял такую драгоценную для охотника, особенно в такое раннее весеннее время, добычу, что буквально был в отчаянии, да и до сих пор не могу вспомнить этой потери равнодушно, хотя впоследствии утешил себя тем, что написал идиллию "Рыбачье горе"...». Последователи С.Т. Аксакова в популяризации ловли также акцентировали внимание на том, что «Записки» скорее художественное произведение, нежели практическое руководство по рыбной ловле. Это ни в коем случае не означало отрицания ключевой роли писателя в развитии любительского рыболовства, но делало актуальным вопрос о создании новых, более практичных пособий по уженью. Так, Н.И. Либерих в предисловии к своей частично опубликованной книги об уженье, оценивал вклад Аксакова чрезвычайно высоко, но оставил место и для критики: «Единственное описание ужения, имеющееся у нас, на руках - записки Аксакова. Сочинение это в полном смысле превосходно, как в литературном, так и в практическом его достоинствах. < > «и я не дерзнул бы взяться за перо, если бы записки г-на Аксакова заключали в себе более разнообразные способы ловли. К несчастью г-ну Аксакову не были известны самые интересные стороны уженья, как то: в накидку, - на живых насекомых и в особенности на фальшивые мушки и рыбки, требующие совершенно других приемов и особой ловкости, - доставляющих рыболову несравненно больше удовольствия и разнообразия, чем ловля на поплавок, почти исключительно описанная г-ном Аксаковым. Автор тоже мало был знаком с ловлею семейства лососевых рыб, занимающих по увлекательности и разнообразию их ловли, по бойкости нрава и величине бесспорно самое почетное место в ужении рыб». Чуть менее сдержанным в своей критике практической ценности «Записок» был один из главных сторонников использования современных снастей и способов уженья П.Г. Черкасов. Будучи ребенком, он подобно Аксакову увлекся рыбалкой в семейном поместье. Хороших учителей вокруг не было, и его дядя, Владимир Матвеевич Дектерев, сочувствуя увлечению племянника, познакомил его с «Записками об уженье рыбы» С.Т. Аксакова: "... заметив во мне серьезную любовь не только к уженью, но и к природе, он посоветовал мне познакомиться мне с "Записками об уженьи рыбы" С.Т.Аксакова. Это был первый "толчок" в сторону более серьезного изучения мною своей любимой охоты. К сожалению, должен сознаться, что я слишком слепо поверил Сергею Тимофеевичу относительно того, что иностранные сочинения по уженью - для нас не имеют практического значения. Вследствие этого я не дал себе труда хотя бы сделать попытку познакомиться с иностранной литературой, которая мне и в то время была вполне доступна по знанию французского, английского и немецкого языков. Так я и продолжал удить "по старине", совершенствуясь в технике весьма медленно; если и накопил за эти годы какой-либо запас знаний, то лишь в области наблюдений над жизнью рыб, водившихся в Десне". Не лишним будет напомнить, что во времена Аксакова даже рыболовы-любители терпимо относились ко многим видам лова, которые позже были признаны браконьерскими и запрещены. Например, в «Семейной хронике» Аксаков восхищается по сути хищнической ловлей осетровых, практиковавшейся казаками на реке Урал: «Как живописны и разнообразны, каждая в своем роде, лесная, степная и гористая твоя полоса, особенно последняя, по скату Уральского хребта, всеми металлами богатая, золотоносная полоса! Какое пространство от границ Вятской и Пермской губернии, где по зимам не в редкость замерзание ртути, до Гурьева городка на границе Астраханской губернии, где растет мелкий виноград на открытом воздухе, чихирем которого прохлаждаются в летние жары, греются зимою и торгуют уральские казаки! Что за чудесное рыболовство по Уралу! Единственное и по вкусу добываемой красной рыбы [красной рыбой называли вовсе не лососевых из-за цвета мяса, а осетровых из-за их ценности И.С.] и по своему 47

48 исполнению. Багреньем называется это рыболовство, и ждет оно горячей и верной кисти, чтоб возбудить общее внимание...». Впоследствии, уже в 1870-е гг., борцы с хищническим ловом писали о том, что подобный бесконтрольный и варварский лов осетровых приводит к катастрафическому снижению рыбных запасов. Вот, например, какой текст встречаем о рыболовстве в реке Урал в одном из номеров журнала «Природа и охота» за 1879 г.: "На Урале давно стоят воза, нагруженные и нагружаемые камышом, сеном, овсом и рыболовными припасами и сетями, которые, по величине ячеи (глаза), делятся на аханы, полуаханы и сети. Первые ловят исключительно белугу и вообще самую крупную рыбу; вторые среднюю: осетра, шипа и самую крупную севрюгу, и, наконец, третьи - более мелкую севрюгу, белужатник и чалбыш. Белужатник и чалбыш - это отроки белужей и осетровой породы, напрасно и варварски истребляемые во цвете лет, даже в расцвете лет. К сожалению, молодой белужки и юного осетра истребляется иногда такое баснословно огромное количество, что можно дивиться, как еще рыба эта размножается. Впрочем, термин размножается употреблен здесь только фигурально и относится к акту размножения или, лучше сказать, выживания. Что же касается увеличения количества, умножения рыбы, то его не существует давным давно, и рыбное богатство России быстрыми шагами идет к уничтожению пород не естественным путем вымирания, а путем истребления, хищничеством, допускаемым нашим слепым народным хозяйством». Таким образом, уже спустя лет после выхода в свет «Записки об уженье» стали прекрасной идиллией, гимну красоте русской природы и уженью как одному из самых верных способов достичь гармонии с ней. Дальнейшее развитие любительского рыболовства требовало новых книг и ответа на новые вызовы времени. Тем не менее за Аксаковым навсегда останется титул первооткрывателя уженья тысячам жителей нашей страны. 48

49 2.2. Л.П. Сабанеев и его книга «Рыбы России. Жизнь и ловля (уженье) наших пресноводных рыб» Страницы биографии Л.П. Сабанеева. Анализ его работ в области любительского рыболовства. Его работа «Рыбы России. Жизнь и ловля (уженье) наших пресноводных рыб» как настольная книга нескольких поколений рыболовов. Л.П. Сабанеев как издатель и редактор журнала «Природа и охота». Роль Л.П. Сабанеева в развитии любительского рыболовства в России. Личность Леонида Павловича Сабанеева и его вклад в развитие любительского рыболовства должна быть хорошо известны каждому рыболову нашей страны. В свое время вышли прекрасные очерки его жизни и деятельности Эрлена Петровича Кияна и Владимира Даниловича Пельта. Особенно информативной является статья Олега Алексеевича Егорова «Корифей русской охотничьей культуры». Найти данные материалы в настоящее время не составит особого труда. В связи с этим мы считаем возможным лишь ограничиться перечислением основных фактов и кратким анализом значения Леонида Павловича для процветания любительского рыболовства. Более того, с нашей стороны было бы верхом наглости претендовать на пересказ его труда «Рыбы России», с которым каждый уважающий себя рыболов наверняка уже ознакомился и сформировал о нем свое собственное мнение. Леонид Павлович Сабанеев родился 10 декабря 1844 г. в Ярославле в древней дворянской семье. Согласно семейной легенде его предки упоминаются аж в источниках XV в., когда его дальний предок, происходивший от татарского рода, поселился в Касимове и присягнул Василию II. Во времена Ивана III предки Сабанеева получили от великого князя земли на территории современной Ярославской области, которые впоследствии переходили от поколения к поколению. Детство Л.П. Сабанеев провел здесь же, в семейном имении Заветное (село Высокое, в 10 верстах от Ярославля). Именно здесь, в окружении классического русского пейзажа, он научился любить и ценить природу, собирал коллекции насекомых и растений. Несмотря на знатное происхождение, отец Леонида, Павел Николаевич, не занимал высоких постов, работая в Главном управлении Путей сообщения и публичных зданий. Свой выбор он сделал сознательно, предпочитая карьерному росту спокойную жизнь в имении, где можно было охотиться и ловить рыбу. Мы должны только поблагодарить его за подобное отсутствие амбиций юный Леня отчасти благодаря ему пристрастился к тому, чему посвятит всю свою дальнейшую жизнь. Отец умер в 1860 г., когда Леониду было лишь 16 лет. Спустя восемь лет умерла мать. Сложная финансовая ситуация еще более ухудшилась. Леонид начал обучение сначала в Ярославском, а затем 2-м Кадетском корпусе в Санкт-Петербурге. Выбор военного учебного заведения, судя по всему, объяснялся отчасти желанием отца, отчасти тем, что обучение в кадетских корпусах велось за счет казны. Учитывая, что в семье было 6 сыновей, причина являлась весьма вероятной. Леонид Павлович не желал делать карьеру военного, его привлекало будущее ученого. Он поступил в Ярославский Демидовский лицей, первое высшее учебное заведение города, лишь на ступеньку уступавшее по статусу центральным университетам. Здесь он начал профессионально заниматься зоологией, принял участие в учреждении Общества для исследования Ярославской губернии в естественноисторическом отношении. Окончив лицей, с 1866 по 1870 г. Леонид Павлович обучался на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета. Стоит 49

50 отметить, что в этот период среди юношества именно естественнонаучное образование пользовалось особенной популярностью. Как раз к концу 1860-х гг. Иван Михайлович Сеченов, являвшийся чуть ли не кумиром русской молодежи, окончательно сформировал свою физиологическую школу. Именно с его именем связано совершенно новое отношение к познанию природы, жизни на земле, начавшей открывать свои тайны. При этом, как мы прекрасно знаем хотя бы по Базарову из «Отцов и детей», естественные науки прочно ассоциировались с оппозиционностью к консервативной государственной идеологии. Леонид Павлович был далек от революционных идей, поэтому, как пишет в своих воспоминаниях его сын, композитор Леонид Леонидович, отказался от продолжения карьеры ученого. Справедливости радо стоит сказать, что некоторые исследователи, в первую очередь советские, объясняли отказ Сабанеева от типично кабинетной жизни ученого (а здесь уже можно вспомнить «Скучную историю» А.П. Чехова) стремлением к популяризации знаний в обществе, к просветительской деятельности. Первые научные статьи Сабанеев написал еще во времена учебы в Демидовском лицее в 1866 г. Это были указатели книг и статей охотничьего и зоологического содержания. Здесь же он указал на желательность открытия естественнонаучного музея в родном городе. Также он поднял вопрос о необходимости общества по изучению Ярославской губернии, что, по его мнению, должно привести к экономическому развитию края. Таким образом, он с самого начала заявил о себе не только как об ученом, но и пропагандисте научных знаний. Еще во время учебы в Московском университете Сабанеев был избран членом Императорского Московского общества испытателей природы. По заданию Общества в 1868 г. состоялась его первая большая экспедиция вместе с братом он отправился изучать фауну Урала. Подобных путешествий по необъятным просторам России он совершит еще множество. Впоследствии своими впечатлениями и опытом он щедро поделится с читателями его трудов по любительскому рыболовству, тем более что целью ряда экспедиций было изучение охотничьих и рыболовных промыслов. В начале 1870-х гг., когда научная карьера казалась неизбежной (тем более, что успехи молодого ученого признавались коллегами), он начинает заниматься издательским делом. Вместе с профессором Московского университета С.А. Усовым Сабанеев начинает издавать на собственные средства естественнонаучные сборники «Природа» [подробнее о периодике, где публиковались материалы по рыболовству, будет рассказано в соответствующей главе И.С.]. На страницах издания, с 1874 г. выходившего 4 раза в год, публиковались статьи по зоологии, географии, астрономии, минералогии, этнографии. В 1874 г. недавно основанное Императорское общество размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты стало издавать «Журнал охоты» («Журнал Императорского общества охоты»), на должность редактора которого был приглашен Сабанеев. К этому времени он уже являлся секретарем Императорского Московского общества испытателей природы. С помощью журнала и Общества охоты он провел перепись охоты по всей территории Империи, разработав программу, анкету с перечнем вопросов и указания. Они были разосланы губернаторам и губернским статистическим комитетам, в результате чего удалось составить достаточно полную картину охоты в стране. В некоторых губерниях с тех пор сведения начали собирать систематически. В журнале публиковались многие работы Сабанеева, посвященные охоте. По сути ему принадлежит заслуга в появлении и развитии в России охотоведения как серьезной науки. Многие из тех вопросов, которые он поднимал в своих исследованиях, впоследствии стали предметом рассмотрения созданного в 1911 г. государственного охотничьего ведомства. Для рыболовов журнал интересен тем, что в нем хоть и редко, но регулярно 50

51 публиковались статьи по их любимому увлечению, например «Ловля налимов» В. Шамова или «Рыба и ее ловля в Епифанском уезде» Савельева. Большое внимание редакция журнала обращала на появление и деятельность пока еще единичных в России рыболовных кружков. Несмотря на интерес ценителей к журналу, он оказался убыточным. К сожалению, это вполне типичная судьба дореволюционных изданий. Для Сабанеева его сохранение являлось делом чести, поэтому он выкупил журнал у Общества правильной охоты и объединил со сборником «Природа». В результате на свет появился журнал «Природа и охота», оставшись печатным органом Общества размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты. Издание журнала на некоторое время было перенесено из Москвы в Петербург, видимо в расчете на августейшее покровительство, однако потом возвращено обратно, ведь именно Москва была центром охотничьей жизни. Он издавался до 1912 г. и пользовался заслуженным вниманием со стороны читающей рыболовной публики. Сабанееву как редактору удалось собрать все лучшее, что выходило из-под пера теоретиков и популяризаторов уженья рыбы. Всего до смерти писателя в немы было опубликовано, по подсчетам самого Сабанеева, более 260-ти статей по тематике любительского рыболовства. Разумеется, значительно больше внимания уделялось охоте, хотя с годами наблюдалась тенденция увеличения числа статей в сторону рыболовства. В журнале можно было встретить и художественные произведения, связанные с охотой и рыболовством, этнографические обзоры, новости науки, информацию о последних мировых изобретениях, выставках, правительственные распоряжения, касающиеся охоты. В 1880-х гг. Сабанееву приходит в голову новая идея. С 1888 г. стала выходить «Охотничья газета», которая намного быстрее ежемесячного журнала была способна откликаться на запросы охотников и рыболовов. Более того, был ряд материалов, мелких заметок, накопившихся в редакции, не подходивших под формат журнала. Именно для нее Сабанеев написал свои «Заметки московского рыболова» (1889 г.). Энергия и энтузиазм Сабанеева привели к реализации еще одного проекта изданию еженедельника «Домострой. Журнал для всех горожан, дачников и сельских жителей», начавший выходить в 1892 г. Задача издания заключалась в том, чтобы давать нужные знания максимально широкому кругу читателей по всем отделам прикладных наук, учить искусству устраивать и беречь свой дом и свою землю. Домашние заготовки, кулинария, способы выращивания различных растений, народные приметы все это и многое другое, так хорошо современному читателю по газетам, издающимся в наши дни, было доступно ознакомившимся с «Домостроем». Были здесь и советы рыболовам «Летнее уженье голавлей», «Уженье карасей» и др. Были использованы и интересные ходы, должные привлечь большее число подписчиков. В частности, вместе с журналом им отправлялись пакетики с семенами, образцы материй, а то и стальных перьев для письма. К сожалению, опять же за недостатком средств, в конце 1894 г. вышел последний номер. Стремление делать как можно больше, работать и добиваться нужного результата не могло не подорвать здоровье Сабанеева. К моменту своей кончины он был членом аж четырнадцати обществ, в деятельности каждого из которых принимал посильное участие. Среди них можно назвать Русское географическое общество, Петербургское общество естествоиспытателей, Общество любителей птицеводства, Императорского общества испытателей природы и др. Он являлся одним из основателей Общества любителей рыболовства и учредителей Русского охотничьего клуба. После Сабанеева осталось не только литературное наследие. Его обширные коллекции птиц и зверей были переданы в Ярославский краеведческий музей, Екатеринбургский музей, музей Московского университета. Ихтиологическая коллекция 51

52 перешла в Московский политехнический музей Императорскому обществу акклиматизации животных и растений. Нельзя не сказать и об активной работе Сабанеева по организации специализированных выставок. Первые выставки Императорского общества птицеводства, прошедшие в Петербурге и Москве были устроены именно им. То же можно сказать и о двух первых выставках рыболовства в Москве, где нашлось скромное место и любительским снастям. Сабанеев был одним из ведущих экспертов по охотничьим собакам, и неизменно избирался экспертом на выставках собак. Сильным ударом для Сабанеева стали проблемы с изданием «Природы и охоты». Долг издания достиг 30 тысяч рублей. Имущество Сабанеева было описано кредиторами. Спасла писателя продажа своей богатейшей библиотеке другу (и тоже страстному рыболову) графу С.Д. Шереметеву. В 1896 г. не вышло шесть номеров. Подписчикам сообщалось, что за 1897 г. они могут заплатить лишь 7,5 руб. (годовая подписка стоила 15 руб.), но при этом предлагалось всем сочувствующим изданию оплатить полную подписку. На подобную просьбу о помощи откликнулись многие. Достаточно сказать, что среди читателей журнала было несколько великих князей, а также многие представители аристократии. Некоторые из них выписали сразу по несколько экземпляров. Не отстали и некоторые промышленники, в частности, П.П. Рябушинский. Сабанеев также обратился к министру земледелия об оказании помощи изданиям, на что последнее отреагировало рекомендацией библиотекам, подведомственных ему учебных заведений, подписываться на него. Дела журнала немного поправились, однако Сабанеев уже был сильно болен, и уже не может присутствовать в январе 1898 г. на собравшемся в Москве Всероссийском съезде охотников. Леонида Павловича перевезли в Ялту, в надежде, что теплый климат будет способствовать выздоровлению, но это не помогло. 25 марта 1898 г. он скончался. Похоронили его также в Ялте. «Природа и охота» даже открыла подписку на памятник ему, но, к сожалению, инициатива не увенчалась успехом. Судьба могилы Сабанеева оказалась трагичной. В советское время Ауткинское кладбище, где она находилась, было упразднено, и могилы были разрушены. В настоящее время на этом месте находится сквер. Прекрасная научная школа, талант, невероятная работоспособность и опыт полевых исследований позволили Сабанееву создать комплексные монографические исследования, получившие признание еще при его жизни. Разумеется, нас больше всего интересует его книга «Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб», первое издание которой вышло в гг. (в трех выпусках). Всего до 1917 г. она издавалась трижды. Второе, дополненное Сабанеевым, было опубликовано в 1892 г. Как утверждал сам автор, оно «существенно отличается от первого». Многие разделы были переработаны с учетом новых открытий и опытов. К этому же времени успело появиться достаточное число прекрасных статей русских рыболовов-любителей, которые Сабанеев также использовал при совершенствовании книги. Третье издание вышло уже после смерти автора в 1911 г. В нее в качестве приложения был включен «Рыболовный календарь» Сабанеева с дополнениями одного из наиболее уважаемых рыболовов страны И.Т. Плетенева. Тираж издания был по современным меркам довольно скромным чуть более 7500 тыс. Особенно остро сложность ознакомления с работой Сабанеева стала очевидна лишь в советское время. При постоянном росте интереса к рыболовному спорту первое послереволюционное издание работы вышло лишь в 1959 г. в Киеве. Оно было подготовлено по изданию 1911 г. К счастью, востребованность среди советских читателей этой работы была настолько велика, что после этого новые издания стали выходить регулярно. До сих пор чтение «Рыб России» - основа основ для каждого уважающего себя 52

53 рыболова-любителя. Выводы и наблюдения Сабанеева до сих пор не теряют своей актуальности, позволяя его почитателям рассчитывать на прекрасный улов. Среди других работ Сабанеева рыболовам также известны изданные в 1876 г. «Таблицы для определения родов и видов пресноводных рыб, встречающихся в России» и изданный в 1885 г. «Рыболовный календарь», вошедший в приложение к охотничьему календарю. Люди, знавшие Сабанеева, вспоминали о нем не только как об уникальном специалисте, но и прекрасном человеке. Настоящий профессионал в редакции, строгий, но справедливый эксперт, он мог быть веселым шутником, когда брал в руки удочку и удалялся от повседневных проблем. 53

54 2.3. Барон П.Г. Черкасов русский европеец среди рыболовов Как барон стал рыболовом: биография П.Г. Черкасова. Труды П.Г. Черкасова по рыболовству. Открытие бароном европейской рыбалки для России. П.Г. Черкасов как издатель и редактор журнала «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков». Роль П.Г. Черкасова в установлении контактов с зарубежными соратниками по увлечению. Его статьи в иностранной специализированной периодике. Школа П.Г. Черкасова почему современные рыболовы являются его преемниками. Имя барона П.Г. Черкасова ( ?), равно как и его труды, не так известно современным рыболовам, как С.Т. Аксакова или Л.П. Сабанеева. При этом современники ставили его в один ряд с этими классиками. Ни одно поколение русских рыболовов считало его своим учителем, а его последователи стали главными идеологами молодого советского рыболовного спорта. Биография барона и его подлинная роль в развитии любительского рыболовства в России до сих пор не исследованы должным образом. Ниже мы постараемся частично компенсировать этот досадный пробел. Павел Гавриилович родился 20 октября г. в Туле. В течение 5 лет обучался в Германии в школе Кейлау, созданной знаменитым педагогом Фридрихом Фребелем. Затем окончил гимназический курс в лицее Цесаревича Николая (Катковский лицей) и продолжил обучение в Университетском отделении этого же лицея. Выдержал экзамен в Московском университете из предметов, читанных на юридическом факультете и за оказанные успехи 3 марта 1879 г. был утвержден в степени Кандидата юридических наук. Этапы карьеры мы можем восстановить по формулярному списку о службе, хранящемуся в архиве. Вскоре был определен на службу по ведомству Министерства Народного Просвещения с назначением сотрудником Археографической Комиссии МНП. С 1886 г. Коллежский Асессор, а с 1890 г. Надворный Советник. В 1892 г. переведен на службу в Удельное ведомство. В сентябре 1893 г. был переведен на службу в Кабинет Его Величества, где занял должность Заведующего оброчными статьями. В 1894 г. произведен в Коллежские Советники. Назначался членом комиссии по перестройке Мариинского театра, Членом ремонтной строительной Комиссии, членом Финансовой Комиссии по рассмотрению сметы Министерства Императорского Двора и др. 24 марта 1896 г. Всемилостивейше пожалован в звание Камергера Двора Его Императорского Величества. С 1897 г. Статский Советник. В 1903 г. за отличие по службе был произведен в Действительные Статские Советники с оставлением в Придворном звании. Кавалер орденов: Св. Станислава 1 ст. (18 апреля 1910 г.), св. Владимира 3 (22 апреля 1907 г.) и 4 ст. (9 апреля 1900 г.) и св. Анны 2 ст. (26 мая 1896 г.). Барон был женат на дочери Тайного Советника Калачева девице Лидии Николаевне. Имел пятерых детей: Дмитрия, род. 27 июня 1879 г., Бориса, род. 8 июня 1885 г., Владимира, род. 8 февраля 1889 г. и дочерей: Лидию и Наталию род. 27 июля 1881 г. Со стороны руководства Черкасов получал исключительно положительные оценки. Среди архивных материалов мы можем найти копию доклада Министра Императорского Двора генерал-адъютанта графа В.Б. Фредерикса от 9 января 1917 г. «О замещении должности Заведующего Камеральной Частью Кабинета Его Величества»: «Должность Заведующего Камеральной Частью Вашего Императорского Величества, за смертью в звании Камергера Высочайшего Двора, Действительного Статского Советника Чичерина, ныне вакантна, и на нее я признал бы полезным назначить Заведующего оброчными статьями Кабинета Вашего Величества, в звании Камергера Действительного Статского Советника Барона Черкасова, в виду продолжительной /около 25 лет/ службы его по Министерству Императорского Двора и Уделов и выдающихся служебных способностей. 54

55 Камергер Барон Черкасов, непрерывно с 1893 г., с успехом заведуя оброчным хозяйством Кабинета Вашего Величества в Петрограде, много способствовал увеличению его доходности, лично мне известен с лучшей стороны и, по удостоверению Управляющего Кабинетом Вашего Величества, Генерал-Лейтенанта Волкова заслуживает неограниченного доверия, что особенно важно в отношении лица, коему вверяется хранение коронных бриллиантов и прочих драгоценностей». Павел Гавриилович Черкасов был назначен на должность Заведующего Камеральной Частью Кабинета Его Величества Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 23 января 1917 г., то есть буквально за месяц до Февральской революции. Дестабилизация обстановки в стране произвели на барона, искренне преданного монархии, тяжелое впечатление. В ситуации приближающейся анархии он принял решение уйти на пенсию, и в мае подал прошение об увольнении в отставку по болезни. Стоит отметить, что, с одной стороны, медицинские показания были прекрасной ширмой, позволяющей умолчать об истинных причинах оставления службы, но, с другой, барон действительно за свою жизнь перенес несколько тяжелых болезней. В частности, осень 1901 г. он болел брюшным тифом, а весной 1905 г. дифтеритом. В личном деле барона хранится Медицинский акт от 10 июня 1917 г. о его освидетельствовании 31 мая 1917 г. в Петроградском госпитале Дворцового ведомства: «Барон Черкасов 63 лет от роду, жалуется на головокружение и дурноту сопровождающихся нередко потемнением сознания, одышку, шум в голове, тупую боль в затылке, тугость слуха особенно в левом ухе, боль в области печени, неопределенные боли в суставах и быструю утомляемость. При объективном исследовании найдено: больной высокого роста, умеренного питания. Покровы кожи и слизистой бледны, на лице и носу сеть расширенных сосудов. Пульс 80 ударов в минуту, умеренного наполнения. Артерии резко склерозированы. Сердце: верхняя граница с 4 ребра, правая на 1 ½ пальца заходит в левую грудинную линию, левая по сосковой. Тоны очень глухи, на аорте шумок и акцент. В легких чистое везикулярное дыхание, местами хрипы. Печень на палец выдается из под края ложных ребер, ощупывание края ее мало болезненно. Почки и селезенка не определяются. Кишечник умеренно вздут. Отправления нормальны. Дермографизм ясный. Рефлексы слегка повышены. На основании вышеизложенного мы заключаем, что Действительный Статский Советник Барон Черкасов страдает резко выраженным артериосклерозом, расширением сердца, мочекислым диатезом, ослаблением слуха и нервно-мышечной слабостью». В итоге его прошение было одобрено. Интересно, что доклад об освобождении П.Г. Черкасова от должности Заведующего оброчными статьями вышел только в декабре 1917 г., когда после Октябрьского переворота проходил процесс ликвидации Кабинета Его Величества, растянувшийся до начала 1918 г. Записка из управления государственным земельным фондом Министерства земледелия от 4 декабря 1917 г. сообщает, «что по докладу Управления Государственным Земельным Фондом, от 27 ноября 1917 года, за 669, утвержденному г. Товарищем Министра Земледелия, Заведующий камеральной частью бывшего кабинета императора П.Г. Черкасов освобожден с 1 сего декабря от исполнения обязанностей Заведующего оброчными статьями того же кабинета». О дальнейшей судьбе барона точных сведений нет. Предположительно, он эмигрировал и скончался за границей в первой половине 1920-х гг. Его жена пережила мужа и умерла в Ницце в 1946 г., а дочь Наталья, в замужестве Горемыкина-Pontillon скончалась в 1950 г. Обе похоронены на русском православном кладбище Кокад. Как же получилось, что представитель столь знатной фамилии, сделавший блестящую чиновничью карьеру, стал увлекаться ужением рыбы, все еще продолжавшим 55

56 считаться почти исключительно простонародным занятием, а не охотой, коннозаводством или, например, яхтингом? Любовь к рыбной ловле появилась у него еще в детстве. Из-за плохого здоровья отца семья Черкасовых долгое время жила за границей в Венеции, Вене, Флоренции, Канне. Из Европы и его первое памятное впечатление о рыбалке. По воспоминаниям самого барона в пятилетнем возрасте, когда они с семьей проживали в небольшом городке на берегу Женевского озера, он увидел как заезжий англичанин и сын Кенигсбергского банкира ловили на червей рыбу с мостков. Прошло 2 года, семья вернулась в свое родовое имение при селе Троицком, расположенном на берегах подмосковной Десны. Классический русский пейзаж величавое спокойствие природы, тихая река, пение птиц просто не могли не привести к появлению желания проводить на природе как можно больше времени. Тем более некоторые крестьяне с охотой ловили в Десне рыбу. А один из них, «Боренька», даже поведал мальчику о том, что еще покойная барыня, бабушка барона, любила время от времени «рыбки поудить». Правда, первый опыт ловли на бабкины допотопные снасти успеха не принес. А вскоре пришлось отправляться за границу в долгое пятилетнее обучение. Но рыбалка уже прочно «захватила» барона: «Одного вида реки было достаточно, чтобы привести меня в какое-то странное, глубокое волнение, которое я всего охотнее назвал бы «восторгом»». По возвращении к родной Десне юный Черкасов стал проводить на ней по 18 часов в сутки с березовым удилищем в руках. Но поймать рыбу ему вновь не удавалось. Причину объяснил отец, как-то решивший проведать сына-рыболова. Оказалось, что Павел просто не подсекал, считая, что рыба должна делать это самостоятельно! Вскоре его дядя, Владимир Матвеевич Дектерев, сочувствуя увлечению племянника, познакомил его с «Записками об уженьи рыбы» С.Т. Аксакова. К сожалению, поэтичность описания не могла полностью компенсировать недостаток практической информации. Сам С.Т. Аксаков утверждал, что подобной обучающей литературы еще не существует, а иностранная не может дать никакой пользы. И как не поверить классику? К счастью, прекрасно знавший основные европейские языки Черкасов со временем стал знакомиться с многочисленными иностранными руководствами по ужению рыбы, начав с книги Пуатевена «Друг Рыболова», в которой были описаны современные снасти и способы лова. Полученные знания приносили при использовании их на практике прекрасные уловы. Стремясь познакомить с последними достижениями в этой области русских рыболовов, Черкасов с 1880 г. стал публиковаться в «Природе и Охоте», благодаря чему быстро приобрел известность в рыболовном сообществе. Барон был активным сторонником применения новейших спортивных рыболовных снастей и способов ловли, говорил о необходимости постоянной учебы и тренировок ради роста рыболовного мастерства, отказа от грубой снасти. Его можно назвать рыболовным «западником» в отличие от «славянофила» С.Т. Аксакова. Его дом на окраине Петербурга (Глухозерская 6, в настоящее время Мельничная ул., предположительно на месте здания Леннаучфильма), несмотря на высокий статус хозяина, был открыт для всех интересующихся спортивной ловлей рыбы, и сам барон лично заказывал для коллег снасти из Англии. Его статьи выходили как в российский изданиях («Природа и Охота», «Охотничья газета», «Охотник», «Приволжский Вестник Охоты», «Вестник рыбопромышленности», «Вестник Русского Союза Рыболовов-удильщиков», «Наша Охота», «Рыболов и Охотник»), так и в ведущих зарубежных (английских «Fishing gazette», «Shooting», американских «The American Angler», «Recreation», «Shields Magasine», немецких «Deutche Fischerei-Zeitung», «Deutche Angler-Zeitung», «Deutche Fischerei-Correspondenz», французских «Chasse et Peche», «Le Pecheur», «La Peche 56

57 Moderno»). Таким образом, он являлся единственным русским рыболовом, признанным в ведущих рыболовных странах мира. Черкасов стремился пропагандировать рыболовство и сделать его массовым увлечением. Он понимал, что лишь объединившись рыболовы России смогут не только обмениваться опытом, но и добиваться достижения своих корпоративных интересов, среди которых главными были участие в разработке рыболовного законодательства и борьба с браконьерством, истощением ресурсов и бесконтрольными промышленными выбросами. С этой целью по его инициативе в конце 1903 г. в Петербурге был основан Русский союз рыболовов-удильщиков, статус многих членов которого позволял надеяться на положительные результаты его деятельности. В частности, в состав членов союза входили такие известные люди, как певец Ф.И. Шаляпин, художник К.А. Коровин, политические деятели графы А.Д. и С.Д. Шереметевы, В.А. Сухомлинов, ряд крупных предпринимателей, в частности, известный фабрикант И.И. Чикин и владелец известной фортепианной фабрики «Беккер» М.А. Битепаж. Возглавил союз сам Черкасов. Союз предпринял попытку стать не просто кружком любителей ужения, каковых к тому моменту было уже достаточно много, а культурным и идеологическим центром развития представлений о рыболовном спорте в России. Печатным органом союза стал журнал «Вестник Русского Союза Рыболововудильщиков». Показательна аргументация барона, которую он приводит в своем ходатайстве об оставлении в проекте устава Союза статьи 2-ой, предоставляющей Союзу издавать журнал в департамент общих дел МВД, о чем последнее информировало управление по делам печати: «Учредитель Русского Союза Рыболовов Удильщиков Барон Черкасов возбудил ходатайство об оставлении в проекте устава Союза статьи 2-ой, предоставляющей Союзу издавать журнал, специально посвященный вопросам, представляющим интерес для рыболовов-удильщиков России. Ходатайство это просителем подкрепляется соображением практического свойства о том, что упоминание о праве издания журнала послужит для привлечения к вступлению в члены Союза разбросанных по всем концам России любителей рыболовного спорта, у которых в настоящее время не имеется ни одного печатного органа, где они могли бы обмениваться своими наблюдениями». Главной целью союза, согласно его уставу, было «содействовать сохранению рыбных богатств страны и обузданию того бесшабашного расхищения их, какое до сего времени происходит почти на всех отечественных водах, не представляющих промыслового значения, а потому и не подчиненных рыбно-промысловому надзору». Согласно 4 Устава союз, состоя в ведении Министерства Земледелия и Государственных имуществ, по Департаменту Земледелия, «имеет право входить в последний «с представлениями о своих нуждах и о тех мерах, какие, по его мнению, представляются желательными в целях сохранения и увеличения рыбных богатств страны», а 16 гласит: «Члены Союза принимают на себя обязанность содействовать наблюдению за точным исполнением правительственных постановлений, имеющих целью охранение и развитие отечественного рыболовства и рыбоводства, и, в случае замеченных отступлений от сих постановлений, доводят о таковых до сведения местных полицейских властей». Кроме того, создатели союза надеялись, что «при издании нового устава рыболовства членам рыболовных обществ будет предоставлена возможность более активного участия в охранении рыбных запасов страны. Такою возможностью, конечно, должны воспользоваться и члены Русского Союза». К сожалению, даже подобное объединение испытывало финансовые затруднения, из-за которых «Вестник Русского Союза Рыболовов-удильщиков» перестал выходить уже в 1908 г. С его отсутствием сильно уменьшились возможности и самого союза, о деятельности которого с этого 57

58 времени ничего не известно. Впоследствии Черкасов активно публиковался в вятском журнале «Рыболов и охотник», издаваемым известным каждому читающему рыболову-любителю в нашей стране Ф.П. Куниловым. Он же уговорил барона написать книгу «Сборник статей по рыболовству», которая была разослана в качестве бесплатного приложения к журналу. Вторая и последняя опубликованная книга барона «Уженье рыбы» вышла в Петрограде в 1915 г. В советские времена имя Черкасова редко упоминалось в рыболовной литературе. В 1929 г. в альманахе «Рыбьи тропы» вышла его малюсенькая статья «Рыбьи места». Периодически имя Черкасова всплывало на страницах рыболовных изданий, где подчеркивался его важный вклад в развитие спиннинга в России и популяризацию любительского рыболовства в целом. Особенно стоит выделить работу В.Д. Пельта «Рыболовный дед», в которой дан достаточно подробный очерк его рыболовной биографии, публикационной и организаторской деятельности, а также цитируются наиболее интересные и полезные для советских рыболовов отрывки его произведений. Одновременно автором совершенно не использованы архивные материалы и умалчиваются факты биографии, связанные с политическими изменениями в России 1917 г. В 45 за 1985 г. в журнале «Рыболов-спортсмен» была переиздана статья П.Г. Черкасова «Несколько мыслей об уженье и его положении среди других охот России», изначально опубликованная в первом номере «Вестника Русского союза рыболовов-удильщиков». Полноценных переизданий его работ до сих пор нет. Таким образом, личность Павла Гаврииловича Черкасова, равно как и его подлинный вклад в развитие любительского рыболовства в России, оказываются недостаточно знакомыми современным рыболовам. При этом, он безусловно достоин встать в один ряд с известными всем рыболовам нашей страны С.Т. Аксаковым и Л.П. Сабанеевым. Отчасти актуализации его работ мешает то обстоятельство, что в центре внимания Черкасова часто находились вопросы применения современных для его времени снастей, которые в настоящее время стали пережитками прошлого нет необходимости читать, например, про лески из конского волоса или машинки для самостоятельного плетения шнура в эпоху флюорокарбона и «плетенки». Однако, на наш взгляд, подлинное значение Черкасова для развития рыболовства заключается в том, что он указал на необходимость использования самых современных снастей и техник ловли и являлся главным идеологом прогресса в любительском рыболовстве. В принципе, именно эти идеи проповедуются современными авторами, ведь они позволяют даже в условиях сокращения рыбных запасов и рыболовного прессинга добиваться прекрасных результатов. Подобное торжество мыслей Черкасова даже в условиях практически полной неизвестности и недоступности его трудов, лишь показывает их верность и важность сохранения к ним внимания со стороны потомков. Отдельно нам бы хотелось рассказать о статьях барона П.Г. Черкасова в «Fishing gazette» - главной рыболовной газете мира. Без преувеличений можно сказать, что это лучшее свидетельство признания его рыболовного мастерства. Архив газеты не представлен в российских библиотеках, в связи с чем нет возможности легкого доступа к нему. Черкасов был не только постоянным подписчиком издания, другом редактора и тем, кто знакомил мировую рыболовную общественность с состоянием развития рыболовного спорта в России. Большинство его статей и корреспонденций советы иностранным коллегам по вопросам техники ловли. Это была действительно поразительная ситуация! Представитель России, где все еще велись острые дискуссии о пользе или вреде использования новых снастей, а английскими удочками владели лишь 58

59 десятки человек, учит самих англичан ловить рыбу! Это подобно тому, как если бы в то же время наши спортсмены учили англичан играть в футбол. Путь барона П.Г. Черкасова к такому статусу был непрост. Пользуясь американским выражением, он был в рыбалке тем, кого называют self-made man. Ему не у кого и негде было учиться, а все основы рыболовного мастерства он постигал самостоятельно. Какие же знания он передавал английским коллегам на страницах «Fishing gazette»? Например, одна из статей была посвящена ловле окуня троллингом с использованием блесны. Именно барон познакомил англичан с русским словом «blesna», обозначив характерные особенности отечественных приманок подобного типа. В качестве иллюстраций он предложил черновые наброски двух видов наиболее популярных в России окуневых блесен прямой и изогнутой. При этом, с целью знакомства английских рыболовов с этими интересными приманками и способом ловли, барон послал их модели в фирму S. Allcock and Co, являвшуюся одним из ведущих производителей рыболовных снастей в то время. Весьма интересная статья, посвященная грузилам при ловле на спиннинг, была опубликована в мае 1914 г. В ней барон делился не только собственными знаниями, но и отсылал к опыту своего коллеги из Казани В. Клавикордова. По наблюдениям П.Г. Черкасова и его корреспондентов достаточно часто спиннингисту приходилось сталкиваться с ситуацией, когда жадная щука хватает не приманку, а грузило, закрепленное выше блесны для утяжеления оснастки. Выход из ситуации был найден достаточно оригинальный монтаж на грузило тройника, т.е. превращение его во вторую блесну. Такая приманка была охарактеризована им как «убийственная» для рыбы. По его выводам, 60-70% поклевок приходилось именно на грузило. Кроме щуки чрезвычайно успешно такая снасть позволяла ловить жереха, судака и окуня. Большая статья П.Г. Черкасова посвящена способам заброса приманки с использованием ноттингемской (инерционной) катушки. Впрочем, данные наблюдения он публиковал и в российских журналах. «Черкасовский заброс» не только позволял сделать рыбалку более результативной, но и снижал вероятность травм пальцев, которые часто случались даже у достаточно опытных рыболовов. К этой же теме он возвращался в статье, вышедшей в начале октября 1915 г. В ней он описал наилучшие варианты заброса приманки в условиях ловли с заросшего берега, а также ответил на вопрос о том, как сделать максимально дальний заброс легкой приманки. Для рыболова тех времен чрезвычайно важным оказывался вопрос хранения снастей и ухода за ними. В одной из статей П.Г. Черкасов давал советы, как защитить снасти и снаряжение от моли и чем смазывать кольца удилища для поддержания их в должном состоянии. В первом случае лучшим средством он признавал березовый деготь, а во втором простой вазелин. Пожалуй, самая оригинальная статья барона в газете было посвящена необычной собаке, которую он видел в родном Подольске. С рыбалкой она, правда, никак не связана, но позволяет характеризовать его как тонкого ценителя природы, не просто любующегося ей, но и относящегося с уважением. Статья явилась откликом на материал одного из английских авторов, где утверждалось, что у собак есть лишь инстинкты, и наделять их разумом совершенно не стоит. В ответ П.Г. Черкасов привел историю собаки Ориолки, потерявшей задние ноги и сумевшей начать ходить лишь на передних. Причем не просто передвигаться, но и охранять дом своих хозяев от посягательств непрошеных гостей, стать их помощником и верным другом. П.Г. Черкасов утверждал, что собаки зачастую делают поступки, достойные по своей силе и благородству человеческих. 59

60 К сожалению, далеко не всегда тексты барона П.Г. Черкасова были далеки от рыбалки лишь из-за обращения к забавным воспоминаниям. Летом 1914 г. началась кровопролитная Первая мировая война, навсегда изменившая историю Европы. Несмотря на определенные геополитические споры, Россия вступила в нее в союзе с Великобританией. Одна из кратких корреспонденций барона посвящена призывам к совместной борьбе против «тевтонской гидры» Германской империи. Сообщение заканчивалось восклицаниями: «Господи, благослови наших правителей и наши страны и помоги нам в этой ужасной войне. Ура старой доброй Англии и нашим союзникам!» В предисловии к письму редакция отмечала, что идеи барона в области рыболовных снастей дали много ценного всему миру (!). Также с этих пор в комментариях к публикациям барона всегда упоминалось, что три его сына служат в кавалерии и находятся на театре военных действий. Еще одно письмо барона, опубликованное в начале декабря 1914 г., содержало лишь информацию о его сыновьях. Старший сын на тот момент продолжал сражаться на австрийском фронте, средний сын был ранен в руку и комиссован, младший также был отправлен домой из-за болезни. В комментарии к письму главный редактор, мистер Марстон, помимо пожеланий выздоровления и победы союзников, отмечал: «Барон один из лучших и наиболее проницательных рыболовов, которых я встречал». П.Г. Черкасов был настоящим русским европейцем, что подразумевало как отсутствие идеализации «сермяжной Руси», так и тотального воспевания Запада. Его идея состояла в том, что уровень развития любительского рыболовства в Европе выше, чем в России, поэтому вначале нужно идти по уже пройденному пути. Со временем он стал учить не только своих соотечественников, но и самих англичан родоначальников и законодателей мод в спортивном рыболовстве. Именно благодаря ему европейские рыболовы узнали такие слова, как «блесна», «тройка», «таймень», а также научились травить моль березовым дегтем и забрасывать спиннинг, сохраняя в целости свои пальцы. Но самое главное состояло в том, что П.Г. Черкасов прорубил для наших рыболовов своеобразное «окно в Европу», доказав своим примером, что и в рыбалке мы способны не только «на других смотреть», но и показывать себя. Литературное наследие барона достаточно велико. При этом, ни один человек в мире не может похвастаться тем, что знаком с ним полностью. Мы бы хотели рассказать о нескольких советах барона, которые помогут получить представление о его рыболовной мудрости и, возможно, окажутся полезными. Большинство советов Черкасова, которые он с охотой и не жалея сил раздавал всем желающим, касались выбора снастей и уходом за ними. Разумеется, современным рыболовам они вряд ли пригодятся. Например, советы по уходу за бамбуковыми удилищами, хранению плетеных из конского волоса лесок или способам заброса с катушкой столетней давности. А вот дельный совет спиннингисту, который и сейчас можно встретить в журнальных статьях.- Барон призывал к терпению, дотошному исследованию водоема, облову каждого более-менее перспективного участка: «Никогда не следует покидать место не объудивши (извини, читатель за самодельное слово) его хорошенько». Необходимо, чтобы «ни один аршин того пространства не оставался неисследованным». Советы барона это не надменные замечания признанного профессионала новичкам-неучам, а помощь своим друзьям-соратникам. Иногда кажется, что он начинает объяснять буквально на пальцах. Например, рассуждая о снасти для ловли щуки, он писал, что снасть должна соответствовать размеру ловимой щуки. Если «гармония» снасти «должна быть 60

61 нарушена», и перед рыболовом стоит выбор между мелкими и крупными крючками, то советовал выбирать «крупноватые», добавляя, что «пересол в данном случае выгоднее недосола» Схожее простонародное выражение можно встретить и в его советах, касательно прикармливания рыбы. Вот как звучит его простое правило прикармливания: "для всякой прикормки - постоянной, предварительной и временной - следует ограничиться таким количеством, какое по местным условиям (глубина и сила течения, свойство дна, присутствие раков, угрей, мелочи и т.д.) представляется необходимым и целесообразным, в случае же сомнения лучше "малость недобухать". Частое обращение к просторечным выражениям отнюдь не случайно. Именно обычные крестьяне оказывались его учителями не в меньшей степени, чем европейские мастера. Он мог скептически относиться к способам ловли, практикуемых у крестьян. Например, к целенаправленному лову щуки на червя Черкасов относился скептически, полагая, что на эту насадку щука может клюнуть только случайно. При этом указывал на то, что не раз становился свидетелем подобного, наблюдая за ловцами-крестьянами. Также у крестьян он учился многим поделкам и он советовал учиться другим. Несмотря на то, что барон занимал очень высокий чиновничий пост, он прекрасно осознавал дороговизну снастей для обычных рыболовов. Живцовые боченкообразные поплавки были очень дороги, и П.Г. Черкасов нашел способ, чтобы «и капитал соблюсти и поплавок приобрести». Для этого он советовал купить простое деревянное яйцо подходящего размера и самостоятельно доработать его. Некоторые советы барона справедливо покажутся почти очевидными для современного рыбака. Например, как избежать сходов рыбы. Конечный вывод: "Сходов избежать нет физической возможности; а для того, чтобы по возможности уменьшить процент таковых, следует держаться мудрого правила: никогда нельзя быть уверенным в том, что подсечка хороша, и потому никогда нельзя позволять себе тащить рыбу напролом, надеясь на прочность лесы". Или еще один достаточно известный совет: чтобы отвадить мелочь от прикормки, и в первую очередь уклейку, нужно "подбрасывать, одновременно с прикормкою, горсточку отрубей, смоченных в воде. Отруби опускаются на дно очень медленно и их относит в сторону даже легкое течение; "предосудительная" мелюзга всякого наименования увлекается ловлею их, а прикормка, тем временем, успеет дойти до дна". Иногда можно встретить и необычные советы. Так, в одной из статей он пересказывает совет одного коллеги, московского рыболова: "Несколько лет тому назад два известных промышленника облюбовали местечко под одним из москворецких шлюзов. Поставив лодку, они начали прикармливать рыбу, бросая выползков тысячами; дней через шесть начался у них чудовищный лов. Они собрали будто всех язей со всей реки к своей лодке в вылавливали утром и вечером по пуду и по два; так шло довольно долго и лишь сильный паводок прекратил их промысел, заставив всю рыбу скатиться вниз". Этот прием, когда прикармливают в буквальном смысле тысячами выползков, более известным популяризатором рыболовства, Л.П. Сабанеевым, был высмеян. Он писал об этом, как о полной глупости. В свою очередь, барон Черкасов всегда был готов воспринимать смелые новые идеи, даже если они вызывали недоумение у маститых рыболовов. 61

62 Будучи главным редактором «Вестника русского союза рыболовов-удильщиков», барон Черкасов писал достаточно много публицистических статей, направленных как на популяризацию любительского рыболовства, так и на защиту рыбных богатств страны. В мартовском выпуске 1905 года он дает совет власти о том, как надо бороться с хищническим ловом рыбы. Идею он позаимствовал из американского журнала Recreation за январь 1905 г. в Америке размерами штрафов не стесняются: "Герман Фогль и Остин Шрок из Роквуда, в Пенсильвании, перегородили течение речки Буффало-крик вблизи этого города. Затем - они отвели воду, с целью уловить рыбу, в ящик из проволочной сетки. Спустив воду, они забирались в ящик и убивали рыбу дубинками. Констабль Вайтмэн узнал о проделках этих вандалов и принялся за них. Он накрыл их в то время, когда у них находилось 166 штук рыбы и доставил их к судье Давиду Гильднеру, оштрафовавшему их на долларов (почти рублей). Они оказались не в состоянии уплатить эту сумму, и потому им пришлось идти в тюрьму, отбывать приговор по расчету 1 доллара за день. Едва ли они опять примутся за устройство ловушек для рыбы, когда их выпустят". Итого: 26 месяцев принудительных работ. Подобные меры он хотел бы применять и в России. А главный совет и даже скорее призыв барона, адресованный всем поклонникам ужения, состоял в следующем: любить рыбалку как один из лучших видов отдыха на земле, как способ понять подлинную красоту родной природы и своей страны. 62

63 2.4. А.Д. Шеманский энтузиаст эпохи революции. Бывший генерал Генштаба как первый советский энтузиаст рыболовного спорта. Вопреки всему почему Гражданская война не помеха рыбалке? А.Д. Шеманский как посредник между рыболовами СССР и Запада. Судьба его начинаний в контексте эпохи. Одним из тех, кого можно назвать последователем барона П.Г. Черкасова, являлся Анатолий Дмитриевич Шеманский. Он родился 18 ноября 1869 г. в г. Петровск, Саратовской губ. в дворянской семье. Его отец, Дмитрий Егорович был героем покорения Кавказа, награжден Георгиевским крестом. Мать Аделаида Павловна (урожд. Якутина) тамбовская помещица, была очень образованной женщиной. Окончил Кадетский корпус, Военное училище и Николаевскую Академию Генштаба, выпуска 1897 г. После окончания академии служил в Средней Азии, Кавказе, Киевском, Варшавском, Финляндском и Петроградских округах на всех должностях Генштаба. На Первой мировой войне гг. был начальником штабов 45 и 11 армейских корпусов. Дважды был женат, вторым браком на Наталии Георгиевне Самсоновой, работавшей зубным техником. Его сын, Георгий Анатольевич, 1898 г.р., был военным моряком, штурманом дальнего плавания. Фигура А.Д. Шеманского во многом уникальна: историкам он известен как выдающийся военный деятель, герой нескольких войн, дослужившийся к 1915 г. до звания генерал-майора Генерального штаба, а впоследствии некоторое время входивший в списки Генштаба РККА. Помимо этого он являлся автором работ по военной науке и истории «Битва славян с немцами 15 июля 1410 года на Грюнвальд-Таненбергско- Зеленом поле у Дубравны», «Ближняя пешая разведка», «Геок-Тепинский юбилей / гг.», «Дальняя пешая разведка», «Бой на Кушке и его 25-летний юбилей», «Полевая наземная контр-разведка» и др. Широко известны вышедшие под его редакцией 3 тома «Истории великой войны». Некоторое время он являлся помощником редактора журнала «Русский Инвалид». В 1918 г. А.Д. Шеманский добровольно вступил в Красную армию. Летом того же года был арестован, но вскоре отпущен. Впоследствии продолжил службу, преподавал высшие военные науки. В 1930-е гг. он был консультантом Военноморского музея, членом Всесоюзного географического общества. Скончался А.Д. Шеманский в блокадном Ленинграде в 1942 г. А.Д. Шеманский принадлежал к тому несчастливому поколению наших соотечественников, на которое обрушились страшные беды первой половины XX в. кровопролитные революции, безжалостные войны и жестокие репрессии. Иногда даже кажется, что любое его начинание спустя год-два оказывалось обречено из-за резкой смены ситуации в стране или мире. Несмотря на это, судя по всему, он всегда стойко переносил беды, сохранял жизненный оптимизм и уверенность в себе. Осмелимся предположить, что свою роль в этом сыграло и его любимое увлечение рыбная ловля. Как и П.Г. Черкасов, А.Д. Шеманский был сторонником исключительно спортивных снастей и способов ловли, использования «английской снасти». И, вслед за своим учителем, стремился пропагандировать эти взгляды среди рыболовов России. В непростых условиях Первой мировой войны он задумал издать «Энциклопедию рыболовного спорта», включавшую 14 выпусков. Необходимость подобной работы он обосновывал следующим образом: «На иностранных языках не редкость энциклопедии того или другого спорта охоты, рыбной ловли. У нас каждое руководство по данному спорту старается принять характер смешанный, где все сведения передаются в перебивку, редко по строго выдержанной системе. Это и дало нам мысль издать выпуски энциклопедии рыболовного спорта, содержащие строго отсортированный материал 63

64 данной стороны этого спорта, беря в них перевод целых глав уже готовых заграничных энциклопедий или составляя их по нескольким источникам». Впервые в отечественной литературе указывалось на пользу рыболовного спорта при воспитании и возможности его преподавания в учебных заведениях: «Для учебных заведений наша книга дает занимательное чтение, учит естественной истории, наблюдательности, любви к природе и знакомит с одним из самых безобидных, но интересных и полезных спортов, дающих здоровое развлечение и отвлекающих от развлечений вредных». Здесь автор также обращается к английскому опыту, где существовала подобная практика. Несложно догадаться, что планы по изданию энциклопедии так и не были осуществлены. Первый выпуск остался единственным. Слова о том, что это стало колоссальной потерей для всего развития рыболовного спорта в России, в данном случае не станут преувеличением. Достаточно сказать, что издания, сравнимого по объему и широте охвата вопроса, не вышло до сих пор. В частности, 12-й выпуск планировалось посвятить литературе рыболовного спорта, рыболовным спортивным ассоциациям, а также законодательству в области рыболовства. Отдельный, 5-й, выпуск энциклопедии должен был быть целиком посвящен спиннингу, 11-й рыбоводству, 13-й А.Д. Шеманский озаглавил «Энциклопедический словарь-указатель рыболовного спорта», 14-й «Полный курс современного рыболовства». Революции и Гражданская война привели к тому, что по всей стране рыболовные общества прекращали свое существование, а печать изданий останавливалась. Но именно в это тяжелейшее время А.Д. Шеманский продолжил борьбу за популяризацию спортивного рыболовства и объединение его поклонников для взаимопомощи и отстаивания своих интересов. В 1918 г. (напомним в год ареста и разделения с сыном фронтом Гражданской войны!) им был создан «Петроградский союз рыболововлюбителей имени Л.П. Сабанеева» (альтернативное название «Петроградский Союз рыболовного спорта Северной области, имени Л.П. Сабанеева»). В его состав вошли, пожалуй, почти все известные городские рыбаки, остававшиеся на тот момент в Петрограде. Совместно с фирмой рыболовных принадлежностей «Дойников-Смуров» был даже выпущен один единственный номер печатного органа союза, «Журнала рыболовного спорта». Несмотря на всю тяжесть времени, А.Д. Шеманский писал в нем о возможностях и нуждах рыболовного спорта в губернии, в том числе и в связи с задачами и целями новой власти. Он планировал сообща наладить покупку снастей, постройку лодок, организацию помещений (одно «для деловых встреч», 2-е «спортсменское»), организацию школы обучения «спиннингу и нахлысту и прочим видам техники ловель». Будучи приверженцем именно спортивной ловли он делил способы ловли по высоте «спортивности». «Первоклассными» и «вполне джентельменскими» являлась ловля лососевых «на искусственную мушку нахлыстом, подпуском и спиннингом». Спустя 6 лет А.Д. Шеманский возглавил рыболовный отдел в журнале «Ленинградский охотник и спортсмен», издававшийся Ленинградским губернским промыслово-кооперативным союзом охотников. В первом номере журнала в октябре 1924 г. он, напомнив о существовавших до революции «буржуазных» рыболовных кружков, писал о необходимости на современном этапе подлинного объединения рыболовов республики. Правда, объяснялось это уже не стремлением борьбы с промышленниками, загрязнением водоемов и т.п., а необходимостью взаимопомощи при поиске и покупке снастей и организации рыболовного отдыха. Среди нужд ленинградских спортсменов он выделял необходимость ввоза заграничных снастей и литературы, одновременно предлагая завести собственное производство рыболовных принадлежностей, а в случае необходимости командировать за границу желающих ему обучиться. При этом, первоочередную задачу он видел в объединении рыболововлюбителей региона: «Но прежде всего давайте, товарищи, организоваться в 64

65 Ленинградский союз рыболовов-спортсменов при Губохоте, продолжая строительство этого союза, начатое мною еще летом 1918 года». Именно А.Д. Шеманский постарался возродить сотрудничество отечественных рыболовов с иностранными коллегами по увлечению, перехватив эстафету у П.Г. Черкасова. В середине 1920-х гг. в ведущем мировом рыболовном издании английской «Fishing Gazette» был опубликован ряд его статей. Наиболее показательная из них «Реминисценции о Вуоксе», в которой он писал о том, что именно англичане привезли в Россию в начале XIX в. традиции спортивной ловли рыбы. Благодаря англофильству в дворянских кругах это увлечение начало распространяться в России и, в первую очередь, в окрестностях Петербурга. А.Д. Шеманский воспел именно «английский» способ ловли (на спортивные снасти нахлыст, спиннинг). Упоминая среди видных русских рыболовов С.Т. Аксакова, он обозначил, что тот не имел дело с английскими снастями и способами лова и (насколько нам известно впервые в русской литературе) назвал его «русским Исааком Уолтоном». Этим он подчеркнул, что именно С.Т. Аксаков открыл русским рыболовам всю красоту этого увлечения, подобно своему великому английскому предшественнику XVII в. Одновременно с признанием приоритета иностранцев А.Д. Шеманский подробно перечислил заслуги отечественных рыболовов, чьи познания и мастерство ничуть не меньше западных. В частности, по его мнению работы известного скульптора, а заодно и блестящего рыболова Н.И. Либериха, посвященные ловле хариуса, являются лучшими в мире. Цель А.Д. Шеманского показать единство английских и русских рыболовов, обеспеченное не только историческими связями, но и тем, что «искусство ужения объединяет нас всех, независимо от расстояния, положения и обстоятельств». Он описывал английским читателям прекрасные рыболовные места около Ленинграда, в Карелии и на Кольском, называя их рыбным Эльдорадо. Именно им он отдавал предпочтение, одновременно критикуя популярные у английских туристов Финляндию и Норвегию и приглашая зарубежных коллег в СССР. Он даже подробно описал механизм получения необходимых документов и преодоления бюрократических барьеров. В качестве посредника он рассчитывал на Альберта Коутса бывшего дирижера Мариинского театра и известного рыболова столичного Петербурга. В гг. он был секретарем парламентской русско-английской комиссии. План был грандиозный аренда англичанами лососевых рек для спортивной ловли, но в дело вмешалась политика, советско-британские отношения в 1927 г., мягко говоря, были не очень дружными, дело могло завершиться открытым военным противостоянием. На страницах советской печати А.Д. Шеманский обращался со словами о необходимости международного сотрудничества и к советским рыболовам. Кроме него делать это, пожалуй, было некому он был одним из немногих, если не единственным советским гражданином, кто был в курсе всех мировых новинок рыболовного спорта и владел последней информацией, которой с радостью делился. В 1927 г. в журнале «Охотник и рыболов», издававшемся в Вятке, он опубликовал статью, посвященную 50- летнему юбилею «Fishing gazette», где призывал подписываться на нее советских рыболовов. В это же время он, к сожалению безуспешно, искал издателей для выпуска в свет переводов заграничных руководств по уженью и переиздания книги «Рыбы России» Л.П. Сабанеева. Именно А.Д. Шеманский издал дополненный им указатель рыболовной литературы Л.П. Сабанеева до 1896 г. Изначально его планировало издать Министерство Земледелия и Государственных имуществ, но в 1898 г. Сабанеев скончался, и работу по подготовке указателя была поручена сотруднику редакции журнала «Природы и охоты» Н. Туркину. Но журнал «умер» в 1912 г., так и не завершив начатое. Оставалась только корректура, 65

66 разошедшаяся по рукам среди ихтиологов. Шеманский осуществил архивные поиски и корректуру указателя. Только в 1925 г. ему удалось добыть доступ к неполному варианту указателя. Впоследствии он планировал, учитывая значительное число литературы, вышедшей за XX в., составить более предметный обзор «по каждому из способов, лова, по каждой спортивной рыбе, по каждой спортивной снасти, реке..., нужны сведения об известных спортсменах, писателях в этом спорте, о каждой принадлежности рыболовного спорта..., и все это в стройной системе». А.Д. Шеманский сознательно сужал и уточнял понятие о рыболовном спорте, ограничивая его ловлей нахлыстом и спиннингом и одной снастью - английской удочкой с катушкой. Поплавочная и донная снасти определены им как «малоспортивные». Особое отношение и к объекту ловли. Это должны быть рыбы «сильные, энергичные, крупные, матерые, в хорошем теле, большей частью хищные и полухищные...» Спортивные насадки - искусственные мушки, рыбки и блесны. Параллельно в 1920-е гг. А.Д. Шеманский также составлял указатель английской литературы. В его планах было освежить и совершенствовать книгу Сабанеева «Рыбы России». Он подготовил и издал прекрасный труд немца Карла Гейнца «Удильный спорт в пресных водах», вышедший в свет в 1931 г. под названием «Рыболовный спорт». Это одна из самых известных в Германии и признанная в Англии и Америке книг по спортивному рыболовству, изданная только при жизни ее автора пять раз. К сожалению, перевод был неполный и, видимо, на издание с имевшимися красочными иллюстрациями средств не нашлось. Зато текст был дополнен Шеманским, адаптировавшем советы немца под отечественные условия. Во введении А.Д. Шеманский подчеркивал, что рыбная ловля это именно спорт, физкультура, чем объяснял необходимость ее развития в СССР. Рыболовов-спортсменам он противопоставлял любителям: «Любитель-рыболов живет другим трудом, а в охоте на рыб видит развлечение, отдых. Он неразборчив в употреблении снастей, почти всех из промысла, но в более миниатюрном виде; вместо невода - бредни; небольшие верши; из сетей - трехрядку-путаницу; острогу, короткие крючковые снасти в виде переметов, подпусков, жерлиц-самоловов. Удин он чаще сидя с привадой и с прикормом, многими удочками или - более мелкую рыбу - одной. Зимой не прочь поблеснить в прорубях. Спортсмен же выходит из физкультурных рядов, он признает только уженье, ищет в рыболовле сверх отдыха-развлечения еще и соревнования в искусстве с осторожной и полновесной рыбой, ограничивая себя только ходовыми (а не сидячими) ловлями, только активным уженьем, а не пассивным, и не признает каких-либо самоловов. Он старается ловить только на искусственные приманки, пользуясь другими «пачкающими» - только при невозможности ловить иначе. Он стремится к снастям тонким, дающим рыбе шансы в борьбе ограничению числа крючков, ограничению ловли «в темную», а не в зрячую». Одновременно он с сожалением констатировал отставание в развитии этого спорта от стран Запада: «Техника рыболовного спорта на Западе сделала такие успехи, что от устаревшего предрассудка - будто бы нам не нужен этот опыт и для нас непригодны заграничные способы ловли - нужно решительно отказаться». С Запада он планировал позаимствовать идею специальных рыболовных путеводителей: «В Англии ежегодно издаются подробные путеводители рыбспорта с картами и всеми справочными данными о маршрутах, стоимости проезда на места, о плате за лов, условиях квартир, питания, услуг гребцов и провожатых, даже - на какие приманки идет местная рыба. И нам придется в будущем заняться составлением таких «путеводителей рыбспорта по СССР»». Таким образом, А.Д. Шеманский сыграл одну из ключевых ролей в развитии нахлыста и, особенно, спиннинга в Советском Союзе. Трагическая гибель в блокадном Ленинграде не позволила ему завершить многие грандиозные планы. Также она, видимо 66

67 навсегда, скрыла от нас его неопубликованное литературное наследие. Шеманский уникальный пример человека, для которого развитие спортивного рыболовства было той целью, ради которой он был готов преодолеть любые политические и экономические преграды. Революции, войны, изоляция страны ничто не заставило его опускать руки. Именно благодаря таким искренним энтузиастам, в послереволюционной России спортивное рыболовство не только не исчезло, но и находило все новых и новых сторонников. 67

68 2.5. Ф.П. Кунилов. От рыбалки царской и рыбалке советской Биография и деятельность Ф.П. Кунилова до революции. Как Вятка стала центром русского рыболовного спорта. Его журнал «Рыболов-охотник» - лучшее рыболовное издание эпохи. Ф.П. Кунилов как символ преемственности лучших дореволюционных традиций. Публикации Ф.П. Кунилова х гг. первые учебники советских рыболовов. Ф.П. Кунилов и создание советской школы спортивного рыболовства. Прекрасный писатель, журналист, издатель и профессионал рыболовного спорта, Феопемпт Парамонович Кунилов, стал тем самым человеком, кто сумел сохранить дореволюционные традиции любительского рыболовства и адаптировать их под новые реалии советского общества. Его авторству принадлежит (с учетом переизданий) немногим менее 30-ти книг, которые фактически стали учебниками для тысяч советских рыболовов-спортсменов х гг. Несмотря на широкую известность среди читающих рыболовов, биография Кунилова чрезвычайно мало изучена. Нескольких статей, вышедших вскоре после его смерти в альманахе «Рыболов-спортсмен», явно не достаточно. Совсем недавно краевед из г. Киров Александр Рашковский обнаружил и опубликовал ценные материалы о Кунилове, найденные им в архиве Кировской области в фонде другого кировского краеведа, члена Союза журналистов СССР Василия Георгиевича Пленкова. К сожалению, перепроверить и дополнить материалы достаточно сложно. В частности, ряд архивных материалов, где могла содержаться информация о нем, скорее всего был утерян в Блокаду или был сознательно выброшен как не имеющий ценности. Не на руку исследователям играет и закон, разрешающий открывать личные дела исследователям лишь по истечении 75 лет после смерти человека. Тем не менее, даже имеющихся данных достаточно для того, чтобы понять насколько яркой была его жизнь. Ф.П. Кунилов родился в деревне Казанцево Уржумского уезда Вятской губернии в 1877 г. В то время Вятка была глухой провинцией, известной скорее как место ссылки. Через нее проходил путь декабристов в Сибирь, сюда ссылали поляков после поражения восстания гг., 2 года отбывал ссылку А.И. Герцен, а 7 лет М.Е. Салтыков- Щедрин, которому принадлежат слова: «Из этого города даже дороги дальше никуда нет, как будто здесь конец света». В конце XIX начале XX в. появлялись здесь и высланные революционеры, в частности, Сталин в 1909 г. Это причудливым образом превращало Вятку в город, где вполне можно было встретить очень интересных и неординарных людей, творцов истории нашей страны. Конечно, вряд ли здесь можно усмотреть связь с развитием любительского рыболовства, но именно Вятка в е гг. стала одним из ведущих его центров, а главная роль в этом как раз и принадлежала Ф.П. Кунилову. В отличие от Аксакова, Сабанеева или Черкасова Кунилов происходил их семьи крестьян-старообрядцев. С детства стал ловить рыбу, всегда предпочитая ее охоте. Когда ему было 9 лет, умер отец, оставив еще троих младших детей. В 1887 г. Феопемпт окончил земское начальное училище, расположенное в селе Лопьял Уржумского района, почти в около 200 км от Вятки. После этого был учеником у переплетчика по фамилии Минин в Уржуме, откуда вскоре вернулся домой. С 1891 по 1894 г. работал в конторе лесопромышленника Бердинского, получая зарплату едой. Был уволен после того как заболел малярией, которая еще долго не позволяла ему вернуться к полноценной работе. Усилиями земства в Лопьяле была открыта библиотека, куда он с охотой ходил, параллельно работая в хозяйстве деда. 68

69 Он стал печататься, когда ему едва минуло 20 лет. Его рассказы о сельской жизни публиковала «Вятская земская газета». Вскоре переехал в Вятку в надежде найти работу и продолжить образование. Служил курьером, писцом в канцелярии директора народных училищ, регистратором, секретарем редакции газеты. В течение 3-х лет он опубликовал два сборника рассказов, изданных в Москве. В 1906 г. переехал в Сарапул, куда был приглашен редактировать новое издание газету «Прикамский край». Из-за антиправительственных статей в декабре того же года она была закрыта, и вновь начала издаваться лишь в июле следующего года. За этот период Кунилов успел поработать в Рязани и, после смягчения гонений, вернулся к работе в воссозданной газете. Феопемпт Парамонович вел активную общественную деятельность. Старался организовывать профессиональные сообщества, был одним из организаторов Вятского экономического общества. С новым витком ужесточения правительственной политики после поражения Первой русской революции гг. Кунилов переехал в Вятку, где работал в созданной в 1907 г. газете «Вятская речь». Прославился своими статьями, справедливо разоблачавшими самоуправства и некомпетентность власть имущих. В 1909 г. Кунилову удалось создать кружок любителей рыбной ловли. Во время бесед и обсуждений любимого увлечения родилась мысль издать специализированный журнал, в котором бы пропагандировалось правильное, спортивное рыболовство. Так родился журнал «Рыболов и охотник», ставший печатным органом Вятского кружка рыболов-любителей. Несмотря на финансовые и политические сложности, он выходил вплоть до 1918 г., и Кунилов был его неизменным редактором. При его усилиях в Вятке стал развиваться спиннинг, искренним и последовательным поклонником которого он был. Ему принадлежит заслуга организации первых соревнований по ловле спиннингом, хотя скорее это были дружеские рыбалки нескольких энтузиастов, по накалу, массовости и размерам призов несравнимые с подобными мероприятиями в Англии. Революционные события, судя по всему, были восприняты Куниловым, как и многими общественными деятелями, как шанс с новой энергией взяться за реализацию своих проектов. К сожалению, обстоятельства Гражданской войны редко позволяли рассчитывать на успех. После Февраля Кунилов трудился в союзе работников печатного деля губернии, участвовал в политической жизни города. В следующем, 1918 г., возглавил правление союза служащих издательств и типографий. Продовольственные затруднения, характерные для этого времени, вынудили его уехать в деревню, где ситуация была лучше. Здесь он по мере сил продолжал заниматься организаторской и просветительской работой. Ему удалось организовать кружок, библиотеку и даже школу, где и работал учителем до 1921 г. Также он активно занимался огородничеством и садоводством, устраивая выставки для населения с проведением подробного инструктажа. Работал в области просвещения и кооперации, сумел организовать в Марийской автономной области более полусотни потребительских обществ, производственных артелей и товариществ. В 1925 г. Ф.П. Кунилов смог вернуться к любимому рыболовству. В конце этого года он перешел на службу в Вятский губернский союз охотников, где занял должность заведующего организационным отделом и редактора журнала «Охотник и рыболов», продолжая работать в Вятском кооперативном товариществе рыболовов и рыбоводов, где организовал рыболовно-спортивную секцию. Также Ф.П. Кунилов сумел взять в аренду для товарищества водоемы Вятского уезда. В 1927 г. союз и журнал были ликвидированы; Ф.П. Кунилов переехал в Ленинград, где стал председателем Ленинградского кооперативного товарищества рыболовов и рыбоводов. С 1929 по 1930 г. работал на Ленинградской фабрике массового производства в качестве мастера-инструктора рыболовного цеха, старался наладить производство качественных отечественных рыболовных снастей. С 1930 по 1931 г. работал инструктором по рыболовству в 69

70 Ленинградском союзе охотников, сотрудничал с журналом «Охотник и природа», создал при союзе рыболовно-спортивную секцию. В 1931 г. Ф.П. Кунилов стал работать в Институте народов Севера в должности заведующего промысловым кабинетом, где, в частности, преподавал курс «Рыбное хозяйство на Севере». С 1935 вплоть до начала войны в спортивно-рыболовной секции при Ленинградском городском комитете физкультуры и спорта, читал лекции по рыболовному спорту. С этого же времени начинает судить рыболовные соревнования. В 1938 г. в связи с ликвидацией курсов и промыслового кабинета, Кунилов вышел на пенсию, продолжая заниматься любимым досугом. Многое он сделал и для пропаганды рыборазведения. В частности, буквально накануне начала войны, весной 1941 г. выпустил в речку Ижора, некогда знаменитую своей форелью, 10 тысяч мальков этой рыбы. С началом войны он был эвакуирован в родную Кировскую область, где работал в колхозе бригадиром и счетоводом, проводя опыты по выращиванию картофеля, а также кукурузы и фасоли. После войны вернулся в Ленинград, где и скончался. Среди трудов Кунилова невозможно выделить какую-то одну книгу, так как все они могли принести огромную пользу советским рыболовам-спортсменам. Вот лишь несколько названий: «Начинающий рыболов», «Уженье рыбы зимой», «Уженье рыбы в проводку», «Ловля рыбы на дорожку», «Спиннинг: ловля хищных рыб катушечной снастью», «Ловля рыбы на живца», «Снасти рыболова-любителя» и многие другие. Остановимся подробнее на некоторых из них. Например, книга "Спиннинг. Ловля хищных рыб катушечной снастью", изданная в 1931 г. Во введении Кунилов подчеркивает, что специальной литературы по теме совершенно не имеется, нет никакого печатного руководства по ловле этим способом. При этом, «в настоящее время спиннинг считается одним из добычливейших и увлекательнейших способов ловли как речных, так и морских хищников, идущих на искусственные приманки». Его аргументы в пользу спиннинга и сейчас могут быть очень действенны: «Преимущества спиннинга перед многими другими видами уженья хищных рыб совершенно очевидны и бесспорны. Вопервых, самая оснастка спиннинга, состоящего из специального удилища, катушки и прочих приспособлений, привлекает удильщиков как своим оригинальным устройством, так и доступностью управления, которое легко усваивается даже новичками, впервые взявшими эту снасть в руки. Во-вторых, ловля спиннингом не требует никаких животных насадок, вроде червей, мух, личинок насекомых и т.п. Для этого способа уженья обычно применяются различные металлические блесны, рыбки и т.п. искусственные приманки, которые всегда можно достать в охотничьих и спортивных магазинах. В любую минуту, взяв удилище и коробку с блеснами и поводками, можно отправиться на ближайший берег реки или озера и заняться ловлей с полной надеждой поймать крупную рыбу, если таковая водится в данном месте. Наконец, самые забросы приманки, требующие от рыболова ловкости рук и верности глаза, а затем напряженная борьба с попавшимся крупным и сильным противником - делают охоту со спиннингом весьма спортивной и увлекательной, заставляющей переживать волнующие моменты, ради которых каждый из нас с такой радостью берется за ружье или удочку». И, конечно, Кунилов подчеркивал важность рыболовства как вида спорта, имеющего пропагандистское и воспитательное значение: "Охота со спиннингом, при обилии у нас рыбных рек и озер, несомненно, получит широкое распространение среди трудящихся масс СССР, главным образом среди подрастающего поколения, которое проявляет сейчас живейший интерес ко всем видам спорта". 70

71 В книгах и статьях Кунилова всегда чувствуется забота о рыболовах, искреннее желание решить их проблемы. Например, в статье «Наши достижения», опубликованной в первом номере журнала «Охотник и рыболов» 1926 г., он рассказывает о русском умельце Н.А. Добротине, мастерившем прекрасные снасти для вятских рыболовов. В это время (речь идет о 1914 г.) заграничные снасти оставались для многих недоступными. Продавцы делали и на без того дорогие снасти наценку 50-60%, лишая небогатых рыболовов возможности приобретения качественного товара. В результате посредничества Кунилова мастер-самоучка познакомился с московским спиннингистом Н.И. Комаровым и они смогли организовать при торговом доме «С.А. Малиновский» мастерскую по изготовлению английских блесен и прочих принадлежностей. Уже после революции в Вятке при журнале «Рыболов и охотник» было налажено производство блесен под руководством механика С.М. Муравлева. Блесны, изготовленные им, продавались и в московских магазинах. Впоследствии Муравлев наладил их производство в Ленинграде, встретив со стороны Кунилова поддержку и готовность помочь. Стоит отметить, что в Советском Союзе была развита практика тесных контактов издательств с читателями. В рыболовных изданиях просили рыболовов сообщить отзыв о книге. Эти желания передавались авторам, соответственно, даже в отсутствии или недостаточности специализированных периодических изданий, Кунилов мог получать информацию о пожеланиях рыболовов со всей страны и реагировать на них, дополнять свои новые книги с учетом интересов читателей. Забота о рыболове особенно чувствуется в книге «В помощь рыболову. (Руководство для кустарных артелей и рыболовов по изготовлению рыболовных снастей и принадлежностей)», вышедшей в Ленинграде в 1935 г. Повторимся, одной из очевиднейших проблем являлась нехватка качественных снастей. Изделия кустарей часто не соответствовали требованиям рыболовов-спортсменов. Разумеется, книгу Кунилов начинает с традиционной оды любимому увлечению, при этом постепенно подводя к рассматриваемой проблеме: «Ловля рыбы удочкой является бесспорно одним из самых доступных для всех возрастов и профессий спортом - охотой за рыбами в обстановке летней природы на берегу реки, пруда или озера. При этом каждый рыболов по своему усмотрению может ловить рыбу любым способом и применять в зависимости от условий ловли те или иные снасти, какие окажутся в его распоряжении. Огромная масса рыболовов-удильщиков, особенно из числа начинающих и детей, ловит рыбу, конечно, простейшими снастями, не требующими больших затрат на их покупку и оборудование. Но рыболовы-спортсмены, охотящиеся за крупными рыбами, пользуются уже специальными снастями более сложного устройства, стоящими иногда по несколько сот рублей за комплект. Производством рыболовных снастей занимаются у нас, в СССР кустарные артели (и отчасти кустари - одиночки), которые выпускают продукцию не всегда ходовых сортов и нужного качества. Некоторые артели выпускают предметы давно вышедших из употребления форм, не пользующихся спросом у потребителя, и в то же время совсем не выпускают снастей, в которых нуждаются рыболовы». Особенно низкое качество снастей сказывалось на снастях, предназначенных для ловли любимым Куниловым спиннингом. Он хотел помочь не только рыболовам, но и производителям снастей: «Предлагаемая нами книга имеет целью прийти на помощь производственникам, ознакомить их с наиболее ходовыми снастями и принадлежностями, которые желательно выпускать стандартных размеров и требуемого потребительского качества». Также давал советы технического свойства, как для промышленников, так и для простых рыболовов о том, как изготавливать профессиональные снасти в домашних условиях. Спиннинги, катушки, 71

72 лески, крючки, поплавки в книге подробно описан механизм изготовления буквально всех необходимых снастей. При этом особенно Кунилов обозначал, что никакого урона, подобно ситуации в рассказе А.П. Чехова «Злоумышленник», нанесено не будет: «Надо иметь также в виду, что для изготовления почти всех предметов рыбацкого оборудования можно употреблять то утильсырье, которое не может быть использовано, как отбросы, фабричным и заводским производством. Это относится не только к изделиям, вырабатываемым из металлоотходов, как поводки, грузы, металлические блесны, искусственные рыбки, разные снасти и принадлежности, но к изделиям из дерева (удилища и т.д.)». Книги Кунилова являлись настоящим учебником для многих советских рыболовов. При этом в каждой из них он обязательно писал не только о важности развития любительского рыболовства в СССР, но и о том, что это подлинное искусство, овладение которым более чем достойная, но одновременно весьма непростая цель. Например, в книге «Снасти рыболова-любителя», изданной Новгородским товариществом охотников в 1931 г., он пишет: «...ловля удочкой дает весьма ценный продукт народного питания, а во многих районах СССР считается уже промыслом, служащим подсобным заработком для местного населения». Очень рациональный, «бездушевный» подход. А ниже уже совсем другое: «Уженье рыбы - это искусство и овладеть этим искусством в совершенстве можно лишь после нескольких лет практики и наблюдений как над жизнью рыб, их привычками и поведением, так и над условиями их существования в том или ином водоеме». Сразу возникает ассоциация с трудами классиков Сабанеева, Аксакова и др., прививавших не просто навыки ловли, а культуру и даже философию. К наиболее распространенным среди любителей рыболовного спорта Кунилов относил следующие виды уженья: «1. Спиннинг (с берега на блесны). 2. Нахлыст (на искусственную мушку). 3. Проводка (с лодки от кола). 4. Донная (на лежанку без поплавка). 5. Поплавочная (с насадкой и поплавком). 6. Ставная (на жерлицы и поставушки). 7. Дорожка (с лодки на блесну). 8. Зимняя (ловля из подольда)». Про каждый из этих способов ловли он написал. Это поистине неоценимый вклад в русскую рыболовную литературу, знакомство с которым способно не только дать некоторую ценную информацию любознательному рыболову, но и доставить эстетическое наслаждение. 72

73 Глава 3. Русское рыболовное братство его цели и достижения 3.1. «В единении сила» - история рыболовных обществ в России Ведущие общества эпохи Общество любителей рыбной ловли удочкой в Москве, Общество правильной рыбной ловли в Воронеже, Русский союз рыболовов-удильщиков, Вятский кружок рыболовов-любителей. «Великие реформы» Александра II как толчок к развитию гражданских инициатив в области любительского рыболовства. География рыболовных общественных объединений. Цели и задачи общественных объединений и способы их достижения. Значение рыболовных обществ дореволюционной России в популяризации рыбалки и повышении рыболовной культуры. Активная популяризация любительского рыболовства началась в России в 1870-х гг., что было связано с либеральными реформами Александра II, упростившими процедуру регистрации обществ и порядок утверждения уставов до 1862 г. их должен был санкционировать лично государь. В это время во многих регионах страны создаются кружки, общества, основными целями которых неизменно являлись пропаганда любительской ловли рыбы, рост «армии рыболовов», а впоследствии защита рыбных запасов страны от варварского уничтожения промышленниками и браконьерами, экологическая безопасность. Для пропаганды увлечения они организуют соревнования, которые скорее являлись дружескими рыболовными «прогулками» или «экскурсиями», сопровождаемые изготовлением обеда из пойманной рыбы. Участие в них принимали и женщины. В 70-х гг. XIX в. вместе с развитием любительского рыболовства началось создание различных обществ, клубов и союзов, призванных объединить пока еще немногочисленных рыболовов. Некоторые из них внесли важнейший вклад в формирование рыболовной этики и культуры, в защиту рыболовным сообществом своих прав. Отдельные энтузиасты выдвигали не просто абстрактные предложения, но и вполне конкретные природоохранные и законодательные инициативы, что может служить примером и для нынешних рыболовов. Первоначально многие общества видели свою задачу лишь в том, чтобы помочь рыболовам получать новые знания об их любимом увлечении, доставать снасти, совершать совместные рыболовные прогулки и т.п. К таковым можно отнести Рыболовный клуб в Петербурге, заметку о котором встречаем в «Природе и охоте» в 1878 г.: «в Петербурге предполагается к учреждению новый летний клуб любителей рыболовства, возникающий по почину образовавшегося еще в минувшем году неофициального кружка любителей рыболовов, которым прошлым летом уже было устроено несколько рыболовных прогулок. Желая расширить свою деятельность, члены этого кружка в настоящее время выработали устав упомянутого клуба, который вероятно поступил на рассмотрение администрации. Клуб этот предполагается открыть на Крестовском острове. Деятельность его, кроме устройства рыболовных прогулок и состязаний в рыболовстве за призы будет проявляться также в беседах и сообщениях по предмету рыболовства в назначенных для того клубных собраниях». Другой пример кружок любителей удильного спорта под председательством Э. Геймана. Как сообщает журнал «Русский охотник» в 1891 г. в задачи кружка входило «устройство чтений по различным вопросам удильного спорта, а также принятие мер к развитию отечественного производства удильных принадлежностей, большинство 73

74 которых в настоящее время получается из заграницы, в то время как они могли бы изготовляться даже кустарями». Кружок организовывал рыболовные экскурсии, описание одной из которых также представлено в «Русском охотнике»: «9-го мая образовавшимся в Петербурге кружком любителей удильного спорта была устроена рыболовная экскурсия вверх по реке Неве, в которой принимали участие и дамы. Целью экскурсии послужила Ново-Саратовская колония. Экскурсия была совершена на нескольких парусных лодках. По пути ее участники останавливались для рыбной ловли в удобных для того пунктах. По прибытии в колонию из наловленной рыбы был изготовлен обед. Вообще по своему оживленному характеру прогулка должна быть признана вполне удавшеюся». Параллельно с подобными обществами начали создаваться и другие, ставящие перед собой более серьезные задачи. В первую очередь, речь шла о стремлении рыболовов к сохранению рыбных запасов, нещадно уничтожающихся промышленниками и браконьерами. Пожалуй, первым подобным обществом было известное Общество любителей рыбной ловли удочкой в Москве, основанное в 1874 г. при непосредственном участии Л.П. Сабанеева. Как сообщается в Уставе общества, оно, «кроме удовольствия», «имеет целью: 1) возможное предохранение рыбы от окончательного истребления ее чрез неправильный и несвоевременный лов, 2) изыскание мер и распространение в публике сведений о правильном содержании прудов и озер с целью предохранения рыбы от гибели, 3) и наконец, при дальнейшем развитии средств Общества, устройство завода для искусственного разведения рыбы». Показательно, что впоследствии, когда общество было переименовано в Московское общество любителей рыболовства, в его устав (1897 г.) к списку целей добавилась еще одна: «содействовать Правительству в деле охранения рыбы от незаконных способов ловли и хищнического ее истребления». Кроме того, в обновленном уставе указывалось, что для достижения этих целей «Общество, руководствуясь общими постановлениями по сему предмету, содержащимися в подлежащих узаконениях и правительственных распоряжениях, составляет обязательные для своих членов правила и инструкции для руководства при рыбной ловле, распространяет сведения о вредных орудиях и способах лова рыбы и вообще сведения о рациональном рыбном хозяйстве». Общество имело лодочные пристани с лодками, снастями и местами для ночлега на Борисовском и Нижнем Царицынском прудах. В эти и другие пруды Москвы общество запускало рыбу, в частности, за 1907 и 1908 гг. им было куплено и выпущено в Царицынские пруды 25 пудов линей. Развитию любительского рыболовства в Подмосковье способствовало появление железной дороги. Именно благодаря членам Московского общества любителей рыболовства практически безжизненные Царицынские пруды, до этого принадлежавшие Дворцовому ведомству, ожили. Так, за сезон 1888 г. было продано 40 сезонных абонементов, а 15 членов клуба жили там постоянно. К концу XIX в. проблемы дефицита снастей или нехватки знаний отошли на задний план, уступив место более важным экологии и варварскому обращению с рыболовными запасами страны. Не только в Москве и Петербурге, но и в провинции стали появляться объединения, ставившие себе целью действенную борьбу с этими бедствиями. У некоторых из них были вполне четкие программы, реализация которых давала положительный эффект. Об одном подобном примере можно узнать из статьи сотрудника саратовского «Приволжского вестника охоты» Вологдина. Она посвящена основанному в 1889 г. Обществу правильной рыбной ловли в Воронеже, главная цель которого состояла в том, чтобы «доставляя членам Общества способы и возможность удобства для разумной и правильной рыбной ловли» «главным образом стремиться к уничтожению хищнического истребления рыбы». Статья начинается с описания удручающего положения дел в этой области: «Наше бедное рыбное хозяйство, находящееся на пороге к полному оскудению, давно уже обратившее на себя серьезное внимание правительства, начинает, наконец, 74

75 пользоваться и вниманием общества, без содействия и сочувствия которого было бы очень трудно достигнуть хороших результатов, как ни был бы строг и определенен закон и как ни был бы велик штат правительственных агентов». В качестве положительного опыта автор ссылается на зарубежные правила, описывая как сурово наказывают за хищнический лов во Франции. В связи с этим, он считает «в высшей степени отрадным фактом в этом отношении» появление «по инициативе любителей уженья гг. Харитонова и Бухонокова» общества, поставившего «себе целью охранять рыбу, почти уже переведенную в Воронежской губернии, от окончательного ее истребления, которое систематически велось промышленниками из года в год посредством ловли во время нерестования, ловлей запрещенными законом орудиями и, наконец, вылавливанием молоди». Подобное начинание, по мнению Вологдина, свидетельствует о росте сознательности среди рыболовов: «Этот первый опыт устройства частного кружка, взявшего на себя тяжелый труд охраны рыбы и надзора за правильным пользованием рыбным богатством, доказывает, что в обществе нашем пробуждается сознание необходимости выйти из оцепенения и равнодушного отношения к творящимся вокруг безобразиям и идти на помощь правительству. До сих пор большинство из нас, благополучных россиян, только плачет и жалуется, не упуская случая воскликнуть гденибудь за углом "и чего это смотрит правительство!". Мы плачем над оскудением наших охотничьих угодий, над уменьшением рыбы, сваливаем вину на недостаточную строгость и определенность законоположений по этому предмету, ждем новых законов, ожидая, что они спасут нас, и не хотим понять, что какие бы ни были наши законы, но если не исполнять их, толку будет мало». Важно, что рыбные богатства понимаются автором как достояние всего народа, который и должен его беречь: «Вот в виду такого положения дела и нельзя не порадоваться, что в среде любителей уженья нашлись энергичные люди, которые вместо того, чтобы ахать и охать, глядя как бессмысленно хищнически, без всякого толка и пользы, уничтожается рыба, собрались в тесный кружок и открыли борьбу против бессовестных истребителей народного богатства». Учредители общества принимали действенные меры для достижения провозглашенной ими в уставе цели: «Чтобы стать хозяином вод, принадлежащих городу и тем получить авторитет и право распоряжения, правление кружка арендовало ловли в окрестностях города Воронежа. Арендная плата была выручена обратно от прежних же промышленников, но при новом порядке вещей они были подвержены строгому надзору и контролю в их действиях, которые, не причинив никому убытка, оградили рыбу от истребления». Примечательно, что общество также планировало составить проект правил рыболовства, однако подобные начинания рыболовной общественности начали получать распространение несколько позже, в начале XX в. Успех влияния на власть, на поддержку законодательных инициатив во многом зависел и от значимости и влиятельности членов, входящих в то или иное объединение. В конце 1903 г. в Петербурге был основан Русский союз рыболовов-удильщиков, статус многих членов которого позволял надеяться на позитивные итоги его деятельности. В частности, в состав членов союза входили такие известные люди, как певец Ф.И. Шаляпин, художник К.А. Коровин, политические деятели графы А.Д. и С.Д. Шереметевы, В.А. Сухомлинов, ряд крупных предпринимателей, в частности, известный фабрикант И.И. Чикин и владелец известной фортепианной фабрики «Беккер» М.А. Битепаж. Возглавил союз барон Павел Гавриилович Черкасов, который являлся действительным статским советником в звании камергера Высочайшего двора. Союз стал не просто кружком любителей ужения, а культурным и идеологическим центром развития представлений о рыболовном спорте в России. П.Г. Черкасов был активным сторонником применения новейших снастей и способов ловли, необходимости постоянной учебы и тренировок ради роста рыболовного 75

76 мастерства, отказа от грубой снасти. Главной целью союза, согласно его уставу, было «содействовать сохранению рыбных богатств страны и обузданию того бесшабашного расхищения их, какое до сего времени происходит почти на всех отечественных водах, не представляющих промыслового значения, а потому и не подчиненных рыбнопромысловому надзору». Согласно 4 Устава союз, состоя в ведении Министерства Земледелия и Государственных имуществ, по Департаменту Земледелия, «имеет право входить в последний «с представлениями о своих нуждах и о тех мерах, какие, по его мнению, представляются желательными в целях сохранения и увеличения рыбных богатств страны», а 16 гласит: «Члены Союза принимают на себя обязанность содействовать наблюдению за точным исполнением правительственных постановлений, имеющих целью охранение и развитие отечественного рыболовства и рыбоводства, и, в случае замеченных отступлений от сих постановлений, доводят о таковых до сведения местных полицейских властей»». Кроме того, создатели союза надеялись, что «при издании нового устава рыболовства членам рыболовных обществ будет предоставлена возможность более активного участия в охранении рыбных запасов страны. Такою возможностью, конечно, должны воспользоваться и члены Русского Союза». К сожалению, даже подобное объединение испытывало финансовые затруднения, из-за которых его официальный печатный орган «Вестник Русского Союза Рыболововудильщиков» перестал выходить уже в 1908 г., а с его отсутствием сильно уменьшились возможности и самого союза. Во многом иным по своему характеру, но не по провозглашаемым целям, было другое рыболовное объединение начала XX в. Вятский кружок рыболовов-любителей, созданный в самом начале 1909 г. Главным инициатором его создания являлся Феопемпт Парамонович Кунилов. Он также являлся редактором-издателем издаваемого обществом ежемесячного иллюстрированного журнала «Рыболов-охотник», который отличался подбором интереснейших материалов и оперативной реакцией на околорыболовные события как в России, так и в мире. В частности, этот журнал занимал важнейшее место в пропаганде спиннинговой снасти, и даже первые в нашей стране спиннинговые соревнования прошли именно в Вятке в 1913 г. В первом номере журнала Ф.П. Кунилов опубликовал обращение к читателям под заглавием «В единении сила». Рыболовов-любителей всей страны он призывал объединяться, чтобы отстаивать свои права: «И благодаря этой организованной силе получится возможность энергичнее вести борьбу с браконьерством и хищничеством, составляющими главное зло нашей охоты и рыболовства». Устав Вятского кружка рыболовов-любителей, опубликованный в 3 журнала дает представление о его целях: «1 Вятский кружок рыболовов-любителей имеет целью: а)содействовать объединению рыболовов-любителей и установлению живого обмена мыслей между ними; б) ведение правильного рыболовства и рыбоводства и улучшение способов рыбной ловли удочкой; в) размножение рыбы и охранение ее от истребления всевозможными сетями и преследование рыболовов хищников, занимающихся ловлей рыбы в ущерб интересам рыбоводства; г) распространения понятий о правильных рыболовстве и рыбоводстве и о мерах к сохранению и увеличению рыбных богатств местного края...» Здесь же редакция напечатала заметку «Как устроить рыболовный кружок». Читателям еще раз сообщалось, что «охранение рыбных богатств страны от расхищения их рыбопромышленниками первейшая задача всех рыболовов-любителей. А успешнее бороться с хищничеством можно лишь сообща, сорганизовавшись в общество или кружок с утвержденным уставом». В 3 за 1909 г. содержалось подробное описание устройства рыболовного кружка. Необходимость подобных объединений напрямую связывалась с защитой рыбных запасов: «Охранение рыбных богатств от расхищения их от рыбопромышленниками 76

77 первейшая задача всех рыболовов-любителей. А успешнее бороться с хищничеством можно лишь сообща, сорганизовавшись в общество или кружок с утвержденным уставом. В единении сила. Поэтому приглашаем всех любителей рыболовов объединяться в дружные семьи для защиты рыбы от неразумного истребления и для распространения среди любителей понятий о правильном рыболовстве и рыбоводстве. Устроить рыболовный кружок не трудно было бы желание. Порядок утверждения устава общества или кружка следующий: Учредители кружка, трое или более, подают губернатору заявление о своем желании учредить там-то (в Уфе, Чухломе и т.д.) такой-то кружок, приложив к заявлению: 1. Проект устава в трех экземплярах, заподписанный учредителями с обозначением звания полного имени и адреса, причем на одном экземпляре проекта подписи учредителей должны быть засвидетельствованы нотариусом. И 2. Шесть рублей денег на припечатание устава в «Губ. вед.». Деньги 6 р. могут быть внесены в казначейство заблаговременно и к заявлению приложена квитанция о взносе. На каждый лист засвидетельствованного устава наклеивается по одной гербовой марке в 75 к. каждая и на заявление 2 марки на 1 р. 50 к. За засвидетельствование подписей нотариусу обычно уплачивается по 25 к. с подписи. Весь расход по утверждению устава, следовательно, составит на троих учредителей в общем 10 р. Для образца печатаем ниже утвержденный устав Вятского кружка рыболововлюбителей. Само собой разумеется, что учредители могут сделать в уставе, если найдут это нужным, те или иные изменения и дополнения». Революции и Гражданская война привели к тому, что общества прекращали свое существование, а о печати журналов речь и вовсе не шла. Тем не менее, буквально в первое время после октября 1917 г. на волне энтузиазма могли появляться весьма интересные объединения. Например, в 1918 г. в голодном и холодном Петрограде бывшим генералом Генштаба Анатолием Дмитриевичем Шеманским был создан «Петроградский союз рыболовов-любителей «имени Л.П. Сабанеева»». В его состав вошли, пожалуй, почти все известные городские рыбаки, остававшиеся на тот момент в Петрограде. Совместно с фирмой рыболовных принадлежностей «Дойников-Смуров» был даже выпущен один единственный номер печатного органа союза, «Журнала рыболовного спорта». Несмотря на всю тяжесть времени, А.Д. Шеманский писал в нем о возможностях и нуждах рыболовного спорта в губернии, в том числе и в связи с задачами и целями новой власти. При этом, автор, специализирующийся на ловле лососей на Неве, выступает за ловлю только на искусственные приманки и поддерживает вводимые властью ограничения на ловлю этой благородной рыбы. Спустя 6 лет, он же возглавил рыболовный отдел в журнале «Ленинградский охотник и спортсмен», издававшийся Ленинградским губернским промыслово-кооперативным союзом охотников. В первом номере журнала в октябре 1924 г. он, напомнив о существовавших до революции «буржуазных» рыболовных кружков, писал о необходимости на современном этапе подлинного объединения рыболовов республики. Правда, объяснялось это уже не 77

78 стремлением борьбы с промышленниками и т.п., а необходимостью взаимопомощи при поиске и покупке снастей, при организации рыболовного отдыха. Как видно из истории рыболовных обществ в России, рыболовы-любители неизменно стремились к объединению, чтобы не только помогать друг другу, но и добиваться своих благородных целей защиты водоемом от варварского истребления рыбы. При этом, не может не обратить на себя внимание почти полное отсутствие конфликтов между главными сторонниками идеи рыболовного содружества. Л.П. Сабанеев, П.Г. Черкасов, Ф.П. Кунилов, А.Д. Шеманский и другие понимали, что только в согласии они смогут чего-то добиться. В наши дни поиск выхода из сложившейся катастрофической законодательной и экологической ситуации приводит, в том числе, и к обращению к прошлому позитивному опыту. О целях, которых хотели достичь рыболовы, прекрасно говорят уставы различных обществ и клубов. Например, Киевское общество любителей рыбной ловли и водных спортов провозглашало своей целью развитие «правильной ловли пресноводной рыбы, ее размножение, охранение нерестилищ, уничтожение хищнического истребления». При этом район деятельности Общества распространялся на весь Юго-Западный край. В 2 утверждалось: «Для достижения означенной цели Общество учреждает заседания своих членов для обсуждения вопросов, относящихся до цели учреждения Общества, а также, с соблюдением установленных правил, устраивает: спектакли, вечера, концерты, публичные лекции, беседы, гулянья, выставки, экскурсии, ледяные катки и горки, катанья на лыжах и коньках и иные развлечения, выписывает книги и периодические издания и вообще направляет свою деятельность для объединения членов и доставления им возможности проводить время с пользой и удовольствием. В помещении Общества не допускаются никакие игры с денежными ставками». Последнее замечание было очень важным. Дело в том, что многие спортивные клубы в дореволюционной России к спорту имели мало отношения, а фактически являлись местом, где играли в карты и прочие азартные игры. Членами киевского общества могли быть совершеннолетние лица обоего пола. На соревнования допускались и посетители, сезонные гости. При этом вступительный взнос был достаточно высок 100 рублей, а ежегодный 15 рублей. Обычно общества заботились об устройстве помещения, где бы хранилось клубное имущество, и пристани, аренде рыбных угодий. Другой задачей была организация библиотеки и приобретение необходимой литературы. Ростовское-на-Дону общество любителей рыболовства и рыбоводства также планировало открытие специального музея. Схожие цели преследовало большинство объединений рыболовов-любителей. Вот, например, какими они были у Сергиево-Посадского кружка рыболовов-любителей: «Сергиево-Посадский кружок рыболовов-любителей имеет целью: а) содействовать объединению рыболовов-любителей и установлению живого обмена мыслей между ними; б) ведение правильного о и рыбоводства и улучшение способов рыбной ловли удочкой; в) размножение рыбы и охранение ее от истребления всевозможными сетями и преследование рыболовов хищников, занимающихся ловлей рыбы в ущерб интересам рыболовства; г) распространение понятий о правильных рыболовстве и рыбоводстве и о мерах к сохранению и увеличению рыбных богатств местного края; д) изучение пород местных рыб, их образа жизни, нравов и привычек, а также размножение ценных пород рыб, не водящихся в местных реках и озерах». То есть важной составляющей деятельности обществ должны были стать контакты с властью, участие в разработке законодательства. Так, согласно уставу Сергиево- Посадского кружка, он имел право «ходатайствовать, в случае надобности, пред правительственными и общественными учреждениями о ссудах и пособиях на устройство 78

79 рыборазводных заводов и показательных прудов». Разумеется, в уставах обычно указывалось, что его члены обязаны соблюдать существующие правила рыболовства, хотя, конечно, это было чем-то само самим разумеющимся. Значительное число объединений изначально планировало издание собственного печатного органа, журнала или газеты, однако на практике из-за финансовых и административных проблем это практически никогда не удавалось. Практически идентичен Сергиево-Посадскому устав Николаевского общества любителей рыболовов-удильщиков. Так, в нем провозглашалось, что цели общества «а) содействовать объединению рыболовов-любителей и установлению живого обмена мыслей между ними; б) ведение правильного рыболовства и рыбоводства и улучшение способов рыбной ловли удочкой; в) размножение рыбы и охранение ее от истребления всевозможными сетями и преследование рыболовов хищников, занимающихся ловлей рыбы в ущерб интересам рыболовства; г) распространение понятий о правильных рыболовстве и рыбоводстве и о мерах к сохранению и увеличению рыбных богатств местного края; д) изучение пород местных рыб, их образа жизни, нравов и привычек, а также размножение ценных пород рыб, не водящихся в местных реках и озерах». Для сравнения приведем выдержки из устава Острогожского общества правильной рыбной ловли и рыбоводства: «1. Острогожское общество правильной рыбной ловли и рыбоводства имеет целью: 1) доставить своим членам возможные удобства для разумной рыбной ловли, 2) содействовать охранению рыбы от хищнического ее истребления и 3) заниматься разведением рыбы. 2 С этой целью общество приобретает в собственность или арендует водные бассейны как у частных лиц, так и у правительственных, городских и сельских учреждений, наблюдает за исполнением существующих узаконений по охране рыбы, изыскивает способы и средства для увеличения рыбного богатства в районе Острогожского уезда, представляя правительству и местным органам управления мероприятия желательные для этой цели, устраивает с надлежащего разрешения и с соблюдением действующих на сей предмет правил лекции, музеи, рыбоводные заведения». Абсолютно те же цели провозглашались и другими обществами Симбирским обществом любителей рыбной ловли, Ростовским-на-Дону обществом любителей рыболовства и рыбоводства, Аксаковским (Уфимским) обществом рыбоводства и рыболовства и др. Состав обществ обычно был достаточно пестрым, что лишний раз показывает демократичность рыбной ловли. Так, среди учредителей Николаевского общества были: отставной полковник, присяжный поверенный, крестьянин, казак и чиновники разных рангов. Вступительные взносы могли существенно отличаться. Например, действительные члены Симбирского общества любителей рыбной ловли уплачивали ежегодно взнос в размере, определяемом общим собранием, но не превышающим шести рублей, что в разы меньше взноса для членов Киевского общества. Действительные члены Острогожского общества правильной рыбной ловли и рыбоводства ежегодно платили 5 рублей, а членысоревнователи 2 рубля. Ежегодный взнос для членов Вятского кружка рыболововлюбителей был всего 1 рубль. Рыболовы-любители действительно были членами единого братства, задачи которого были ясны и понятны: 1) пропаганда любительского рыболовства, 2) защита рыбных запасов от загрязнений и браконьерства и 3) участие в законотворческой 79

80 деятельности. Иногда им удавалось улучшить ситуацию в регионе в лучшую сторону, самым ярким примером чего является деятельность Общества правильной рыбной ловли в Воронеже. При этом с сожалением приходится констатировать, что небольшие группы энтузиастов зачастую оказывались бессильны против алчных промышленников, безразличия властей и вековых традиций браконьерского лова. 80

81 3.2. Русская рыболовная литература и периодика Первые статьи о любительском рыболовстве в журнале «Экономический магазин». Рыбаки эпохи А.С. Пушкина или мог ли Е. Онегин удить рыбу? Рыболовная печать 2-й половины XIX в., рыбалка как младшая сестра охоты «Журнал Московского общества охоты», «Журнал охоты и коннозаводства», «Природа», «Природа и охота», «Вестник рыбопромышленности», «Охотничья газета» и др. «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» - первый специализированный рыболовный журнал и его судьба. Вятский «Рыболов-охотник» - вершина дореволюционной рыболовной периодики. Книги о рыбалке путь от первых изданий к массовой литературе. В отсутствии радио, телевидения и прочих более современных средств передачи информации важнейшим способом трансляции знаний о рыбалке и ее популяризации являлась печать. Несмотря на то, что публикаций, а тем более отдельных изданий по рыбалке было сравнительно немного, именно они позволяют получить представление о том, кого и на что ловили наши предки, и, самое главное, как они относились к уженью, какие проблемы их волновали, что их объединяло в единое рыболовное братство. Их работы позволили сформировать высокий уровень культуры любительской рыбалки, уникальные национальные особенности. Точно так же, как бесписьменные цивилизации обречены на почти полное забвение, а оставившие литературное наследие на память и признание потомками, история русской рыбалки в отсутствии журнальных статей и книг была бы практически утеряна. Разумеется, многие материалы столетней давности сейчас не смогут помочь рыболову поймать крупную рыбу, а скорее удивят или даже позабавят, но тем очевидней прогресс, которого достигло уженье. Первые материалы по уженью рыбы были опубликованы Андреем Тимофеевичем Болотовым. Происходя из старинной, но обедневшей семьи (род Болотовых восходит к XVI веку), он родился 7 октября 1738 г. в принадлежавшем издавна его семье сельце Дворянинове Алексинского уезда Тульской губернии. Уйдя в отставку с военной службы во время недолгого правления Петра III, он занялся научной и писательской деятельностью. В 1780-х годах в издаваемом им журнале «Экономический магазин» (приложение к «Московским ведомостям») были опубликованы статьи, посвященные способам ужения рыбы. Сам журнал фактически являлся сборником оригинальных и переводных материалов, содержащих советы по хозяйству на все случаи жизни. В нем можно было найти даже методы борьбы с похмельем или описание эссенции из Шпанских мух. Всего в журнале было опубликовано 5 статей, посвященных ужению рыбы. Принципиально важным являлось то, что рыбная ловля больше не воспринималась лишь как способ добывания пищи: «Сей род рыбной ловли производится отчасти для увеселения отчасти и по нужде, ибо бывают люди которые тем одним кормятся». То есть рыбалка воспринималась и как способ добычи еды, и как возможность получить удовольствие мирное созерцание и наслаждение отдыхом начинают рассматриваться как некий бонус, делающий это увлечение привлекательным. Подобный переход был обозначен и в первых английских книгах по уженью. Рыбалка стала досугом тем, в чем нет жизненной необходимости. При этом отметим, что изучение истории любительского рыболовства в России, равно как и досуга в целом в предшествующие эпохи, во многом тормозится не только его якобы отсутствием или незначительной ролью в жизни общества, но и недостаточным количеством источников, позволяющих воспроизвести комплексную картину. Подобная ситуация характерна не только для России. Исследователи уже обращали внимание на сложность анализа досуга, существовавшего вне 81

82 коммерциализации и институализации, что в полной мере, по крайней мере до второй половины XIX в., относится и к любительскому рыболовству в России. Рыболовные статьи в «Экономическом магазине» являлись переводами с неназванной иностранной книги. Вполне возможно, что речь идет об английской книге, или французском переводе английского руководства к рыбной ловле. Английская культура часто приходила в Россию через Францию. Даже с Шекспиром русские знакомились из французских переводов. Иностранные материалы Болотов дополнил описаниями собственного опыта. В частности, утверждая, что «аглинским крючкам дается преимущество пред всеми прочими» он замечает, что его зять, страстный рыбак, ловил только на самостоятельно изготовленные из иголок крючки, а английским телескопическим удилищам предпочитал березовые, то есть отдавал предпочтение отечественному, несмотря на знакомство с иностранными снастями. Показательно, что в статьях упоминается Исаак Уолтон. Так, описывая достоинства червей, живущих в корнях фиолетовых ирисов, Болотов в доказательство уловистости этой наживки ссылается на авторитет англичанина. Всего в журнале было опубликовано 5 статей, посвященных ужению рыбы. Одна из них нас мало интересует, поскольку рассказывает о разных дурманящих веществах, усыпляющих ее. Другая, под названием «Некоторые практические замечания о наших деревенских рыбах», представляет собой рассказ помещика о том, как ему удалось в своей деревне научить карасей кормиться по звону колокольчика. Это давняя царская забава, но обычно таким образом приучали карпов. Автор же доказал, что подобное возможно сделать и с «нашими милыми карасями». Он даже описывает как следует правильно кидать рыбе корочки хлеба: «надобно употреблять к тому одни только верхние и нижние корочки с хлеба; мякиш же отнюдь не кидать, потому что оный намокнув тотчас потопает Да и самые сии корочки надобно так кидать, чтоб они мягкой стороной приходились к низу». Весьма полезно для рыболовов другое его наблюдение о том, что молоденькие рыбки смелее старых. Следующая статья «О ловлении рыб удою» является переводом с неназванной иностранной книги. Помимо приведенного выше описания сути и целей ловли в ней называются наиболее подходящие насадки: от червей и жуков до лягушек и сверчков. Значительно более интересной является статья «Некоторые замечания иностранных о рыбных ловлях, а особливо о ужении оных». В ней не только приводятся зарубежные материалы, но и описывается опыт наших рыболовов, что помогает судить о развитии ужения в России. В начале говорится о составных частях снасти: «Уда, как известно, составляется из трех, или паче четырех частей, как то: 1) удилища, или той палки и прута, к которой шнур привязывается; 2) самого шнура, который обыкновенно называется лес или леса; 3) поплавка на оном; 4) крючка». Далее идет подробное описание каждой части. Например, для изготовления удилища рекомендуется использовать сосну или ель, а для более гибкой удочки орех или бузину. Интересно отметить, что уже в те далекие времена использовались и телескопические удилища: «Некоторые же вместо удилища берут толстый тростник и составляют удилище из многих составленных и друг в друга всовываемых штук, а иногда делаются сии удилища из разных друг в друга всовываемых штук, так что по сложении составляет вся уда ничто иное, как трость, способную для гулянья». Обращают на себя внимание примечания, в которых переводчик (по всей вероятности, сам Болотов) рассказывает о своем родственнике из Псковской губернии, который «превеликий был охотник удить рыбу». Тот всем удилищам предпочитал березовые. 82

83 Шнуры рекомендуется изготавливать «из волос, шелка, пеньки, лык и из самих металлов. Обыкновенно из волос лошадиных, из хвостов жеребцов». Описываются также средства их окраски в зеленый и желтый цвет. Грузила указывается использовать свинцовые, а крючки металлические, при этом «аглинским крючкам дается преимущество пред всеми прочими». Одновременно, Болотов, снова упоминая в сноске своего родственника, говорит, что тот ловил только на самостоятельно изготовленные крючки из иголок. Поплавки рекомендуется изготавливать из пробки, перьев или дерева. Форма пробки кегля или шарик. При этом, указанный родственник Болотова делал поплавки из «толстой красной сосновой корки, которая к сему по мягкости и легкости своей в особливости удобна, и тем паче, что обделывать ее, как хочешь, можно». Поплавки из перьев советуется затыкать сверху и снизу кусочками дерева либо пробки. Во второй части статьи дается обзор приманок. Наиболее универсальной называются черви. Причем речь идет не только о дождевых, но и шелковых, которых рыбы хватают «с величайшей жадностью». Также чрезвычайно уловистыми являются черви, живущие в корнях фиолетовых ирисов (касатиков) белые или желтоватые и длинные тонкие червячки с красными головами и ногами, разбросанными по всему телу: «Под тонкими корешками, вырастающими из больших и крупных кореньев» цветка «бывают маленькие луночки, или конурки, и в них» черви. В качестве подтверждения уловистости этой наживки дается ссылка на авторитет самого Исаака Уолтона (наши усилия найти эту информацию в «Истинном рыболове» успехами не увенчались). Неплохой приманкой называются и пауки, подходящие для тех, «кто не боится и не мерзит», а также сыр, живцы, лягушки, икра, мясо животных. Дается совет натирать приманку каменным маслом (Petroleum), медом, мозгом из ножных костей цапли. Из растительных насадок выбор падает на пшеницу, хлеб и ил. В примечании Болотов указывает на то, что его родственник самую крупную рыбу ловил на раковую шейку. Рекомендуется заранее приваживать рыбу и выбирать место с гладким чистым дном. Однако так как «дно редко бывает гладко и ровно, то недостатку сему можно пособить и большим столом, или столовою доскою, которую и в других случаях можно употреблять с пользою. Таковая доска покрывается дюйма на полтора, или на 2 синею или иной какой вязкой глиной, и один конец оной всовывается в воду, а другой оставляется на берегу. Она составит собой наклонную плоскость, на которую можно рыбу взводить для удобнейшего выволакивания из воды. Самую сию доску хорошо употреблять и в случае тинистого дна для доставления себе места, где кидать уду. Но чтоб рыбы не могли ее пугаться, то надобно положить ее за несколько дней, а на нее какую-нибудь приваду, дабы рыбы к ней приходить привыкли». В конце статьи приводится характерное упоминание о необходимости «всегда измерять наперед глубину места при ловлении удою», а также иметь с собой сачок для вытаскивания крупной рыбы. В принципе, можно говорить о том, что в нескольких статьях приводится достаточно полное описание ужения рыбы. С их помощью любой дворянин, сбежавший от столичной суеты, смог бы предаваться столь увлекательному занятию в своей деревне. Приятно осознавать, что несмотря на сравнительную непопулярность ужения в России по сравнению с Европой, и у нас были люди, которые были беззаветно преданы этому увлечению, как псковский родственник Болотова. Остается только сожалеть, что он не оставил после себя никаких записок. Они могли бы стать настоящим сокровищем для русских рыболовов. 83

84 Существенное место ужению рыбы отводится Болотовым в своих воспоминаниях «Жизнь и приключения Андрея Болотова, писанные им самим для своих потомков», правда, впервые опубликованные лишь в 1870-м г. Уже в 1750-х гг. благодаря мужу его сестры Прасковьи, страстному рыболову Василию Савиновичу Неклюдову Болотов понял всю прелесть этого увлечения: «лучшее и приятнейшее упражнение находил я в рыбной ловле. Зять мой [так он называет Василия Савиновича Неклюдова И.С.] был превеличайший охотник до оной, а особливо до ловления удами. К сей, можно сказать, был он совершенно страстен, и я не видывал никого, кто б мог иметь столько терпения и самопроизвольно переносить столько беспокойства и трудов, сколько он. Целые ночи напролет просиживал он на маленьком челночке посреди реки и по несколько иногда часов дожидался, покуда язь или иная какая-нибудь большая рыба придет и хватит его уду. Один только небольшой малый сотовариществовал ему обыкновенно в сих ночных его путешествиях и переездах на челночке своем с места на место по реке; но и сей сидел и ходил по берегу и приуготовлял ему обчищенные шептальцы 13 раков, которыми он вместо червей свою рыбу лавливал. Сперва, расхваливая всячески сию ночную ловлю, старался он и меня к тому же заохотить, однако я не мог никак найтить в том вкус и иметь столько терпения, а для меня приятнее было ловить днем маленьких то и дело хватающих рыбок. Да и в самом деле, что за удовольствие просидеть всю ночь одному на воде, а потом весь день спать и не пользоваться приятною вешнею погодою, а что всего досаднее, дожидаться иногда с целый час, покуда клюнет уду рыба? Волен Бог и с его большою рыбою, и с довольным количеством оной, какое иногда он по утрам принашивал с собою! Однако случалось нередко, что возвращался он с пустыми почти руками, и тогда ложился он уже с досады скорее спать и спал до самого обеда, а потом принимался опять за то ж до самого вечера. Словом, мы в сие время его почти и не видали. Между тем, как он сим образом занимался своим ужением, предоставляя о домашней экономии хлопотать и заботиться одной моей сестре, упражнялся по большей части и я в том же, но иным только образом. Зять мой снабдил меня крючками, удами и всеми прочими мелкими рыболовными снастями, которые у него, как у отменного охотника, были самые щегольские. Имел я также свой собственный и прекрасный челночок, поднимающий только одного человека и чрезвычайно легкий; ребятишек для услуг моих мог я брать сколько хотел и с ними всюду ходить. Река Лжа, на которой сидело его селение, была самая прекрасная и весьма рыбная; она была нарочито широка и, обтекая селение, производила течением своим превеликий полуциркуль, простирающийся до самой его прекрасной мельницы. Итак, наилучшее утешение мое было разъезжать и разгуливать по сей части реки на моем челночке и, приставая в заводях и в других местах, уживать рыбу. Однако все сие ужение не так много меня утешало, как ловление щук иным образом и так называемою «дорогою». Делается нарочитой величины и толстоты железный крюк с зазубрею и приковывается тупым концом к небольшой продолговатой и желобком несколько выгнутой бляшке, сделанной из желтой меди; а в том месте, где край бляшки соединяется с крюком, привязывается маленький лоскуток аленького суконца, а к другому концу бляхи прикрепляется предлинный и крепкий шнур, взметанный на вертящуюся шпулю, так как бывают у плотников шнуры их. Вот инструмент, которым производится сия ловля. Надобно ехать на челночке вверх реки и, пустив крюк в воду, спустить весь шнур, а потом другой конец оного ухватить крепко в зубы и так плыть. Во время сего плавания на челночке крюк, будучи тащим шнуром, в воде вертится и представляет точно бегущую скоро в воде плотичку или рыбку. Щука, завидев ее и сочтя ее рыбкою, хватает ее на бегу, но сама попадает тотчас на крюк, от чего рыболов чувствует в самый тот момент в зубах у себя 13 Измененное «щупальцы» клешни. 84

85 маленький удар. Сие доказывает ему, что на крючок его попала рыба, и тогда останавливается он, начинает свой шнур взметывать на шпулю и притаскивает щуку к самому челночку и тут ее бережно сачком подхватывает и вытаскивает вон. Сим образом лавливал я часто и нередко приваживал с собою по несколько щук». Вероятно, таких помещиков-удильщиков уже в середине XVIII в. в России было достаточно много, однако данных о них у нас нет. При этом все они должны были учиться либо на чьем-то опыте, либо на собственных ошибках, ведь никакой русскоязычной литературы по данной теме в России не издавалось. И не стоит думать, что ситуация кардинально поменялась с выходом первых книг. Описание способов и техники ловли часто было более чем скромным. Первую русскую книгу о рыбалке пришлось ждать аж до начала XIX в. Это работа известного писателя и экономиста Василия Алексеевича Левшина ( гг.), вышедшая в 1814 г. и имевшая сложное и громоздкое для современного читателя название: «Книга для охотников до звериной и птичьей ловли, также до ружейной стрельбы и содержания певчих птиц; заключающая в себе: о звероловстве и псовой охоте вообще и особенно; о содержании, вынашивании и притравлении птиц ловчих, с полным наставлением, относящимся до стрельбы, доброты пороха и оружий, и до ловли разных простых и певчих птиц; о содержании всякаго рода охот и пользовании их в случающихся болезнях, с наставлением о различной рыбной ловле; с краткою естественною историею зверей, птиц, рыб и проч.». Пятое отделение четвертой части работы под названием «Наставление различной, а паче увеселительной ловле рыбы, с присовокуплением естественной оных истории» было посвящено описанию различных видов рыб и способов их ловли. Стоит немного подробнее рассказать об авторе книги. Василий Алексеевич Левшин родился в Смоленске, в семье полковника. Будущий писатель также поступил на военную службу, в Новотроицкий кирасирский полк. Участвовал в победной для России войне с Турцией гг. После ухода в отставку в 1772 г. сначала жил в своем имении в Тульской губернии, затем работал уездным судьей в Белеве, с 1803 г. являлся чиновником по особым поручениям в Петербурге. Дослужился до статского советника и вышел в отставку в 1818 г. Литературную деятельность начал еще в 70-х гг. XVIII в. У читающей публики пользовались популярностью его «Утренники возлюбленного» (1779 г.) изложенные в форме писем сентиментальные размышления о любви. Левшин много переводил с французского, немецкого и итальянского. Являлся членом многих научных обществ, Итальянской академии наук в Неаполе, непременным секретарем Вольного экономического общества в Петербурге. Большим вкладом в развитие отечественной культуры стало подготовленное им 10-ти томное издание «Русские сказки», в котором печатались литературно обработанные фольклорные тексты. Особенно известными среди современников были его книги по домоводству и ветеринарии «Полная хозяйственная книга», «Новейший и полный конский врач», «Всеобщее и полное домоводство» и «Полный русский конский учебник». К этому виду книг относятся и его работы об охоте и рыбной ловле. Левшин пишет о рыбалке как о прекрасном виде отдыха для дворянина в своем поместье: «В деревне не может быть приятнейшего удовольствия, какое доставляет рыбная ловля; она содержит в себе множество искусственных уловок. Не можно однако же описать здесь всех рыб, и способов к ловлению каждой рыбы употребляемых: довольно упомянуть здесь только об известнейших и ловлях, а по оным каждый к своему месту соображаясь, может избирать, какие где способы, и для лову какой рыбы удобнее. По различным родам рыб, есть разные средства к их уловлению. Впрочем, предавшихся сему упражнению, научает ежедневная опытность. При ловле рыб всего больше надлежит 85

86 наблюдать тишину: ибо рыбы имеют слух отменно тонкий, и зрение очень острое. Они любопытны: все, что представляется им чрезвычайностию, их привлекает; они приближаются, и до тех пор плавают вокруг, пока узнают видимое. Прибегают они к малейшему шуму; но ежели оной усилится, то не доверяют и убегают. К ловлению рыбы потребно не мало проворства: они хитры, и без обмана не всегда их получить можно». При описании «естественной истории» рыб, «служащих для увеселительной ловли», Левшин опирается на работы всемирно известных ученых профессора Лейпцигского университета Натанаэля Готтфрида Леске ( ), шведского естествоиспытателя Карла Линнея ( ), его сподвижника, голландского ботаника Яна Гроновиуса ( ), его соотечественника натуралиста Антония Левенгука ( ) и др.. Тем не менее, многие его выводы могут показаться забавными современному биологу: «Рыб можно ловить в каждое время года, кроме Мая и Августа месяцов; в сие время надлежит оных щадить, для того, что они тогда большею частью мечут свою икру, и предаются любви. В рассуждении последнего обстоятельства, рыбы имеют то отменное свойство, что самки всегда гоняются за самцами: по восьми и больше оных следует за одним самцом, трутся около его, и гонят к берегу до травы, на мель. Самец отбивается, но напоследок принужден бывает взобраться на траву, на которой лежал брюхом, выставляется почти весь из воды, и начинает испускать некое молоко, на которое каждая самка торопится выпустить свою икру; дней через 12 или 14 выводится из каждого зерна сей икры по рыбке». При описании способов ловли главное внимание Левшин уделяет различным видам сетей, багров, мешкам, самоловам и т.д., которые тогда считались вполне спортивными. Ловле на уду отводится более скромное место. Описывает эту снасть он следующим образом: «Уда. Железный крючок, имеющий на конце своем зазубрину. К сему крючку привязывается из конских волосьев ссученая нитка, называемая лесою, которой конец прикрепляют к тонкому концу шестика, называемого удилищем. К лесе, в аршин от крючка, привязывают грузильцо, из кусочка свинца состоящее, и поплавок из комля гусиного пера по середине лесы; первое употребляют для того, чтоб уда ложилась на самое дно реки, а второй, для того, чтобы плавая на поверхности воды, показывал, когда рыба дернет насаженную на крючок наживу, обыкновенно состоящую в дождевом черве, или маленькой рыбке. Рыбак кидает наживленную уду в воду, и ожидает, пока рыба, поглотя червя, попадается сама на уду; тогда вытаскивает свою добычу, и наживляя уду вновь, продолжает ловлю. Рыбы идут на уду более утром и надвечер». Рассказывает он и о жерлице: «Большая уда, впрочем железко ее делают тем же образом, что и обыкновенные уды; оную привязывают к проволоке в несколько раз свитой, чтобы рыба, имеющая острые зубы, оной откусить не могла; к сей проволоке прикрепляют шнурок, или бичевочку, и с грузилом бросая жерлицу в воду, конец оной привязывают к чему-нибудь». О рыбах он пишет очень кратко, описывая их внешний вид, метание икры и способы ловли. О некоторых видах, например о щуке, немного подробнее. Например, пересказывает известные примеры долгожительства щук полулегендарные рыбы царя Бориса Годунова и Фридриха II. Также он отмечает стремительность и прожорливость щук, пожирающих уток и хватающих за ноги купающихся людей. Интересно предлагаемое автором разделение щук согласно их размеру и гастрономическим качествам: «По величине своей разделяются щуки на больших или главных, средних или одноблюдных, и малых или травяных щук. Из оных средние состоят более в уважении. Самцы или молочники, в рассуждении вкусности, икрянкам или самкам предпочитаются». В заключительной части работы, озаглавленной «Охотничьи тайны и анекдоты» Левшин дает читателю несколько советов по изготовлению, хранению и использованию привад и насадок. Вот один из них: «Способ получить наскоро червей для наживы на уды. 86

87 Отвари яри медянки [зеленой краски ред.] в уксусе, и сим отваром полей место, в котором чаешь, что черви держатся: оные не медля выползут на поверхность». Именно такой была первая отечественная книга, посвященная любительской ловле рыбы. Разумеется, советы, даваемые автором, вряд ли помогут современным рыболовам. Тем не менее, и сама книга, и личность Василия Алексеевича заслуживают уважения, внимания и благодарной памяти потомков. При знакомстве с книгами о рыбалке, изданными в первой половине XIX в. современному читателю может даже показаться, что это чья-то шутка, а вовсе не полезное руководство, потому что некоторым советам, изложенным в них, может начать следовать либо истинный фанатик, либо сумасшедший. Например, можем обратиться к рекомендациям по изготовлению прикормки и приманки. Кстати, сама приманка или наживка называлась в тем временам не очень благозвучным для современных людей словом «блёвка». Казалось бы, чем в вопросе прикармливания и приваживания рыбы можно удивить современного рыболова, особенно спортсмена? Всевозможные дорогостоящие прикормочные смеси, грунт, связующее, аттрактанты! То же можно сказать о насадках и приманках разноцветные опарыши, тесто и хлеб со всевозможными наполнителями, бойлы, блесны, воблеры, попперы, мушки, силиконовые приманки... Однако если посмотреть, чем советовали привлекать рыбу рыболова прошлого, можно убедиться, что современным удильщикам очень далеко до их предков. Стоит отметить, что раньше рыболовам приходилось как-то компенсировать простоту и громоздкость снастей. Даже с учетом сравнительно большого количества рыбы в водоемах, из-за их использования успех на рыбалке был отнюдь не гарантирован. Отчасти эту проблему позволяла решить прикормка. Кроме этого, стоит помнить, что в те времена многие способы ловли, воспринимаемые сейчас как браконьерские, были разрешены, и многие советы по приманиванию рыбы были призваны помочь заманить рыбу в верши, бредень, самоловы и т.д. Неизвестный автор книги «Опытнейший рыболов, содержащий в себе любопытные и редкостные секреты, касающиеся до рыбной ловли разного рода снастями, как то: неводом, вершей, удой и другими средствами, с наставлением разводить рыбу в прудах, сохранять в садках и выкармливать, также ловить, разводить и сохранять раков», вышедшей в Москве в 1829 г., предлагает весьма оригинальные советы по приманиваю рыбы. Например, чтобы рыба шла в верши, «берется из дикой козы желудок, мозг, ноги и голова все сие пережигается в порошок, который завязывается в тряпицу и кладется в верши: то все рыбы из отдаленного места плывут к вершам». В сети можно было приманить рыбу следующим способом: «Возьми конопляных зерен столько, сколько угодно или сколько думаешь, что будет довольно, вари их до тех пор, пока они растрескаются; после сего разотри их с горшечною глиной, с малым количеством коровьего кала, вареного гороху, истолченного в порошок корня пуховика 14, меду и корицы; сделай из сего мягкий состав, мажь оным саки, бредни и невода и положи оного также несколько в мошню 15 или рукав». Вот другой, не менее сложный, рецепт: «Возьми воловьей, козьей и овечьей крови из малых кишек или черев тимьяна, оригана или душицы (origanum), полеи (polegium) 16, маэрана (amaracus) 17, чесноку, винных дрожжей, анны, воловьего, козлиного и овечьего сала, каждой вещи по довольному количеству; все 14 Иван-чай. 15 Сумка. 16 Полей, блошиная мята. 17 Амаракус. 87

88 сотри хорошенько между собою, сделай из того замес, и за час до того времени, как будешь ловить рыбу, брось в воду, после чего наловишь великое множество рыбы». При знакомстве с другим рецептом любому более-менее чувствительному человеку станет немного не по себе: «Берется человеческой крови, выпущенной при кровопускании, столько, сколько можно оной иметь, один лот 18 шафрану, козлиного сала, просеянной яшной 19 муки и хлеба, испеченного на хороших дрожжах; все сие хорошенько размешивается и уминается, и потом делаются из того шарики; один из сих шариков прицепляется к уде или кладется в вершу, и рыбы очень много набежит к оному». А вот чрезвычайно интересный способ добычи уловистой наживки: «Берется черная курица, хорошенько сваривается и вымазывается медом; потом обертывается зеленым горохом, когда он еще цветет. Таким образом приготовленная курица кладется на месяц в лошадиный помет, от чего и зародятся в ней зеленые червячки, которые во весь год можно употреблять для ловления рыбы удою». К сожалению, автор не пояснил, почему нужно брать именно черную курицу. Другой теоретик ужения рыбы того времени, В.А. Левшин, также предлагает ряд оригинальных прикормок: «Возьми по три золотника 20 трав майорану, душицы и шалфея, ладану и мирры по 8 золотников, пригоршни муки ячменной, смоченной виноградным вином, и по четверти фунта жареной свиной печенки, сала козьего и чесноку. Истолки каждую вещь порознь: после того смешай все, с прибавкою самого мелкого песка. Бросай сию смесь часа за два до ловли в том месте в воду куда желаешь собрать рыбы». Более простой рецепт: «Возьми говяжей крови, сала и кала, смешай с прибавкою душистых трав, дрожжей виноградного вина и чесноку; перетолки, и кусочками брось в воду». Есть у него и способ, позволяющий ловить рыбу руками: «Возьми осетрей испортившейся икры, самой вонючей, 8 золотников, столько же весом бабочек и мотыльков, аниса и старого сыра по 4 золотника, сока выдавленного из клопов и свиной крови по 2 золотника, гуммы 21 галбаны 22 4 золотника. Истолки все сие, смачивая простым виноградным сурового вкуса вином; переделай в катышки и засуши в тени. Когда рыбы сьедят от сих катышков, сделаются как сонные, и можно будет ловить их руками». Следующая привада, в случае ее изготовления в наши дни, могла бы довести рыболова до суда по обвинению в жестоком обращении с животными: «Должно удавить кошку так, чтобы вся кровь в ней осталась; после чего сняв с нее кожу и выпотроша, мясо жарь на вертеле, ничем не помазывая; но собирай жирность, с него стекающую. Взяв по равну против сей жирности яичного желтка и масла аспикова (Spik-oel) 23, смешай в итоге: выдет мазь, служащая к вышеописанному употреблению». По сравнению с этим, советы некоего Петрова Н., изложенные им в книге «Рыбак, или Средства ловить рыбу удою» (М., 1831), кажутся предельно простыми. Например, он советует приваживать рыбу поджаренной коноплей, причем, по всей видимости, речь идет не о семенах, а о листьях. Другие советы редко встретишь в современной рыболовной литературе. Например, он советует ловить на хлеб, смоченный вином. Червей перед рыбалкой, по его мнению, стоит положить на ночь в бычью кровь. Если ловят форель на икру, ее стоит поварить в сахаре. Достаточно интересен совет искать червей в дуплах старых деревьев, растущих среди ручьев и проток лот = 12,8 г. 19 Ячменной золотник = 4,266 г 21 Камедь. 22 Гальбан - растение рода ферулы семейства зонтичных с маленькими желтыми цветочками. Издавна на Руси славилось своими целебными свойствами. 23 Лавандовое масло. 88

89 Таким образом, многие «рецепты» могут показаться современным рыболовам как минимум странными и даже напомнить о стародавних временах, когда колдуньи варили свои страшные зелья в больших котлах, добавляя в них правые лапки курицы, слезы девушек и колосья, собранные в полнолуние. Тем не менее, они существовали и, кто знает, возможно, приносили отличные уловы. Некоторые советы, содержавшиеся в литературе тех лет вообще наталкивают на вопрос а как вообще умудрялись что-то ловить, следуя им? Вот, например, книга «Счастливый рыболов. Советы страстного охотника до рыбной ловли удочкой и всеми вообще снастями и орудиями, употребляемыми при ловле всех существующих рыб и раков, с наставлением заготовлять из нее разного рода кушанья по новейшим кухмистерским наставлениям», вышедшая в Москве в 1865 г. Как ставить глубину при ловле на поплавочную снасть? Ответ весьма своеобразен: «Рыба в воде не всегда стоит на одинаковом расстоянии от дна; потому опытные рыболовы длину поплавка и располагают по следующим приметам: в Августе месяце она стоит выше всех других месяцев; в Сентябре ниже или выше Августа на целый локот; в Октябре еще ниже на целый локот; в прочие месяцы ходит по самому дну». А вот способ «выгонять рыбу из мест неудобных для ловли»: «Если в каком-нибудь месте рыбы водится много, а ловить ее нельзя по причине коряг или большой травы, то в такие места кидают иссопу, которого запах совершенно отгоняет рыбу». Ну и, наконец, о ловле плотвы: «Плотву ловят на муху и также на червя. Водится она в больших и малых реках». Все! Больше про ловлю плотвы не написано ни строчки! Одним из первых журналов после «Экономического магазина», в котором стали периодически публиковаться статьи об уженья являлся «Журнал коннозаводства и охоты». Например, в августовском номере за 1855 г. в нем вышла статья «Уженье рыбы», в которой весьма оригинально для современного рыболова описывалось его увлечение: «Из всех удовольствий, самое дешевое и притом не безвыгодное есть ужение рыбы; само собой разумеется в таком случае, если оно соединено с умением; но к сожалению большая часть думает что для этого достаточно только одно знание насадить на крючок червяка и бросить его в воду в первое удобное место, предоставляя дальнейший успех на произвол случая. Подобные рыболовы почти всегда жалуются на счастье, и вместо того чтобы пенять на неуменье приписывают неудачи тому или другому обстоятельствам. В Англии, Франции и Швеции ужение рыбы составляет удовольствие для людей высшего класса и не редко даже дамы занимаются этим наслаждением. Во Франции один из министров в ранние часы утра занимался ужением рыбы, чтоб после того трудиться с лучшим расположением над государственными делами. Говорят что даже Веллингтон считался в Англии одним из искуснейших охотников в ловле рыбы на удочку. От этого выходит, что эта ловля нигде не доведена до такого совершенства, как в Англии и во Франции. Приборы, потребные для успешного ужения рыбы, употребляемые в Англии и во Франции, столь отлично приспособлены к этому делу, что пользуются славой во всех других местах. В Германии подобные занятия составляют простое препровождение времени, при котором не требуется умственных напряжений, ужением рыбы занимаются там дети и люди из низшего класса, и потому приборы их не составляют особенности, но зато приятно посмотреть на английского охотника, идущего к берегу со своими принадлежностями для ловли рыбы, все у него придумано со вкусом и с удобством: палка, на которую надевается леса, служит ему вместо трости; леса, попловок и крючек, отделаны отлично, крепко, чисто и сообразно с целью. < > Как в Англии занимаются ужением рыбы только аристократы, которые на жалеют денег, то принадлежности эти 89

90 отделываются там гораздо лучше чем в других местах и продаются весьма дорого. Впрочем они делаются также и в Париже, но в Германии их нет 24». Заслуга журнала состоит в том, что уженье показано не просто бесполезным развлечением, а делом, требующим изрядного мастерства: «Ужение рыбы нельзя назвать делом легким, как обыкновенно полагают; оно составляет науку и искусство, требующие для успеха, изучения и опытности а потому Редакция журнала, всегда имеющая в виду полное исполнение программы, помещает здесь все необходимые по предмету ужения рыбы подробности, руководствуясь вышедшим в Лейпциге, четвертым изданием, сочинением Das Ganƺe der Ungelfifcherei». То есть после прочтения статьи начинающий рыболов понимал, в каком направлении осуществлять поиск новой информации и где искать снасти. Также редакция сообщала, что она будет «печатать в журнале постоянно все сведения, дошедшие до нее о рыбной ловле вообще из иностранных журналов, и будет весьма благодарна за сообщение известий о рыболовстве у нас». В х гг. отдельные статьи, посвященные рыбной ловле, публиковались в таких изданиях, как «Журнал общеполезных сведений», «Труды Императорского вольного экономического общества», «Земледельческая газета», «Архангельские губернские ведомости», «Экономические записки». Среди них достаточно много художественных рассказов и воспоминаний, но явно недостаточно освещены вопросы техники ловли. В 1870-х гг. выходили «Журнал Московского общества охоты» и «Коннозаводство и охота», редакция которых также могла уделить внимание рыболовству. В этот же период при непосредственном участии Л.П. Сабанеева стал издаваться сборник «Природа». В нем освещались вопросы естественнонаучного характера, или, словами редакции, это был «популярный естественно-исторический сборник», выходивший 4 раза в год. Именно в нем в 1873 г. Сабанеев опубликовал серию статей про фауну Зауральских озер. С 1874 г. Сабанеев (а развитию рыболовной печати мы обязаны именно ему) начал редактировать «Журнал охоты», издававшийся Императорским обществом охоты. В нем регулярно выходили статьи, посвященные технике уженья рыбы, появлению и функционированию рыболовных обществ и клубов, ловле отдельных видов рыб (например, жереха, сазана, карася), прудовому разведению. Приятно удивляет и то, что публиковавшиеся материалы были посвящены не только центральным регионам, но и окраинам Уфе, Ангаре и пр. В 1878 г. существование обоих изданий оказалось под угрозой «Природа» из-за малого числа подписчиков не окупалась, а Императорское общество охоты не планировало более оплачивать издание «Журнала охоты». Тогда Сабанеев решил объединить два журнала и самому его финансировать. Так появился журнал «Природа и охота», ставший целой вехой в истории отечественной периодической печати. Применительно к литературе, посвященной любительскому рыболовству, можно смело сказать, что «Природа и охота» вплоть до своего закрытия оставалась главным источником информации рыболовами. В 1880-м г. здесь были опубликованы «Заметки об ужении рыбы» П.Г. Черкасова, а с 1881 по 1884 г. выходили его же статьи под общим названием «Уженье отдельных пород рыб». Именно на страницах «Природы и охоты» начались первые споры между сторонниками и противниками катушечной или «английской» снасти. Здесь 24 У нас как видно из объявления Journal de St. Petersbourg продаются принадлежности для ужения рыбы в магазине Кене бывшем Рикерта, на углу Гороховой и Адмиралтейской площади в доме Чикуанова [прим. автора И.С.]. 90

91 публиковались такие известные в свое время популяризаторы любительского рыболовства, как Д.В. Торчилло, И. Завадовский, Н.И. Либерих, Н. Мочарский, В. Сысоев, Д. Кайгородов и многие другие. Часто статьи выходили под псевдонимами, которые пока не удалось раскрыть. Здесь нельзя не вспомнить о том, что в «Природе и охоте» публиковался сам А.П. Чехов, тогда еще сравнительно молодой писатель. В работах, посвященных истории рыболовства, неизменно отмечается, что его симпатии к журналу были столь сильны, что он публиковался под настоящей фамилией. Справедливости ради стоит отметить, что реальная причина публикации рассказа Чехова «Он понял!» именно в «Природе и охоте» состоит в том, что его не взяли в альманах журнала «Стрекоза» за 1884 г. По мнению редактора этюд не подходил, так как был недостаточно юмористическим и «его несложная фабула не соответствует относительно значительному объему». Вместо него Чехов отправил «За спичками», а «Он понял!» отправил в «Природу и охоту», откуда получил следующий ответ: «Картинка Ваша «Он понял» найдена редакцией вполне подходящей для журнала и очень хорошенькой, так что мы с удовольствием напечатали бы ее, если б Вы отдали ее нам бесплатно. Средства журнала еще так ограниченны, что мы можем платить только за фундаментальные статьи, дающие какие-либо сведения, Ваша же статья хорошенькая игрушечка или пирожное: мы, конечно, не прочь полакомиться, но лишь в том случае, когда лакомство даровое». Несмотря на то, что в е гг. «Природа и охота» была главным изданием, в котором можно встретить статьи о рыболовстве, справедливости ради стоит отметить, что отдельные статьи в 1880-х гг. публиковались в журналах «Охотник» и «Вестник рыбопромышленности». В частности, в журнале «Охотник» в гг. выходили «Заметки москворецкого рыболова» А.И. Сорокина, начавшие публиковаться за год до этого в «Природе и охоте». Любительское рыболовство с этого времени все чаще рассматривается как спорт, наравне с охотой, скачками и пр. И в примечании к журналу «Охотник» отмечалось, что он посвящен «всем отраслям спорта. К сожалению большинство издательских проектов из-за финансовых проблем быстро прекращали существование. «Охотник» перестал выходить уже в 1889 г. В 1888 г., опять же по инициативе Сабанеева, начала выходить «Охотничья газета», где публиковалась значительная часть материалов по рыболовству, в силу разных причин не публиковавшаяся в «Природе и охоте». Именно в ней в нескольких номерах за 1889 г. были опубликованы «Записки московского рыболова» Л.П. Сабанеева. В 1891 г. начал выходить в свет прекрасный журнал «Приволжский вестник охоты», где, в частности, была опубликована серия статей П.Г. Черкасова «Руководство к ужению усовершенствованными способами». К сожалению, уже спустя пару лет издание прекратилось. Из периодических изданий 1890-х гг., где публиковались материалы по любительскому рыболовству, можно также назвать журнал «Русский охотник», выходивший с 1890 по 1895-й г. и «Наука и жизнь», в котором в 1893 г. вышла серия статей Н.М. Жукова «Рыбная ловля», представляющая собой материалы по технике ловли. Можно встретить материалы по любительскому рыболовству и в газетах рыболовной столицы страны газетах «Астраханский вестник» и «Астраханский листок». Как уже отмечалось, главной проблемой развития специализированной периодики являлись проблемы финансирования. Даже «Природа и охота», среди читателей которой был сам государь Николай II, великие князья и представители наиболее аристократических фамилий постигла та же участь. В 1903 г., когда долги «Природы и охоты» и «Охотничьей газеты» достигли 50 тыс., преемник Сабанеева, Туркин, обратился 91

92 к власти с просьбой о предоставлении субсидии. Просьба была поддержана великим князем Сергеем Михайловичем, и Николай II разрешил субсидию в 6 тыс. рублей на издание журналов. Расход был отнесен на суммы сбора за право охоты. Журнал так и не стал окупаемым, и когда финансирование в 1912 г. прекратилось, прекратил существование и журнал. Отметим, что только за годы жизни Сабанеева в «Природе и охоте» было опубликовано более 260-ти статей, посвященных любительскому рыболовству. Первым специализированным изданием, предназначенным исключительно для рыболовов, стал «Вестник Русского Союза Рыболовов-удильщиков» - официальный печатный орган основанного в 1903 г. П.Г. Черкасовым общества. Журнал выходил всего 3 года в 1904, 1905 и 1907 гг. и прекратил свое существование опять же по финансовым обстоятельствам. Стоит отметить, что в такой судьбе журнала во многом повинны сами рыболовы. Во-первых, малое число подписчиков. В одной из редакторских статей Черкасов отмечал, что подписка на журнал стоит в разы дешевле качественного удилища, поэтому объяснение такого низкого энтузиазма вряд ли можно объяснять мнимой дороговизной журнала. Во-вторых, отсутствие материала. Значительное число статей работы самого П.Г. Черкасова. В своих обращениях к читателям он не раз обращался с просьбой не стесняться и не лениться, а делиться своими навыками с читателями. В- третьих, споры и дрязги, отвлекавшие журнал от выполнения его главных задач просвещения рыболовов и объединения их. Журнал, который точно нельзя обойти вниманием «Рыболов и охотник», выходивший с 1909 г. в Вятке и издававшийся, как уже было сказано выше, Ф. Куниловым. На наш взгляд, наравне с «Природой и охотой» он являлся лучшим специализированным журналом, где освещались вопросы любительского рыболовства. Даже привередливый читатель вряд ли найдет вопрос, который бы не обсуждался на его страницах. Техника ужения, снасти, обсуждения проблем браконьерства, загрязнения водоемов, западные тенденции в развитии рыболовного спорта, репортажи со специализированных выставок, съездах рыбопромышленников, биографии выдающихся рыболовов все это можно найти в журнале, изначальный тираж которого был всего 300 экземпляров. Несмотря на свою удаленность от культурной и спортивной жизни столиц, журнал стремился наладить контакты с рыболовами из других регионов, призывал к объединению ради решения общих задач. Находилось место и для художественных произведений, особенно поэзии. Внимательно редакция относилась к юбилеям известных рыболовов. В частности, именно «Рыболов и охотник» опубликовал воспоминания П.Г. Черкасова. Неподдельной искренностью веет от тех верных призывов, с которыми редакция обращалась не только к рыболовам родной Вятки, но и всей России: «Мы приглашаем всех, кто любит русскую охоту и рыболовство, всеми, доступными каждому способами распространять среди малокультурных товарищей по страсти более правильный разумный взгляд на естественные дары природы, которую человек всячески старается загадить и обворовать». Журналистский талант Кунилова позволил сделать издание не только информативным, но живым, интересным, динамичным. Каждый рыболов способен в нем найти что-то для себя, и даже в наши дни не так-то просто оторваться от его чтения. В 1909 г., т.е. в первый год издания, было выпущено шесть номеров. С 1913 г. он стал выходить 2 раза в месяц. С 1913 по 1918г. журн. выходил в 2-х отделах: рыболовный отдел «Рыболов-охотник» и охотничий отдел «Охотник». Они выходили в общей обложке, но с самостоятельной нумерацией выпусков и пагинацией страниц. С 1914 года журнал печатался уже на плотной глазированной бумаге, специально выписанной из Финляндии, публиковал качественные фотографии и рисунки. Даже несмотря на 92

93 экономический упадок, связанный с началом Первой Мировой войны, до революции в качестве платных приложений было выпущено четыре замечательные книги: «Записки об уженьи рыбы» С.Т. Аксакова, «Сборник статей» П.Г. Черкасова, «Спутник рыболова» и «Искусство военной и спортивной стрельбы» В.В. Гринера. 93

94 3.3. Рыболовы в борьбе за сохранение рыболовных запасов страны Когда и почему русские рыболовы-любители задумались о сохранении рыболовных запасов? Союз с учеными и общественными деятелями ради сохранения природных богатств. Природоохранные инициативы русских удильщиков. Браконьеры и фабрики два главных врага каждого рыболова. Успехи и поражения в борьбе за экологию. Подобно тому, как именно настоящие охотники больше всего обеспокоены охраной животных от хищнического истребления, рыболовы-любители стараются бороться с такими бедами, как загрязнение водоемов, браконьерство и соблюдение рыболовного законодательства. Охотники не хотят в одно прекрасное утро понять, что охотиться им больше не на кого, а рыболовы что вся рыба, которую они привыкли ловить, исчезла. Рост беспокойства за будущее рыбных богатств происходил параллельно с развитием самого любительского рыболовства. Чем больше было рыболовов, тем громче звучал их общий голос возмущения. С появлением специализированных периодических изданий в них стали публиковаться не только статьи о технике ловли, но и об экологических проблемах страны. Распространенное в наши дни суждение о том, что «тогда-то уж точно загрязняли меньше» далеко не всегда соответствует действительности. Промышленный переворот никогда не проходил безболезненно для экологии. За развитие промышленности, повышение экономической мощи страны и постепенный рост качества жизни приходилось платить загрязненным воздухом, шумом паровых котлов и неуютными рабочими кварталами. В России промышленный переворот проходил как раз в XIX в., во многом совпав с развитием любительского рыболовства. Это не простое совпадение. Дело в том, что рост досуговых практик и их демократизация неотъемлемые результаты промышленной революции. Рост числа горожан, потенциальных потребителей досуга, совпадает с ростом уровня жизни и началом четкого разграничения времени работы и досуга. Кроме того, происходит его коммерциализация, что прекрасно видно и по медленному, но верному развитию рынка рыболовных снастей. Громогласно призывы прекратить вредные выбросы в воду начали звучать в 1860-х гг. Так, в 1863 г. профессор К.Ф. Кесслер писал о массовой гибели рыбы от «нечистот, вытекающих из заводов и фабрик». Открывая посвященный охоте или рыболовству журнал х гг., отсутствие статей о сокращении рыбных запасов воспринимаешь скорее как нечто необычное, нежели ординарное. Особенно печальной ситуация была в крупных городах и промышленных центрах Санкт-Петербурге, Москве, Харькове, Киеве, Иваново-Вознесенске, на Урале, Донбассе. Вот, например, как описывает харьковчанин Н. Дублянский в статье 1888 г. ситуацию в родном городе: «Администрация заводов и шерстомоен далеко не все накопляющиеся при заводах и мойках нечистоты выбрасывает ежедневно в реку; значительная часть гнилостных отбросков и разных зловонных веществ скопляется и хранится в особых бассейнах и резервуарах впредь до благоприятных обстоятельств, с наступлением которых все хранимые нечистоты сразу спускаются в реку». Как такое получается? Дело в том, что «обыкновенно в первых числах августа, по распоряжению городских, земских и полицейских властей, после дождя, одновременно, на мельницах и заводах открывают заставы и заграждения; застоявшаяся вода начинает стекать вниз, и вот, в это именно время, заводы и шерстомойни стараются спустить в русло реки весь остаток нечистот. Само собой разумеется, что эти нечистоты, смешиваясь с загнившей водой, еще более заражают ее и тем губительно действуют на рыбу. Трудно представить, какое множество 94

95 погибает здесь рыбы от описанных причин!». Разумеется и без того неполноводная река жутко загрязнялась, что приводило к гибели рыбы. А вот какова была ситуация в «Русском Манчестере», Иваново-Вознесенске, описанная Н.А. Оглоблиным в статье 1905 г.: «Вода многих рек и речек, еще недавно изобиловавших рыбой, с развитием фабричного производства и благодаря покровительственному отношению к последнему, засорена до такой степени, что, например, вода реки Уводи, на берегах которой раскинут отечественный Манчестер, благодаря канализации фабрик, представляет из себя вонючий, грязный кисель, поверхность которого покрыта сплошь нефтью. Вода этой несчастной и, пожалуй, по засорению - единственной в мире, реки, рыбной в былое время, почти на тридцать верст по течению не годна не только для употребления населением, но и на пойло скоту». На абсолютном большинстве заводов не было даже самых примитивных очистных устройств. Это вело к колоссальному снижению уловов. В частности, в работе "О гибельном влиянии нефти на рыб и мерах противодействия этому" (1891) О.А. Гримм в качестве примера привел известнейшее Переяславское озеро, где "вылов ряпушки сократился с до штук после того, как в него пустили сток от 4 кожевенных заводов". А, между прочим, именно из этого озера в XVI в ряпушка поставлялась к столу Ивана Грозного. Промышленность могла наносить урон рыбным запасам не только выбросами, но и сооружениями на реках, препятствующими движению рыбы на нерестилища. Достаточно рано встал вопрос о рыбных лестницах и проходах. Здесь все тоже оказывалось не так просто. Вот что писал автор, скрывавшийся под псевдонимом Ж.Г.У.З. в статье «О рыбных лестницах и проходах» 1905 г.: «Основой всякого рационального законодательства по рыболовству должно быть стремление устранять препятствия к свободному движению снизу вверх по рекам. Поскольку такие препятствия могут быть устроены самими рыболовами с целью наибольшего вылова рыбы или непропуска ее в выше лежащие по реке воды, они строго воспрещаются действующими в России специальными правилами рыболовства. Но о том, чтобы пропуску рыбы вверх в проточных речных водах не мешали различного рода гидротехнические сооружения - шлюзы, запруды, гати, плотины и т.п. сплошные заграждения, нет пока общих указаний в наших законах. Только в правилах для рыболовства в пределах Области войска Донского существует статья (643 уст. сел. хоз. изд г.), которая обязывает содержателей водяных мельниц на р. Дону и его притоках иметь при плотинах холостые скрыни, которые должны быть открыты по очищении рек от льда во все время, пока продолжается прибыль воды". Вывод автора заключается в том, что эти скрыни и вообще существующие проходы для рыбы оказываются неэффективными. Этот вопрос продолжал обсуждаться, в частности, при обсуждении проекта общего закона о рыболовстве. В проекте устава рыболовства, выработанного в 1904 г. в межведомственной комиссии при бывшем Министерстве Земледении и Имуществ в ст.9 было сказано, что в плотинах должны устраивать приспособления для прохода рыбы вверх по течению. По рассмотрении проекта новгородское земское собрание ходатайствовало «об устройстве приспособлений для свободного прохода рыбы в случае сооружения шлюзов в порогах р. Волхова «для надобностей проектируемого завода по электро-передаче силы названных порогов» (будущая Волховская ГЭС). Это побудило бывшего Министра Земледелия и Государственных имуществ просить Министра Путей Сообщения сделать распоряжение о том, чтобы сделать приспособление для прохода рыбы. Среди жителей двух крупнейших городов России выбрать более пострадавший достаточно сложно. С одной стороны, в Москве и Подмосковье в принципе очень мало 95

96 водоемов. Д. Торчинно уже в 1879 г. писал: «Окрестности Москвы, вообще, рыбою не богаты. За исключением нескольких прудов в старых подмосковных, барских имениях, да рек Москвы, Клязьмы и Пахры, удить почти негде». С другой стороны, в Петербурге и его пригородах было намного больше предприятий. В самой Неве еще в 1930-х гг. спокойно ловился лосось, а озер и рек в радиусе 100 км превеликое множество. Несмотря на это, были ситуации, когда промышленные выбросы приводили к роковым последствиям. Прекрасным примером в данном случае может стать история знаменитой гатчинской форели. О знаменитой гатчинской форели слышали многие, даже далекие от рыбалки люди. Ее ценителями в свое время являлись баснописец И.А. Крылов, писатель и критик И.И. Панаев, знаменитый лентяй Илья Ильич Обломов, а также большинство завсегдатаев лучших ресторанов Петербурга XIX века. Почему же сейчас практически никто не может похвастаться знакомством с этой прекрасной рыбой? Форель реки Ижора рыба морского происхождения, разновидность балтийской кумжи. Еще в совсем давние времена она вошла в Ижору из Невы и легко смогла адаптироваться к местным условиям. После того, как во времена правления Петра I в Колпино было построено много плотин, собиравших воду для Адмиралтейских пильных мельниц, положивших начало Ижорским заводам и современному Колпино, уходить в Неву и море она больше не могла. Кроме гатчинской, по утверждению известного популяризатора рыболовного спорта х гг. Ф.П. Кунилова, в Ижоре водилась также местная, ручьевая форель весом до 2 кг. По утверждению русского зоолога К.Ф. Кесслера Ижора была рекой «рыбной более других». Причина этого заключалась в идеальных условиях для форели: кристально чистая вода, летом холодная, зимой незамерзающая. Гатчинская форель реки Ижора отличалась быстрым ростом, в возрасте 5-6 лет уже 1,8-2,5 кг. Удивительны были и вкусовые качества рыбы. Вот как «аппетитно» описывает ее Л.П. Сабанеев: «светлая, почти совершенно серебряная, с светло-коричневой спиной и белым, слегка желтоватым брюхом. Мясо этих форелей почти совершенно белое, только у крупных светло-розовое». Об этом говорят и высокие цены на нее: до революции за одну гатчинскую форель («порционная» особь 350 г.), пользовавшуюся большим спросом, могли просить до 1,2 руб. В те времена на эти деньги можно было купить 1,2 кг осетрины, 3 литра сметаны, 4 кг свинины или 40 кг картофеля! Примерно в одно время с К.Ф. Кесслером и Л.П. Сабанеевым об ижорской форели писал Николай Иванович Либерих ( г.) известный скульптор, ученик Петра Карловича Клодта. Он был одним из лучших столичных рыболовов (именно его рисунок с изображением гатчинской форели использовал в своей книге «Рыбы России» Л.П. Сабанеев). Либерих стремился обратить внимание не на рыбные богатства реки, а на серьезное ухудшение экологической ситуации. В своих статьях на страницах «Биржевых ведомостей» он говорил о необходимости принятия срочных мер во избежание резкого сокращения популяции форели в Ижоре. К концу XIX столетия ситуация только ухудшилась. Некоторые современники полагали, что это связано с деятельностью купцов Чикиных. В районе Ижоры и Оредежа они разводили форель, поставляемую даже к императорскому двору. Одновременно они управляли собственным меднопрокатным заводом, сбрасывавшим в близлежащие реки нефть, кислоты, соли металлов меди и цинка. Специальная комиссия, созданная в конце 1910 г. и пытавшаяся разобраться в ситуации, пришла к выводу, что Чикиным необходимо принять меры к «возможно меньшему загрязнению реки». Однако в дело вмешался старший фабричный инспектор губернии, который посчитал, что вред, наносимый заводом братьев Чикиных окружающей среде, комиссией был серьезно преувеличен. 96

97 Чиновник указывал, что в данном случае создание эффективной системы химической очистки сточных вод «дело настолько сложное и ответственное, что едва ли правительственное учреждение или должностные лица административного характера могут брать на себя указания, которые на практике могут оказаться несостоятельными». Виновных все же найти было нужно, и главными источниками загрязнения реки были признаны бани и прачечные местных селений. Подобное развитие событий, к сожалению, для нашей страны вполне традиционно: влиятельнейшие купцы, чей завод занимался поставками для армии, могли чувствовать себя безнаказанными. Несмотря на резкое ухудшение экологической ситуации, еще в середине прошлого века Ижора считалась одной из лучших форелевых рек. Периодически в ней попадались форели длинной до метра. Отчасти гатчинскую форель спасало то, что река зарастала очень густой водной растительностью, которая делала невозможной ловлю в ней с конца мая. Форель в основном держалась на участке от устья до Павловска. Не удивительно, что при таких условиях гатчинская форель превратилась из объекта любительского рыболовства в героиню рыбацких ностальгических воспоминаний или баек, подобно золотой рыбке или русалке. Тем не менее, среди питерских рыболовов упорно ходят слухи о поимке в Ижоре форелей, в том числе и крупных. К сожалению, для большинства из нас гатчинская форель так и остается не более чем полулегендарной рыбой, несбывшейся маленькой рыболовной мечтой. Упомянутый выше Н.И. Либерих являлся не только автором статей о ловле рыбы в «Природе и охоте» знаменитого Л.П. Сабанеева и активным борцом за сохранение рыбных запасов, особенно в реках северо-запада Российской империи - Нарве, Луге, Ижоре и Волхове. Свои мысли он изложил как в своем частично опубликованном объемном труде «Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России и за границей, а также не фальшивую мушку и фальшивую рыбку» 25, так и в докладах и газетных статьях. В 1877 г. было опубликовано сообщение Н.И. Либериха «Экономические меры к охранению и размножению нашего местного рыбного богатства», сделанное на заседании Отделения политической экономии и статистики Императорского Вольного экономического общества 26. В нем он констатировал бедственное экологическое положение в северо-западной России, особенно в наиболее промышленно развитой Петроградской губернии. В частности, он одним из первых заявил о вреде для рыбы гидроэлектростанций и промышленных выбросов. В том же году он сделал доклад «Изменение количества рыбы в водах Российской Империи», в котором доказывал связь между промышленными выбросами, бесконтрольным выловом и уменьшением количества рыбы в водоемах. Показательно, что человек искусства, далекий от политики и общественной жизни, Н.И. Либерих, повсеместно сталкиваясь с бедственной картиной сокращения рыбных запасов, нашел в себе энергию для активной пропаганды своих взглядов, разделяемых пока еще немногочисленными рыболовами-любителями. Используя свой богатейший рыболовный опыт, он стремился донести до читающей публики мысль о том, что в случае сохранения подобной ситуации, реки, которые еще несколько десятилетий назад были знамениты своими рыбными богатствами, вскоре 25 Либерих Н.И. Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России и за границей, а также не фальшивую мушку и фальшивую рыбку // ОР РНБ. Ф Д. 1, Либерих Н.И. Экономические меры к охранению и размножению нашего местного рыбного богатства. Сообщ. Имп. Вольному экон. о-ву по Отд-нию полит. экономии и статистики (III) в марте 1877 года. СПб.,

98 станут грязными и безрыбными 27. Справедливость требует сказать, что перекидывать всю ответственность на промышленников не стоит. Это очень удобная позиция, популярная и у некоторых современных браконьеров («да что я со своей сеткой, это из-за завода рыбы нет» и т.п.). Иногда причина сокращения рыбных запасов была в самих крестьянах, не задумывающихся о последствиях своих действий. Так, серьезной проблемой являлось загрязнение вод навозом, который во многих регионах даже не воспринимали в качестве удобрения. Его могли просто выбрасывать или использовать при строительстве плотин. Такое непонимание и необразованность, жизнь без мысли о том, что же будет после тебя, возмущало рыболовов-любителей не меньше, чем сознательное браконьерство. В том же Иваново-Вознесенске рост числа рыболовов сочетался с общим низким уровнем рыболовной культуры: «Рыбаков-удильщиков среди крестьян развелось множество; но снасти у них - самые примитивные: не столь ловят, сколь калечат. Для ловли на живца употребляется обыкновенно елевый шест аршин, эдак, в десять, да волосяная леса в добрый гайтан [шнурок, на котором носили нательный крест И.С.] толщиной, а взамен поплавка - пучок осоки; вот и все устройство». Уважение к коллегам по увлечению также можно было встретить далеко не всегда: «Зато такое перепроизводство доморощенных спортсменов дает себя чувствительно знать тем, что в последние года широко развилось воровство: теперь не только на ночь, но даже и днем немыслимо стало оставлять удочек без надзора - свиснут и поминай как знали!» Колоссальные масштабы приобрела умышленная травля рыбы, для чего использовалась известь и различные кислоты. Самым распространенным способом отравление был кукольван или кукельван (cocculus indicus) растение из семейства лукосемянковых, произрастающее в Восточной Индии, Индонезии и на Цейлоне. Изначально его использовали добавляя в пиво для усиления опьяняющих свойств. Несмотря на то, что вскоре его ввоз был запрещен, кукольван продолжал попадать в Россию нелегально. Рыбу он уничтожал в водоеме за считанные годы. Вот, например, как описывается ситуация в статье, посвященной ловле мирона-усача 1889 г.: изобилие было еще 9 лет назад, «когда кукольван еще не приобрел себе у нас права гражданства. Потом дело пошло иначе: рыбы с каждым годом, заметно, стало меньше». Многие проблемы, о которых писали наши предки, существуют и в наши дни. Например, использование промысловиками сетей с мелкой ячеей. Это приводило к снижению количества рыбы, от которого страдали не только рыболовы-любители. Низкие уловы приводили к повышению цен на рыбу, что било по всему населению. Вот, например, что писала «Природа и охота» в 1878 г. о ситуации в Боровичах Новгородской губернии: «В "Петербургский Листок" пишут из Боровичей, что рыба дорожает, коп. за фунт, население не может себе позволить. Одновременно стали завозить и продавать по 3 коп. за фунт "молька" - только что вылупившуюся из икры рыбку (в одном фунте сотни рыбок) и различных пород, в т.ч. судака, щуки и окуня». В заключении автор сокрушался о том, что все эли тысячи мальков могли вырасти в «тысячи пудов хорошей и крупной рыбы». Поистине гигантских масштабов хищнический лов рыбы достигал в самом рыбном регионе страны: «Расхищение рыбного богатства в низовьях Волги и на Каспии происходит систематически ежегодно. Хищнический лов рыбы давно уже стал здесь придчей во языцех. Рыба вылавливается беспощадно, вылавливается так называемый малек, не достигший половой зрелости и, следовательно, не могущий оставить приплода. Нынешним летом, при сильном ходе воды, хищнические аппетиты рыбопромышленников 27 Либерих Н.И. Заметки о рыбных ловлях на реках Луге, Волхове и др. // ОР РНБ. Ф Д

99 разгорелись до чрезвычайных размеров. Рыбу ловили, чем могли, рабочих рук не хватало, рыба тухла, ее зарывали в ямы, то есть устраивали рыбные кладбища. По биржевым сведениям только одна рыбопромышленная фирма С. Т-ва зарыла разной мелкой рыбы до 7 миллионов штук». Это отрывок из статьи 1908 г. А что писали о ситуации в регионе за 30 лет до этого? Находим статью «Рыбный промысел на Волге» в той же «Природе и охоте». Читаем: «Плавает много мертвой рыбы, как будто мор». Это недомерки из числа частиковой, которая в солку не употребляется, ее выбрасывают из неводов обратно в воду небольшими железными баграми. Естественно, она умирает. "Прежде этого злоупотребления не было. Прежде невода делали настолько редкие, что вся мелкая рыба свободно в них проскальзывала; но жадность наживы, опасение как бы с мелкой рыбой не проскользнула иногда и годная в продажу, заставили наших рыбопромышленников делать неводы более частые, положительно в противность правилам устава каспийских рыбных промыслов". Так называемое "Рыбное правление" повелело чиновникам-надзирателям следить за соблюдением правил, но вверенные участки настолько крупные, что некоторые из них один раз можно объехать в течение недели. Не стоит забывать и о многолетних «хороших отношениях» между некоторыми надзирающими и рыбопромышленниками. Иногда чиновники просто закрывали глаза на хищнический лов. При этом автор статьи отмечал, что хотя «крупные речные рыбопромышленники переводят рыбы гораздо более нежели ловцы», надзор последними гораздо строже. Не лучше была ситуация и в землях уральских казаков, также известных своими рыбными промыслами и где вылавливались не только взрослые рыбы, но и «отроки белужьей и осетровой породы». И опять же никому до этих проблем, кроме нескольких энтузиастов, дела не было: «Изумительно, в самом деле, как ни казачье начальство, ни правительство не обратят внимания на этот безобразный лов, истребляющий молодую рыбу массами и не безопасный для людей. Правда, это может нанести ущерб благосостоянию казаков, но, принимая в соображение, что аханами [вид сети - И.С.] ловят почти только зажиточные казаки и что можно бы заменить аханный морской лов черневым, прибрежным, на белорыбицу и белугу, можно сделать этот ущерб мало чувствительным, в особенности, ввиду зажиточности занятых им лиц. Почему дозволен морской аханный лов - непонятно. Вероятно потому, что некогда заниматься такими пустыми вопросами, как вопросы народного труда и хозяйства. Темные стороны этого лова кидаются в глаза каждому, кто их не закрывает». Не удивительно, что плач на тему оскудение рыбных запасов в начале XX в. стал звучать еще громче. Вот пример из статьи 1905 г., озаглавленной «Мысли пессимиста»: «Жалобы на оскудение наших рыбных богатств стали обычными. Bcе, кому только дороги интересы родины, задумываются над печальным будущим русского рыбного хозяйства, бывшего когда-то столь богатым, и грозящего, в недалеком будущем, чуть ли не полным банкротством, если не будут теперь же приняты хотя какие-либо меры к ограничению рыбного хищничества». Показателен выбранный автором эпиграф: Что имеем не храним, потерявши плачем. Хищническому лову подвергались не только ценные породы рыб. Так, настоящей проблемой для южных регионов стала непомерная добыча уклейки для изготовления блеска из ее чешуи. В 1905 г. в газете «Московские ведомости» была помещена статья под заголовком «Новый промысел». Это корреспонденция некоего С-ова из Ростова-на-Дону. О ней сообщили П.Г. Черкасову, и он опубликовал ее в своем журнале: «Корреспонденция эта настолько интересна, что я считаю нелишним представить ее читателям Вестника полностью. При этом отмечу, что добывание из уклейки «блеска» для выделки искусственного жемчуга, отнюдь не составляет какой-либо новости; насколько мне известно изобретено оно во Франции, около половины прошлого столетия, и ознакомился я с ним впервые помнится, из сочинения Де Ла Бланшэра, изданного в 99

100 1868 г, Le Grand Dictionnaire Général des Pêches. Готовый к употреблению «блеск» в торговле известен под названием «essence d'orient». Вот текст корреспонденции: «В низовьях Дона в последние годы возник и успел довольно широко развиться оригинальный промысел добывания рыбьей чешуи, отправляемой несколькими Ростовскими евреями-экспортерами заграницу, главным образом в Берлин и Париж. Объектом промысла является мелкая рыбешка «уклейка», по местному «зебил», обладающая блестящей серебристой чешуей; в этом блеске собственно и кроется суть дела. Этой рыбешки ради чешуи вылавливается громадное количество, до пудов за три промысловых месяца, что составляет до 40 миллионов штук. Для получения одного фунта чешуи нужно очистить около двух пудов уклейки, то есть почти штук. Снятая чешуя отжимается от влаги, складывается в цинковые, вместимостью до 10 фунтов, банки, пересыпается каким-то секретным порошком, сохраняющим серебристый блеск чешуи, и затем, запаянная герметически, отправляется заграницу. В течение прошлого года отправлено не менее таких банок, то есть около 500 пудов рыбьей чешуи. На месте фунт чешуи обходится не более рубля, а заграницей цена на нее достигает 4 и более рублей. Таким образом, организаторы этого нового своеобразного дела евреи нажили от прошлогоднего экспорта рыбьей чешуи до рублей, а этих организаторов всего 5-6 человек. Нужно заметить, что промышленники платят рыбакам за эту рыбешку копеек с пуда, а за снятие чешуи, которым занимаются исключительно женщины и девочкиподростки, по 35 копеек с фунта, то есть за очистку почти штук. Очищенная рыба солится и, под названием «Донская хамса», поступает на рынок, где продается от 40 до 75 копеек за пуд. Спрашивается, какое значение заграницей имеет рыбья чешуя? Там додумались добывать из чешуи уклейки ее серебристый блеск и применять его при изготовлении искусственного жемчуга, а также стеклянных серебряно-матовых изделий. Ничто так хорошо не передает серебристо-матовый блеск жемчуга, как блеск чешуи уклейки, а потому и спрос на нее усилился до того, что заграничные фирмы просят доставлять им чешую по любой цене. Как ни прибыльно это дело, однако оборотная сторона его для рыбного промысла имеет отрицательное значение. Дело в том, что вместе с уклейкой при ловле частоячейными сетями, попадается большое количество молоди промысловых рыб леща, судака, сазана, чехони, язя и проч., которая в этом возрасте в сущности не представляет никакой ценности, так как рыбаки получают за нее, как было сказано ранее, копеек с пуда. Между тем, эта рыба в возрасте 2-3 лет являлась бы высоко ценным товаром, могущим принести доход рыбакам в раз более. Крупные донские рыбопромышленники недавно обратили внимание на вредное значение добывания рыбьей чешуи для рыбного дела в низовьях Дона и возбудили ходатайство о том, чтобы истреблению мелкой рыбы промысловых пород был положен конец. Как разрешится этот вопрос это зависит, прежде всего, от Министра Земледелия и затем от надзора за донским рыболовством, которое, кстати заметить, по своей организации заставляет желать много лучшего». Помимо пропаганды борьбы за экологию и попыток повлиять на власть имущих рыболовы-любители предлагали и весьма оригинальные выходы из ситуации. Если помните, был такой советский фильм «Ты - мне, я тебе», с Леонидом Куравлевым в главной роли. Он играл рыбинспектора и одновременно своего брата-близнеца из Москвы. Среди героев фильма был весьма своеобразный ученый, занимавшийся выведением рыбы новой породы. По его замыслу она должна быть в состоянии жить в самой грязной воде и питаться любым мусором. В итоге он успешно скрестил ротана- 100

101 головешку и японскую фукуду (видимо, вольная переделка от рыбы-фугу) и назвал получившегося монстра суперофтальмусом. Оказывается, сама идея в условиях загрязнения водоемов просто заселить их менее требовательными к качеству воды рыбами была вовсе не нова. В «Природе и охоте» за 1905 г. встречаем статью «Рыбы-кошки», подписанную псевдонимом Я-цъ. Она посвящена известной всем североамериканцам cat fish, разновидности сома. Автор рассказывал о ее успешной акклиматизации в Европе. Сама рыба известна в США и все более в Европе как «рыба для бедных», чем принципиально в качестве объекта любительского лова отличается от форели, для которой нужны дорогие снасти и одежда. Кстати, в Сену рыба попала случайно, выплыв из аквариумов музея естественной истории. В Бельгии был даже создан завод по ее разведению. Новая рыба способна выносить загрязнения и технические отбросы. Ну и, наконец, долгожданный вывод о перспективности ее разведения в России, подкрепленный соответствующим рассуждением: «Итак, следовало бы заняться этим вопросом, так как вопрос о том, какую рыбу должно ввести в России в замену той, которую мы уничтожили, вопрос крайне трудный и сложный, так как мы привели наши воды в такой вид, что большая часть рыб гнушаются ими, не переносят жизни в них». Современным рыболовам стоит помнить, что многие виды ловли, запрещенные сейчас как варварские, 100 лет назад считались вполне допустимыми, даже спортивными. Вспомните Александра III и его любовь к запрещенной сейчас ловле острогой. Страшно подумать, но были времена, когда в рыболовном издании можно было встретить информацию о ловле с помощью электричества и даже полусерьезные размышления о применении в рыболовстве морских мин! В «Журнале охоты» 1887 г в 1. Т. VII встречается рассуждение о возможности промышленного лова рыбы морскими минами: «В. замечает, что опыты взрыва мин, производимые на судах, доставляют морякам вместе с тем прекрасное кушанье. Взрыв мины так оглушает рыбу, что она во множестве всплывает на поверхность воды и ловится подоспевшими людьми на шлюпках. Так, при взорванной недавно мине на «Петре Великом» было так много наловлено рыбы, что ее с избытком хватило не только для офицерской кают-компании, но и для всей команды была сварена прекрасная уха. Попадаются преимущественно сиги, судаки, окуни и ерши. Очевидно, взрыв мины действует на рыбу и на довольно значительном расстоянии, потому что каждый раз она всплывает наверх, оглушенная, в значительном количестве. Таким образом подводные взрывы оказались прекрасным и верным средством ловить рыбу, но, к счастью водяных обитателей, по своей дороговизне, не может быть практикован рыбаками». У сторонников этих способов ловли была своя логика, которую нам лучше постараться понять. Точно так же, как наша манера одеваться или поведение было бы абсолютно неприемлемо для них. Так, в 1879 г. в «Природе и охоте» автор под псевдонимом Мстинский рыболов описывал достоинства ловли рыбы переметом (снасть, состоящая из большого количества крючков, которую обычно ставят поперек течения реки): «Должен сказать, что способ ловли переметом, подобно уженью, не может служить в ущерб количеству рыбы в данной реке, так как им ловится исключительно рыба, уже выметавшая икру. Принимая же в соображение, что переметом ловится только крупная хищная рыба, польза этого способа ловли несомненна, так как от уменьшения количества хищной рыбы, количество другой не хищной (истребляемой, надо заметить, систематически весной мережами) будет с каждым годом все увеличиваться и увеличиваться». 101

102 3.4. «Мысли пессимиста» или как принимали закон о рыболовстве Законодательство Российской Империи и СССР в области любительского рыболовства. Попытки защиты рыболовным сообществом своих прав. История принятия закона о рыболовстве и роль рыболовных общественных организаций в его обсуждении. «Содействовать Правительству в деле охранения рыбы от незаконных способов ловли и хищнического ее истребления» - поиски рыболовной общественностью контактов с властью. Добыча и потребление рыбы всегда были важной составляющей жизни наших предков. Особенно значение рыболовства выросло после принятия христианства, когда именно рыба частично заменяла мясо, запрещенное к употреблению в пост. При этом законодательное регулирование рыболовства было примитивным и заботилось не о защите рыбных запасов, а о доходах государства в виде различных податей и контроле над соблюдением прав на осуществление ловли. История постановлений, связанных именно с охранением рыбных богатств, выглядит очень скромно. Указы об охранении рыбы в отдельных местностях России стали издаваться значительно позже, чем в Западной Европе. В Шотландии, например, еще в 1030 году был установлен запретный срок для лова лососей, а мальков этой рыбы было совершенно запрещено ловить. Все относящиеся к рыболовству русские законы, вплоть до второй половины XIX века, являлись более или менее случайными, не согласованными друг с другом, не основанными на научном исследовании промысла. В Уложении Алексея Михайловича 1649 г. встречаются распорядительные постановления по рыболовству. В частности, запрещалось перегораживать заколами судоходные реки или делать в них ворота. Объяснялось это, правда, интересами не рыболовства, а судового хода. Запрещалось ловить рыбу без повеления Государя в государевых дворцовых селах, в чужих владениях. Некоторые рыбные промыслы, например Белозерские, контролировались непосредственно из Москвы. Так, запрещалось ловить стерлядь меньше 7 вершков в длину, чтобы не уничтожать эту породу. Петр Первый своим указом 1704 г. запрещал употребление самоловов, так как в них попадает не только крупная, но и мелкая рыба. Таким образом, в первый раз была выражена мысль о сбережении рыбы. Однако уже в следующем году оно стало допускаться при условии добавления дополнительной платы. В 1743 г. в Астрахани была учреждена рыбная контора для надзора за всеми казенными ловлями на южной Волге и в Каспийском море. В ее обязанности входила забота о сохранении рыбы. Указами 1752 г. разрешалось в Неве и Финском заливе (до Красной горки на южном берегу и до Березовых островов на северном) ловить ряпушку исключительно в августе и сентябре. Но, несмотря на это ограничение, ряпушка свободно продавалась на рынках столицы и в другие месяцы. Согласно указу, изданному в 1803 г., запрещалось запирать для рыбы вход в реку. В 1846 г. лов рыбы для жиротопления был ограничен временем с 20 апреля по 5 мая с целью защиты от истребления новорожденной рыбы. Свод законов, изданный в 1832 г., включал в себя отдел о сельском хозяйстве, где были собраны имевшиеся регулирования рыболовства правила. Они были направлены скорее на ограждение прав на рыболовство и т.п., а не сохранение рыб. До революции законодательство по рыболовству входило во 2-ю часть 12-го тома Свода законов и составляли 2-ю главу Устава о сельском хозяйстве. Она разделена на

103 отделов. Рыболовство в открытом море не подлежало никаким ограничениям в отношении употребления тех или иных рыболовных снастей. Близ берегов морей и озер, со стороны речных устьев и в реках запрещалось производить лов самоловами и иными снастями, препятствующими свободному ходу рыбы. На всех реках запрещалось употребление неводов, длина которых более половины широты реки. Этим набором правил и ограничивалась общая часть рыбного законодательства. При этом Устав не являлся кодексом, а сводом местных правил, подчас противоречивших друг другу. Не были повсеместно запрещены: лов в период икрометания, загрязнение водоемов промышленными выбросами, бытовыми стоками, промысел мелкой рыбы. Одновременно стоит сказать о неразвитости рыборазведения. Несмотря на то, что на Руси были традиции рыборазведения (Патриаршие пруды, царские садки и т.д.), они со временем исчезли. Несмотря на старания Департамента земледелия, в начале XX в. в России был лишь один рыборазводный завод - Никольский в Новгородской области. Нельзя сказать, что местные власти не боролись с хищническим ловом и загрязнением вод. Например, в Волынской губернии после жалоб местных крестьян была закрыта бумажная фабрика. В воду она спускала такие вещества, как серная кислота, сода и известь. Суд также постановил оштрафовать двух членов правления на 25 рублей. Иногда меры были половинчатые. Например, в Черниговской губернии изданные в 1911 г. постановления по рыболовству запрещали лов во время нереста, но никак не запрещали загрязнение вод. В 1905 г. начальник Кубанской области и наказный атаман Кубанского казачьего войска издал вследствие приговоров станичных и хуторских сборов обязательные постановления об установлении порядка ловли рыбы и раков. Согласно ним воспрещалось «всем без исключения, как коренным жителям, так и лицам невойскогового сословия, проживающим в юрте станицы Березанской, лов рыбы и раков во всех водах, находящихся в юрте названной станицы, какими бы то ни было снастями, как с промышленной целью, так и для собственного потребления ежегодно, в период метания икры, т.е. раков с 1 марта по 15 мая и рыбы с 1 февраля по 15 мая». В остальное время коренным жителям разрешено было ловить только простыми сетями (волоками (бреднями), не связанными, причем волока и сети должны быть не длиннее 10 сажен) только для собственного потребления, а неместным - только удочками. Виновные в нарушении должны были привлекаться к ответственности. Вопрос ограничения лова и выбросов связан с началом научных исследований рыболовства, вызванных в основном жалобами на уменьшения рыбы в некоторых бассейнах. Было признано, что подобно другим природным богатствам - лесу и дичи - повсюду с течением времени стало замечаться уменьшение рыбных запасов. И главную причину, наконец, увидели в человеческой деятельности вырубке, загрязнении, хищническом лове, плотинах и т.д. Проблема ограничения рыболовства и выбросов начала звучать в официальных чиновничьих отчетах. Так, во всеподданнейшем отчете Начальника Лифляндской губернии за 1848г. отмечено было, между прочим, постоянное и заметное уменьшение уловов в Чудском озере и по берегу Балтийского моря. Как на одну из причин подобного явления Начальник губернии указывал на чрезвычайное уменьшение ячей и очков в неводах, которыми вылавливался молодой приплод рыбы. Так как поездка по этому предмету особого чиновника на место производства промысла не дала удовлетворительных результатов, то тогдашний Министр Государственных Имуществ, граф П.Д. Киселев, испросил 15 января 1851 года Высочайшее соизволение на образование особой комиссии для ученого исследования чудского и балтийского 103

104 рыболовства под начальством опытного натуралиста по избранию Министерства Народного Просвещения. Выбор последнего пал на Карла Максимовича Бэра ( ), академика Петербургской Академии наук, анатома, эмбриолога, биолога, этнографа и ихтиолога. Долгое время с ним работал, а потом, при исследовании ряда других бассейнов, и заменил его Николай Яковлевич Данилевский ( ), естествоиспытатель, более известный как философ, автор труда «Россия и Европа». Собранные экспедицией материалы вошли в основу ряда специальных правил рыболовства, утвержденных с 1859 по 1880 г. Также Министерством Государственных Имуществ были выпущены 9 томов «Исследований о состоянии рыболовства в России». При этом и Бэр и Данилевский составили проект общих правил рыболовства, который сообщался на заключение местных губернских властей. Он не получил дальнейшего движения в законодательном порядке. Следующий проект Н.Я. Данилевского, вместе с полученными на него отзывами, был передан в 1882 году на заключение Российского Общества рыбоводства и рыболовства, созданного в 1881 г. Общество разработало и опубликовало в 1884 г. проект Общих правил рыболовства в России, состоящий из 58 статей. При этом учитывались как предложения Бэра и Данилевского, так и других отечественных ихтиологов, а также иностранный опыт. Переработанный проект был представлен затем Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности на рассмотрение и в случае надобности, для изменения и дополнения, инспектору сельского хозяйства, О.А. Гримму. Последним проект этот был переработан дважды: в 1890 г., а затем в 1894 г., при преобразовании Министерства Государственных Имуществ в Министерство Земледелия и Государственных Имуществ. Последнее, однако, не нашло возможным тотчас же приступить к настоящему вопросу, и лишь в 1900 году начались в Департаменте Земледелия работы по выработке проекта Общего Устава рыболовства при участии специалистов рыбного дела. Этот проект был разослан на следующий год на заключение Губернаторов, Председателей Губернских Земских Управ, научноисследовательских обществ, ведающих интересами рыбного промысла, и некоторых частных лиц. Поступило 167 отзывов. Все они были приняты во внимание, и в конце концов вся эта работа вылилась в проект нового рыбного закона. В конце марта 1907 г. Главным Управлением Землеустройства и Земледелия по Департаменту Земледелия был представлен на рассмотрение Государственной Думы «Проект Общего Устава рыболовства». С проектом также было предложено ознакомиться всем заинтересованным. Проект не рассматривал наиболее спорный вопрос о праве на рыбную ловлю, а ограничивался только вопросами упорядочения рыболовства. Он содержал лишь общие правила «общие указания об охране рыбных запасов путем установления ограничений, применимых всюду, независимо от необычайного разнообразия условий различных местностей. Что же касается подробностей помянутых ограничений, то таковые должны быть вырабатываемы на местах специально для того образованными органами. Органы эти - комитеты по делам рыболовства, о составе и организации которых будет сказано ниже, - должны по проекту Общего Устава издавать местные правила при всякой отдельной губернии». Разработчики указывали на то, что «подобный порядок принят во многих из западно-европейских государств, где рыболовный закон заключает в себе лишь самые общие правила, а все подробности устанавливаются особыми провинциальными (местными) правительственными учреждениями, в форме обязательных постановлений, имеющих характер дополнений к общему закону». 104

105 Кроме губернских районных комитетов планировалось создание районных комитетов. Если бассейн реки располагался на территории нескольких губерний, планировалась выработка общих правил для нескольких губерний. Выработанный на изложенных основаниях проект Общего Устава рыболовства распадался на следующие четыре, неравные по объему, отдела: I - общие положения (2 статьи), II - меры к охранению рыбы (15 статей), III - комитеты по делам рыболовства и местные правила рыболовства (13 статей), и IV - надзор за исполнением правил рыболовства и взыскания за их нарушение (7 статей). Сроки введения в различных губерниях и даты образования районных комитетов должны были регулироваться Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием. Устав распространялся только на европейскую часть Империи, что объяснялось низкой степенью изученности бассейнов азиатской части и отсутствием в Сибири земских учреждений. Кроме того, мог не соблюдаться в замкнутых водоемах и находящихся в пределах одного владения «неправильно используя рыбные богатства своего пруда, владелец наносит ущерб лишь самому себе». В качестве мер, охраняющих рыбу, Общий Устав рыболовства намечал следующее: «понятное без объяснения установление запретных для лова рыбы сроков во время икрометания и хода для икрометания (ст.3), когда дозволяется ловить рыбу лишь для своего продовольствия (ст.4) и запрещается продавать, покупать для продажи, хранить и принимать к перевозке свежую рыбу (ст.5); далее намечается установление запретных пространств пред устьями рек и их отдельных рукавов (ст. 6)", «запрещение лова рыбы посредством ядовитых и одуряющих веществ» ((кукельван, известь, динамит и друг.) (ст. 7). "запрещение применения длинных неводов и одновременной тяги с двух берегов (ст. 8)", «требование устройства при плотинах приспособлений для прохода рыбы на нерестилища (ст. 9), "запрещение мелкоячеистых сетных орудий (с ячеей менее 1/3 вершка от узла до узла), с дозволением последних лишь там, где ловятся мелкие промысловые породы, каковы: снеток, уклея, килька и друг." (с. 11). Также запрещалось употребление в реках самоловной, т.е. «ловящей без приманки и прямо зацепляющей рыбу, снасти, с разрешением в некоторых местах лишь крупного крючка». Статья 16 запрещала собирать или уничтожать выметанную рыбами икру. Детальная выработка правил рыболовства возлагалась на местные органы - губернские и районные комитеты по делам рыболовства. Губернские комитеты также должны были наблюдать за исполнением местных правил и взыскивать меры к развитию рыболовства и рыбоводства (ст. 18). В состав губернского комитета должны были входить, как видно из ст. 19 и 20, члены по назначению (местные представители нескольких ведомств, имеющих отношение к рыбным делам) и по выбору, с таким расчетом, чтобы число вторых вдвое превышало количество первых, включая и председателя (Начальника Управления Земледелия и Государственных Имуществ или лица, назначенного Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием). Такое соотношение сделано с расчетом усилить представительство местного населения, наиболее заинтересованного выработкой правил рыболовства, отвечающих данной местности. Положение о районных комитетах было прописано не так подробно, т.к. еще было не ясно, как делить на бассейны. Теоретически предлагалось наметить 16 районов: 105

106 Беломорский или Северный, Финско-Озерный, Балтийский, Привислинский, Днепровский, Западно-Черноморский, Азовский, Восточно-Черноморский, Верхне- Волжский, Центральный, Приокский, два Средне-Волских, Камский, Северно-Каспийский и Южно-Каспийский. Суммы, взыскиваемые за нарушения делились поровну между капиталом на устройство мест заключения и особым капиталом на устройство надзора, улучшение и развитие местного рыболовства и рыбоводства. Статья 13 запрещала лов, хранение, перевозку и продажу рыб меньше определенной величины (только для осетровых, красной рыбы и раков). Белуга - 24 вершка, осетр - 12 вершков, стерлядь - 6 вершков, форель «и другие близкие виды» - 4 вершка, белорыбица и нельма - 10 вершков, раки - 2 1/4 вершка. Рыба (осетровые) измеряется от середины глаза до конца заднепроходного плавника. Все остальные - от носа до конца хвоста. При этом статья 14 указывала, что размер ячеи может быть повышен местными правилами рыболовства. В статье 15 указывалось, что если при ловле попадаются те, кто меньше, нужно срочно отпустить. Согласно статье 17 «Главноуправляющему землеустройством и земледелием предоставляется разрешать лов рыбы и раков и сбор икры, с целью научных исследований, без всяких ограничений, вводимых сим уставом». Комитет, согласно проекту, «состоит под председательством начальника управления земледелия и государственных имуществ или иного лица, назначенного главноуправляющим землеустройством и земледелием, из местных представителей ведомств (по одному от каждого): землеустройства и земледелия, внутренних дел, путей сообщения, торговли и промышленности и в губерниях приморских - морского. Кроме этого председатель может приглашать на заседания с совещательным голосом тех лиц, чье присутствие сочтет полезным». Комитеты созываются их представителями по мере надобности. На комитет возлагалось определение сроков запрета ловли, разрешенных орудий лова, границ запретных для лова рыбы пространств, числа неводов, составление списка разрешенных орудий, составление списка хозяйств, на которые ограничения не распространяются, составление правил торговли, перевозки, хранения рыбы в запретное время, составление списка водоемов, на которые распространяется требование устройства при плотинах приспособлений для прохода рыбы вверх, обсуждение вопросов, касающихся изменений и дополнений. Комитету предоставлялось выработать правила: о запрещении лова в ночное время, воскресные и праздничные дни, а также в течение известного срока для охранения мальков; об определении наименьшего размера допускаемых к лову рыб (кроме перечисленных в Общей части). Комитет также должен был предоставлять предположения об основаниях для установления сбора с рыболовства на нужды надзора. Общий надзор за применением настоящего устава принадлежал главному управлению землеустройства и земледелия по департаменту земледелия. Местный надзор вверялся губернаторам, комитетам по делам рыболовства и управлениям земледелия и государственных имуществ. Чины полиции и смотрители рыболовства вели наблюдение за соблюдением правил. Комитеты по делам рыболовства были в праве организовывать наблюдение за исполнением правил рыболовства через своих членов и через выборных и вольнонаемных надзирателей за рыболовством. 106

107 Главноуправляющему землеустройством и земледелием предоставлялось «издавать, по соглашению в подлежащих случаях с другими ведомствами, инструкции для учреждений и лиц, на коих возлагается наблюдение за исполнением правил рыболовства». Виновные в нарушении устава должны были наказываться по уголовному уложению. Изъятые незаконные орудия лова уничтожаться. Данный проект широко обсуждался рыболовной общественностью, возлагавшей на него большие надежды. Вот, например, редакторская статья из 6. журнала «Рыболовохотник»: «В настоящее время правительством уже внесен на рассмотрение Государственной Думы выработанный междуведомственной комиссией новый проект общего Устава Рыболовства в империи. Проект распадается на 4 части, из которых 1-я касается общих положений о рыболовстве, 2-я мер к охранению рыбы, 3-я комитетов по делам рыболовства и местных правил рыболовства и последняя надзора за исполнением правил рыболовства и взысканий за их нарушение. Из всех этих частей самой существенной является, несомненно, третья, предоставляющая, как и в недавно выработанном законопроекте об охоте, дело урегулирования рыбного промысла, контроль за ним и т.д. местным органам самоуправления, а за отсутствием последних, рыболовным обществам и кружкам, действующим на основании существующих узаконений. «Для разработки, в развитие положений устава, - гласит ст.18 проекта,- местных правил рыболовства, для наблюдения за их исполнением и для взыскания мер к развитию рыболовства и рыбоводства, в каждой губернии, на которую распространяется действие настоящего устава, учреждается комитет по делам рыболовства». Выработанные комитетом местные правила рыбоводства поступают на рассмотрение губернских земских собраний и утверждаются губернатором. Проект предусматривает, кроме того, организацию районных комитетов, компетенции которых, между прочим, принадлежит рассмотрение правил, имеющих значение для нескольких губерний. Такова в кратких чертах сущность нового Устава в части, касающейся управления делами рыболовства. Как сообщают газеты, Устав о рыболовстве уже обсуждался в рыболовной комиссии и есть основание предполагать, что будет рассмотрен в текущую сессию Государственной Думы и Совета и вступит в законную силу. Таким образом, в случае принятия Устава высшими законодательными учреждениями в редакции рыболовной комиссии, местным самоуправлениям в ближайшем будущем придется заняться выработкой мер для проведения нового закона в жизнь и согласования его с местными пользами и нуждами. Но подготовлены ли вышеупомянутые органы к исполнению тех обязанностей, которые будут возложены на них законом? Ответить на этот вопрос можно только отрицательно, так как весьма немногие земства и городские думы занимаются исследованием на местах рыбного промысла, игнорируя его пользы и нужды». Законопроект обсуждался на съездах деятелей по рыболовству. В частности, в Положении о III Всероссийском съезде рыбопромышленников и других деятелей по рыбоводству и рыболовству, созванного Императорским Российским Обществом Рыбоводства и Рыболовства в С.-Петербурге в 1910 году указывалось: «1. Съезд имеет целью выяснить современные нужды русского рыбного промысла, обсудить меры к их 107

108 удовлетворению и главным образом ближе определить те условия, при которых Общий Устав Рыболовства, возлагающий на земские и городские учреждения и рыбопромышленников новые обязанности, мог бы быть осуществлен с действительной пользой для охраны рыбных богатств и для рыбного промысла» Отметим, что членами Съезда в частности могли быть представители «обществ рыбной ловли». А в целом земств, городов, научных учреждений и пр. В съезде участвовало до 370 представителей различных учреждений и обществ. Речь о современном состоянии рыболовства произнес бывший член 2-й Государственной Думы Н.А. Бородин. В ней он указал на то, что причиной спада лова является хищническое истребление молоди и хаотическое состояние рыбопромышленной торговли. Проект подвергся на съезде основательной критике, причем в прениях принимали участие многие члены Государственной Думы. Первым был заслушан доклад О.А. Гримма, который высказался за передачу всего рыбного дела земству или же губернские рыболовные комитеты должны иметь исполнительные органы, в лице председателя, секретаря и техников (рыбовода инструктора и др.) Задача земства состоит в осуществлении не полицейских, а культурных мероприятий, способных развить в народе понимание разумного пользования дарами природы. Средствами к осуществлению намеченных мероприятий являются школы, беседы, инструкторы-рыбоводы; обновление озер и увеличение их производительности; разведение большеценных пород рыбы вообще упорядочение рыболовства путем правильной организации промысла. Член Астраханского отделения Императорского Общества рыбоводства и рыболовства В.И. Склабинский прочитал обширный доклад «Критика проекта общего устава рыболовства». Докладчик предложил схему организаций заведывания нашей рыбопромышленностью. По его мнению, в отношении порядка управления рыбным промыслом империя должна делиться на районы большого и малого рыболовства. При этом местное управление по делам рыбоводства в районах большого промысла составляют районные и губернские комитеты. Районные комитеты вырабатывают местные правила рыболовства, устанавливают заповедные для лова места, а также наблюдают за выполнением правил о рыболовстве во всем районе. Губернские комитеты детализируют, применительно к своим местным условиям, охранительные и запретные правила общего устава и обязательные постановления районных комитетов, выполняют функции статистических органов рыболовства и проч. В районах малого рыболовства все задачи районных и областных комитетов возлагаются на губернские земские учреждения и органы, их заменяющие. Состав районных комитетов определяется частью выборами, частью назначением. Председатель выборный. Полицейские обязанности по надзору возлагаются на общую полицию и лесную стражу. Система взысканий и наказаний за нарушения рыболовных правил должна, помимо личных взысканий, иметь характер, отнимающий у нарушителей незаконную выгоду. После докладов начались оживленные прения. Большинство делегатов высказалось против думского проекта, находя его неполным и не отвечающим насущным потребностям русского рыбоводства и рыболовства. По мнению делегатов, проектируемые губернские и областные комитеты по рыбным делам должны находиться не при ведомствах, а при земских и городских учреждениях. Административный надзор и борьба с хищничеством должны быть переданы общественным организациям. Комитеты должны состоять из представителей рыбопромышленников и ловцов. Труды их членов должны оплачиваться. 108

109 Популяризаторы спортивного рыболовства в целом в своих заключениях старались быть достаточно осторожными. Так, П.Г. Черкасов писал, что закон не должен нанести урон населению, ведь большинство соблюдает пост, и рыба должна быть для них доступна. Кроме того, она спасает население в годы неурожаев, помогает бороться с цингой и т.п. Также он указывал на то, что толк от закона будет только тогда, когда его нормы будут соблюдаться: «...в какую форму ни вылейся новый закон, какую строгую и разумную охрану рыбных богатств страны от ни установи... на бумаге - он окажется мертворожденным, если не будут даны надлежащие средства для проведения его в жизнь. И, с точки зрения практической, всеконечно окажется более целесообразным не тот закон, который все предусмотрел и все взвесил, но проводится в жизнь хорошими исполнителями. Вот где, по моему крайнему разумению, и лежит центр тяжести всего вопроса: в осуществлении тех законоположений, какие будут изданы для охраны рыбных богатств России. Если осуществление их будет возложено на чинов полиции (общей, речной, судоходной и рыболовной - Министерства Землед. и Госуд. Имущ.); стражи - лесной и пограничной, то толков из этого выйдет маловато, по той простой причине, что у всех перечисленных родов службы своего дела, в большинстве случаев, - не осилит». Часто в публикациях авторы апеллировали к успешному иностранному опыту Германии, Англии, США. Некоторые выступали за достаточно радикальные меры в борьбе против браконьерства. М.Я. Харитонов в статье «Рыбоистребление и борьба с ним» в качестве примера приводил деятельность Воронежского общества, сумевшего наладить борьбу с хищническим ловом. При изучении истории отечественного законодательства, в том числе и в области рыболовства, нельзя забывать фразу М.Е. Салтыкова-Щедрина о том, что «необыкновенная суровость российских законов компенсируется абсолютной необязательностью их исполнения». Каким бы идеальным ни был закон, важно было добиться его исполнения. Вот один из примеров, взятый нами из статьи «Правила рыболовства», опубликованной в журнале «Рыболов-охотник» в 1909 г.: «Весной текущего года главное управление земледелия и землеустройства издало новые правила о рыболовстве по Волге и ее притокам, выше Саратова. На основании этих правил воспрещается: а) лов, продажа и покупка для продажи маломерной красной рыбы: стерляди менее 6 вершков, осетра, севрюги и шипа менее 12 вершков и белуги менее 24 вершков; б) устройство для лова рыбы всякого рода заграждений: сетных перегородок, забивок, завалов и проч., препятствующих свободному передвижению рыбы. При обнаружении нарушений у виновных конфискуются орудия лова, а также пойманная рыба. Надзор за исполнением правил возлагается на смотрителей рыболовства и общую полицию. Виновные в нарушении правил подвергаются взысканиям, налагаемым мировыми судьями. За устройство преграждений денежное взыскание от 5 до 25 руб. с каждой погонной сажени преграждения, за лов и продажу маломерной рыбы виновные подвергаются взысканиям в размере 5-25 руб. с каждой сотни рыб, причем не полная сотня считается за полную». А далее автор добавляет: «К сожалению, правила эти на практике в текущем году почти не применялись. Арендаторы рыбных ловель частью не были осведомлены о новом распоряжении по рыболовству, частью не желали исполнять его, как нарушающее их интересы». А вот отрывок из статьи «Расхищение рыбного богатства», опубликованной в 1908 г. в «Природе и охоте»: «Расхищение рыбного богатства в низовьях Волги и на Каспии происходит систематически ежегодно. Хищнический лов рыбы давно уже стал здесь притчей во языцех. Рыба вылавливается беспощадно, вылавливается так называемый малек, не достигший половой зрелости и, следовательно, не могущий оставить приплода. Нынешним летом, при сильном ходе воды, хищнические аппетиты рыбопромышленников разгорелись до чрезвычайных размеров. Рыбу ловили, чем могли, 109

110 рабочих рук не хватало, рыба тухла, ее зарывали в ямы, то есть устраивали рыбные кладбища. По биржевым сведениям только одна рыбопромышленная фирма С. Т-ва зарыла разной мелкой рыбы до 7 миллионов штук. Чтобы обуздать хищнические аппетиты рыбопромышленников и сохранить волжско-каспийские рыбные богатства, установлен, так называемый, запрет, который длится в низовьях Волги приблизительно от 15 мая по 1 июля. В этот период времени рыба мечет икру и лов ее безусловно воспрещается. Но запрет этот существует на бумаге, а фактически за слабостью, а иногда за полным отсутствием надзора, не выполняется. В запретное время рыбу ловят все и ловят сколько можно; выловленная рыба открыто привозится на рынки и открыто на них продается. Волжская рыбопромышленность быстро переходит в еврейские руки [подобные обвинения именно евреев были достаточно характерны для публицистики того времени И.С.]. Большая часть астраханских рыбных промыслов и теперь уже фактически принадлежит еврейским фирмам. А для евреев, как известно, закон не писан, а если и писан, то они умеют обходить его очень тонко и ловко. Примостившись к рыбному делу, они сумели найти способ обходить и рыболовный надзор. Способ этот очень любопытный. Заключается он в следующем. В смысле надзора за правильным ловом рыбы низовье разделено на несколько участков. Каждым участком заведует особый инспектор «водяной барин». В его распоряжении имеется несколько нижних чинов рыболовного надзора». В запретное время барин внезапно объезжает территорию и ловит. Но евреи, по заверению автора статьи, подкупают младших чинов и они, узнав об инспекции, рассказывают еврейским маклерам и доверенным. Те, в свою очередь, сигнализируют специальным сторожам о выезде. Сторож поднимал специальный сигнал - днем красный флаг, ночью - фонарь и так по цепочке. В случае если все-таки браконьера ловят, вступает в дело круговая порука и штраф платится сообща. В результате автор предлагает не только запретить ловлю, но и продажу в это время, а за нарушения не только штраф, но и тюремное заключение. Некоторые считали, что более действенным будет ограничение не лова, а продажи рыбы. В 6 за 1905 г. журнала «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» один из членов клуба, скрывшийся под псевдонимом Великолучанин, опубликовал статью «Мысли пессимиста». В ней он писал следующее: «Мероприятия, направленные к сохранению имеющихся рыбных богатств, могут или касаться ловли рыбы, устанавливая способы и время лова, или, не затрагивая непосредственно самой ловли, влиять на последнюю при помощи ограничительных постановлений относительно торговли рыбой, каковы, напр.: установление запретного времени для продажи известных сортов рыбы и запрещение продавать маломерную рыбу. Бесспорно, что меры первого рода, непосредственно влияющие на лов рыбы, являются более радикальными и убивают зло в самом корне. Раз такие меры осуществлены в надлежащей полноте, то надобность во всяких других мерах отпадает сама собою. Следует, однако, иметь в виду, что ловля рыбы производится на всем протяжении рек, в разных местах, и какие бы ограничения для нее ни устанавливались, упорядочить ловлю все-таки весьма затруднительно вследствие неизбежной недостаточности лиц, надзирающих за ловлей, сравнительно с площадью, на которую должен распространяться надзор, и вследствие малой культурности населения, нередко непонимающего своих истинных интересов. Наоборот, торговля рыбой производится в определенных пунктах, городах или местечках, вообще в таких местах, где нетрудно организовать надзор. 110

111 Эти соображения приводят меня к мысли, что легче провести в жизнь меры, касающиеся упорядочения рыбной торговли, чем меры, влияющие непосредственно на самый лов рыбы. В настоящее время на любом базаре можно купить рыбу, когда угодно и какого угодно возраста, лишь бы только ловилась рыба. Такая свобода торговли рыбой побуждает промышленника-рыболова не считаться ни с временем года, ни с существующими законоположениями, и он ловит и бьет рыбу во время нерестования, загоняет ее ботками [деревянный снаряд, выдолбленный внутри, которым били по воде ред.] в сети, перегораживающие реку от одного берега до другого, и вообще ухитряется всякими средствами добыть рыбу, чтобы снести ее на базар и заработать лишний пятак. Лишите его возможности продавать свой лов в течение известного времени и можно смело сказать, что его хищнические набеги на речное население прекратятся или, во всяком случае, сократятся, так как в массе рыболов-промышленник работает не для своего продовольствия, а на продажу». Во многом именно спорность многих положений закона так и не позволила его принять. Правительственный проект Общего Устава Рыболовства обсуждался в Государственной Думе в течение 5 лет, пережив несколько десятков попыток принятия. Ситуация продвинулась вперед после того, как О.А. Гримм в 1912 г. был избран от Новгородской губернии делегатом в Четвертую Думу и возглавил комиссию по рыболовству. Несмотря на это, закон, являвшийся одним из самых прогрессивных для своего времени, так и не был утвержден. Возможно, свою роль сыграло лобби рыбопромышленников. Кроме этого, надо понимать, что в стране были и намного более актуальные и важные проблемы, а после начала Первой мировой войны о проекте забыли. После прихода к власти большевиков вопрос с законодательством стал решаться с революционной скоростью и оперативностью. В первую очередь, все частные угодья были национализированы, признаны общенародным достоянием и взяты под защиту государства. Стоит отдать должное новой власти, даже в условиях Гражданской войны стремившейся покончить с хаосом и непосредственно заняться сохранением природных ресурсов. Известно, что непосредственно В.И. Ленин не брезговал отвлекаться от дела мировой революции ради решения проблем хищнического лова. Постановлением Высшего Совета Народного Хозяйства и Народного Комиссариата Продовольствия от 9 декабря 1918 г. было создано Главное Управление по Рыболовству и Рыбопромышленности «для управления делами по лову рыбы, организации промыслов и руководства деятельностью рыбной промышленности, учреждается при Народном Комиссариате Продовольствия Главное Управление по Рыболовству и Рыбопромышленности (Главрыба)». Руководство «Главрыбой» осуществлялось Коллегией в составе семи человек. В его задачи, в частности, входило: а) обследование состояния рыболовной промышленности внутри страны и за границей; б) улучшение и интенсификация лова на существующих рыбных промыслах, как и организация новых промыслов; в) выработка соответствующих мер охраны водных пространств в интересах сбережения природных рыбных запасов; установление запретных для лова пространств и сроков; общее руководство по урегулированию рыболовства; практическое осуществление государственного массового искусственного рыборазведения». Несмотря на все старания, в апреле 1921 г. начальник Главрыбы А.И. Потяев доложил В.И. Ленину о «крайне расстроенном состоянии рыбной промышленности и о ее нуждах». В мае 1921 г., вскоре после перехода к нэпу, при непосредственном участии В.И. Ленина в связи с этим был принят первый документ. Согласно ему государственная 111

112 монополия сохранялась только в важнейших рыбопромысловных районах. Эта ситуация начала свертываться, как и сам НЭП, с конца 1920-х гг. В 1930 г. было создано Всесоюзное государственное объединение рыбной промышленности и хозяйства «Союзрыба», начинали создаваться рыболовные колхозы. 29 сентября 1921 г. был издан приказ Народного комиссариата продовольствия «О ловле рыбы для личного потребления». В нем были подробно перечислены орудия, которыми можно пользоваться при ловле рыбы для личного потребления: «1. Ручные удочки, забрасываемые с берега и с лодок. 2. Подпуска не более чем на 20 крючков. 3. Бредень не длиннее 21 метра (10 саженей) без мотни и без применения лодки для забрасывания. 4. Ставные сети - с тем, чтобы на одного рыбака приходилось не более 42 метров (20 саженей) сетей. 5. Вентеря (тоже - ветель, секрет, крылена, мережа и другое) не более трех орудий на рыбака и так, чтобы поперечники колец были не более двух аршин. 6. Прутяные морды не более трех штук на рыбака с поперечником не более трех четвертей аршина. 7. Наметки. 8. Кручи. 9. Ручные сачки. 10. Ручные подъемники - так называемые немецкие сетки или пауки». В некоторых рыболовных угодьях в силу особых причин губернские и областные земельные отделы могли ограничивать или совсем запрещать рыбную ловлю. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. включал в себя статью 99: «Нарушение законов и обязательных постановлений, установленных в интересах охраны лесов от хищнической эксплоатации и истребления, а равно и ведение лесного хозяйства с нарушением установленного плана; охота и рыбная ловля в недозволенное время, в недозволенных местах и недозволенными способами и приемами; выборка камней, песка и проч. без разрешения подлежащих властей, а равно и разработка недр земли с нарушением установленных правил карается». Нарушение этой статьи каралось «лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года с конфискацией незаконно добытого, а равно орудий охоты или лова, или штрафом до 500 руб. золотом». Важным шагом в регулировании ловли стало Постановление Совета Труда и Обороны от 3 июля 1925 года, согласно которому было утверждено Положение о рыбном хозяйстве. Оно регламентировало порядок эксплуатации водоемов и правила рыболовства для отдельных водоемов. Эти правила действовали на всей территории СССР. Часть 3 «О правилах, регулирующих рыболовство» включала 6 статей: 25. Воспрещается повсеместно применение для добычи рыбы взрывчатых и отравляющих воду и одуряющих рыбу веществ. 26. Воспрещается во внутренних морях (Каспийском, Азовском и Аральском), а также на Черном море применение для лова рыбы осетровых пород траллов и крючковой снасти всякого рода и наименования, основанной на заглатывании рыбой крючка, наживленного или без особой наживки. 112

113 27. Воспрещается на реках устройство сплошных перегородок, задерживающих рыбу. Примечание. Устройство неподвижных перегородок, лишь отчасти перегораживающих течение рек, допускается только с особого на каждую такую перегородку разрешения соответствующего народного комиссариата земледелия. 28. Воспрещается лов рыбы осетровых пород менее следующих размеров промысловой меры: белуги, калуги см (26 верш.), осетра - 71 см (16 верш.), севрюги - 62 см (14 верш.), шипа - 71 см (16 верш.) и стерляди - 27 см (6 верш.). 29. Подробные правила рыболовства для отдельных водоемов или для определенных районов вырабатываются народными комиссариатами земледелия союзных республик при участии подлежащих ведомств и издаются народными комиссариатами земледелия в порядке, устанавливаемом положениями, которые утверждаются центральными исполнительными комитетами союзных республик. 30. Указанными в предыдущей статье правилами могут быть устанавливаемы сверх перечисленных в ст. ст мер следующие рыбохранительные меры: а) запретные для производства рыбного промысла места, б) запрещаемые орудия и способы лова, в) запретные для рыболовства сроки, г) минимальные размеры ловимой рыбы отдельных пород (кроме осетровых), д) предельные количества допускаемой к вылову рыбы для данного водоема. Данные нормы «Положения» практически дублировали ограничения из принятых 11 февраля 1922 г. Народным комиссариатом продовольствия «Общих технических правил рыболовства», которые также содержали запрет «спускать или отводить воду с фабрик и заводов в обитаемые рыбой водоемы, если эта вода не сделана безвредной для рыбы» и запрет применения в Каспийском море плавных сетей. Для губерний устанавливались свои дополнительные правила. Например, 17 марта 1925 года Президиум Моссовета издал правила по рыбной ловле, в которых довольно подробно перечислялись запретные для лова рыбы время, места, породы, размер рыб и прочее. В частности, согласно этим правилам запрещался лов рыбы во время икрометания следующих пород: налима - с 1 декабря по 1 февраля, щуки - с 15 марта по 1 мая и всякой другой рыбы - с 1 мая по 1 июля. Точные данные по допустимому к ловле размеру рыб публиковались Московским губернским земельным отделом. Запрещался вылов мальков, хищнический лов рыбы путем спуска воды, прекращением притока воздуха под лед, а также впуск в воду вредных отбросов, мочка льна и конопли. В местах охраны нерестилищ воспрещалась всякая работа, которая будет мешать нересту или икре, как то: косьба осоки, охота, выемка песка, камней. Наказание за незаконный лов предусматривалось и Уголовным кодексом РСФСР 1926 г. Он содержал статью 86: «Производство рыбного, звериного и других водных добывающих промыслов в морях, реках и озерах, имеющих общегосударственное значение, без надлежащего на то разрешения, либо в запретное время, либо в недозволенных местах и недозволенными орудиями, способами и приемами». Нарушение статьи каралось лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года или штрафом до пятисот рублей с обязательной конфискацией незаконно добытого во всех случаях и с конфискацией или без таковой орудий лова и служивших для незаконного промысла судов со всеми принадлежностями их. Таким образом, эта статья имела в виду нарушение правил рыбной ловли только в угодьях общереспубликанского значения и предусматривала обязательное отнятие улова, а иногда и отнятие орудий ловли. 113

114 220-я статья Уголовного Кодекса имела в виду нарушение правил рыбной ловли во всех остальных угодьях. Эта статья карала нарушение установленных законом или обязательными постановлениями правил об охоте и рыбной ловле в административном порядке - принудительными работами до 3-х месяцев или штрафом до 300 рублей. Административный порядок означал порядок наложения взыскания учреждением, которое управляет данной местностью, то есть через губернский, уездный или волостной исполком. Отобрание орудий ловли могло применяться только по постановлению суда, административным органам это право дано не было. При этом, известны многочисленные примеры несоблюдения правил. Так, газета «Голос рыбака» сообщала: «Рыба ловится круглый год. Ловят рыбу с икрой, что наносит громадный ущерб размножению рыбы. Рыболовные снасти - бредни, наметки и нередко невода - плетут с такими маленькими отверстиями, что вылавливают вместе со взрослой рыбой и весь рыбный молодняк, который никакой ценности не имеет». То есть законы были, но население о них часто не знало и не соблюдало. Правила ловли рыбы «для личного потребления» по постановлению Наркомзема РСФСР 1928 г. позволяли всем гражданам РСФСР повсеместно (кроме заповедных мест и правильных прудовых и озерных хозяйств), бесплатно производить лов рыбы для личного потребления. Разрешенными орудиями лова значились ручные удочки и лески на катушках. Эти правила могли корректироваться в зависимости от местных условий. Начало формирования современной системы государственных органов рыбоохраны обычно связывают с приказами Наркоматов снабжения СССР весны 1934 г. Для охраны рыбных запасов и контроля за использованием ресурсов из состава Главрыбы было выделено Главное управление регулирования рыболовства, рыбоводства и рыбохозяйственной мелиорации (Главрыбвод). Он подчинялся непосредственно Наркомату снабжения. При этом были созданы 16 непосредственно ему подчинявшихся районных управлений и отделений. Впоследствии оно возросло до 43-х. В январе 1939 г. Главрыба была переименована в Народный комиссариат рыбной промышленности СССР, были образованы главки по всем промысловым бассейнам. Именно оно и стало заниматься охраной рыболовства и рыборазведения. 114

115 3.5. Ловить ли английской удочкой на русской реке? «Западники» и «славянофилы» рыболовного мира Два вектора развития русской рыболовной культуры. Рыболовный консерватизм и технические вызовы конца XIX в. Почему С.Т. Аксаков оказался бесполезным для П.Г. Черкасова? Заграничные снасти и русские самоделки. Какое понимание рыбалки унаследовали современные рыболовы-любители? При всех попытках русских рыболовов XIX-начала XX в. объединиться ради развития любимого увлечения и достижения успехов в благородной цели сохранения рыбных запасов страны между ними были и конфликты. В этой главе речь пойдет о главном противостоянии, едва ли не разделившем всех рыболовов-любителей на два непримиримых лагеря. Речь идет о борьбе сторонников новой катушечной (английской) снасти и ее противников. К счастью, данная борьба не привела к кровопролитию, однако градус полемики был очень высок. «Записки об ужении» С.Т. Аксакова, как мы уже писали выше, давали читателю понять, что зарубежный опыт русский удильщик вполне может игнорировать. Во вступительном слове писатель категорично заявлял: «Теперь объяснимся о моих записках: на русском языке, сколько мне известно, до сих пор не напечатано ни одной строчки об рыболовстве вообще или об уженье в особенности, написанной грамотным охотником, знающим коротко свое дело. На французском и английском языках есть много полных сочинений по этой части и еще более маленьких книжек собственно об уженье. В Лондоне даже существует общество охотников до ловли рыбы удочкой, которое систематически преследует эту охоту, совершенствуя ее во всех отношениях. Некоторые сочинения об этом предмете у французов написаны очень живо и увлекательно. Но у нас они не переведены, а если б и были переведены, то могли бы доставить более удовольствия при чтении, чем пользы в применении к делу. Причиною тому разность в климатах, в породах рыб и их свойствах. В этом случае добросовестные наблюдения рыболова-туземца, как бы ни были недостаточны, будут иметь важное преимущество». Таким образом, С.Т. Аксаков не дает иностранным пособиям и книгам шанса в России. Можно предположить, что призывая рыболова изучать «нравы рыб», писатель говорит, ни много ни мало, как о нравах именно русских рыб. Остается только представить, с каким чувством он смотрел бы на русского рыболова, решившего половить в английском стиле на подмосковной речке. Это воспринималось бы им как «европейничанье», причем именно в том смысле, каким наделил его Н.Я. Данилевский, как «болезнь русской жизни, что, в частности, подразумевало «заимствование разных иностранных учреждений» и пересадку их на русскую почву «с мыслью, что хорошее в одном месте должно быть и везде хорошо», а также «искажение на иностранный лад всех внешних форм быта» 28. Идеи Аксакова не означали принципиального отказа от технического прогресса, что вскоре будет воспето англичанами Дж. Рескиным и У. Моррисом. Да, зависимость от него, по С.Т. Аксакову, связана с каким-то бездушием, но это не возводилось в принцип. Просто техника не требуется при познании природы, ее красоты и попытках обретения душевной гармонии. Обращают на себя внимание и эпиграфы к «Запискам» - русская пословица и знаменитое «делу время и потехе час» из книги «Устав сокольничьего пути» царя Алексея 28 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., С. 272, Остается только сожалеть, что Н.Я. Данилевский не увлекался ловлей рыбы, хотя и внес важный вклад в изучение рыбных запасов России, приняв в 1853 г. участие в экспедиции под начальством академика Карла Бэра, исследовавшей рыболовство на Волге и Каспийском море. Впоследствии принимал решающее участие в разработке рыболовного законодательства для всех регионов европейской части России. 115

116 Михайловича. С.Т. Аксаков обращается к народной мудрости и к мыслям царя традиционного антипода западника Петра Первого. Не удивительно, что один из лидеров славянофилов, А.С. Хомяков, выделял произведения писателя х гг. («Записки об уженье рыбы», «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» и др.) на фоне всего его прошлого творчества. Человек, которому мы все обязаны решающим вкладом в развитие любительского рыболовства, Л.П. Сабанеев, в спорах сторонников и противников английских снастей занимал нейтральную позицию. В своих работах он уделял внимание исключительно биологии рыб и способам их ловли, оставаясь в стороне от ярких описаний и одинаково считаясь как с опытом отечественных рыболовов и ученых, так и иностранных. На страницах журнала «Природа и охота» Л.П. Сабанеев давал возможность высказаться как сторонникам, так и противникам английской снасти. В 1880 г. в нем стал публиковаться барон Павел Гавриилович Черкасов, которого с уверенностью можно назвать лидером русских рыболовов-«англофилов», последовательным сторонником популяризации английских снастей и способов ловли. Барон был активным сторонником применения новейших спортивных рыболовных снастей и способов ловли, говорил о необходимости постоянной учебы и тренировок ради роста рыболовного мастерства, отказа от грубой снасти. Его дом на окраине Петербурга (за Александро-Невской лаврой), несмотря на высокий статус хозяина, был открыт для всех интересующихся спортивной ловлей рыбы, и сам барон лично заказывал для коллег снасти из Англии. Благодаря ему многие смогли купить качественные английские снасти, при этом намного дешевле, чем в магазинах. Английское влияние не сводилось к распространению снастей и способов ловли, речь шла и о культуре рыболовства, определенном стиле, одежде, поведении. Это находило отражение на страницах журналов. Например, в той же «Природе и охоте» можно встретить перевод статьи «Типы английских удильщиков», в которой шутливо описываются «усовершествованный», «суровый», «начитанный», «путешествующий» и др. типажи, которые можно увидеть на водоемах Англии: «Среди многочисленной семьи английских удильщиков установилось несколько вполне определенных типов, вкратце очерченных одним из сотрудников «Фильда». Интереснее всех, конечно, у с о в е р ш е н с т в о в а н н ы й у д и л ь щ и к (elaborate angler). Его видят на всякой реке. Он составляет предмет обожания фабрикантов рыболовных снастей и портных. У него вы всегда найдете все последние слова науки: самоновейшую патентованную катушку, только что изобретенный поводок и т.п. Его книжка искусственных наживок богатейшая коллекция новостей. Трактирная прислуга благоговеет перед его непромокаемыми одеждами, а его хитро устроенная куртка с бесчисленными карманами поражает изумлением всех поселян. У с о в е р ш е н с т в о в а н н ы й удильщик обладает соответствующим костюмом для всякого сорта погоды, и мушками для каждого часа дня и для каждой перемены атмосферы. Рыболовновичок сначала положительно робеет перед таким блистательным удильщиком, но скоро убеждается, что практические результаты не всегда соответствуют великолепию рыболовных принадлежностей: нужные одежды забываются дома, нужные мушки тоже, большое удилище берется, когда лучше бы взять малое, патентованная катушка иногда не действует, а недавно изобретенный сачок оказывается ни к черту непригодным. Впрочем, все это мало огорчает усовершенствованного удильщика: сборы и приготовления доставляют ему большее удовольствие, чем самая ловля. Притом, его слабость драгоценна для торговли. 116

117 Полный констраст у с о в е р ш е н с т в о в а н н о м у представляется с у р о в ы й удильщик (rough and ready angler). Он от души презирает человека с хорошо снабженной книжкой мушек и массой приспособлений. С у р о в ы й удильщик обыкновенно великий мастер своего дела, но слишком увлекается отрицанием всяких усовершенствований; поэтому, на старости лет, ему приходится убеждаться, что презрение к мекинтошам успешно способствует развитию ревматизмов. Его одряхлевшие руки охотно взялись бы за более легкие удилища, но он всегда высказывал столько презрения к людям, покупающим и г р у ш к и, что теперь волей-неволей должен болезненно утомляться. Он страшнейший ретроград, отрицающий самые полезные изобретения. Он еще соглашается верить в крючки с ушками, но его приводит в бешенство сомое упоминание об удилище из расколотого тростника (Split-cane rode). С у р о в ы й у д и л ь щ и к обыкновенно провинциал; занимаясь уженьем с детства, всегда при помощи грубых снастей, он достигает значительного искусства, заменяющего ему всякие приспособления. Гораздо реже встречается н а ч и т а н н ы й удильщик (literary angler). Ему известны все книги относительно уженья; он обыкновенно порядочный удильщик и приятнейший товарищ, независтливый и невозмутимый при всяких неудачах, и интереснейший собеседник. Весьма редкий тип п у т е ш е с т в у ю щ и й удильщик. Если позволяют время и деньги, он вечно странствует с реки не реку: одно лето он в Норвегии, другое в Тироле. У него дома есть прекрасная река для уженья, но он вечно ищет новых пажитей. Путешествующий удильщик всегда приятен в обществе, как интереснейший расказчик, много видавший на своем веку. Неприятнейший тип у д и л ь щ и к д и л е т а н т. Он всегда предпочтет пикник на берегу озера, в солнечный день, самой лучшей ловле, когда озеро сердито бурлит под порывами шквалов, сверху поливает холодный дождь и голодная морская форель жадно хватает приманку. Когда вы возвращаетесь домой мокрехоньким и с полной корзиной рыбы, дилетант, сидевший дома, начинает отпускать на ваш счет шуточки и очень недоволен, если другие живо интересуются вашей удачей. Если, чего не дай Бог, вы возьмете его с собой в лодку, он скоро отравит вам все удовольствие: спутает свою удочку с вашей, сочтет это милой шуткой и спокойно выкурит папироску, пока вы портите себе кровь и ногти, распутывая лески. После полдня, как раз когда форель начнет активно браться, дилетант намекает, что пора домой, чай пить. Если вы не согласитесь, он будет сидеть с видом жертвы, пока не настоит на своем. Всем знаком также н е у д а ч н и к. У него вечно все не хорошо: вода мутна, сапоги жмут, снасти портятся и т.д.; ни одна ловля не проходит без разных казусов. И, несмотря на все свои злоключения, неудачник удит себе год за годом, все в том же мрачном настроении духа, ничего не ожидая кроме разных гадостей». Разумеется, похожие типажи можно было встретить и на наших водоемах, однако к наиболее ярким сторонникам английской снасти такая сатира абсолютно неприменима. Одним из тех, кого можно было бы назвать истинным русским рыболовом-джентльменом, являлся известный скульптор-анималист, ученик Петра Карловича Клодта, Николай Иванович Либерих ( г.). Его работы были достаточно известны в России и мире, экспонировались на Международных художественных выставках в Лондоне (1862, 1872), Всемирных выставках в Париже (1867) и Антверпене (1885). Им была подготовлена книга «Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России и за границей, а также не фальшивую мушку и фальшивую рыбку», но, к сожалению, она так и осталась неопубликованной. Отрывки книги в виде отдельных статей вышли в «Природе и охоте». На хранящихся в его архиве рисунках, часть из которых являлись иллюстрациями к книге, он часто изображал самого себя - стильно одетого на английский манер аристократа, обязательно в котелке. Современники отмечали его любовь к щегольской одежде, которую он шил на заказ, а 117

118 также его сдержанность, благородство и благовоспитанность неотъемлемые признаки англофила. Во вступлении к рукописи своей полностью неопубликованной книги «Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России, а также на фальшивую мушку и фальшивую рыбку» он выражал благодарность англичанам за то, что они привезли в Россию спортивную ловлю на искусственные мушки и рыбки, верным поклонником которой являлся. Н.И. Либерих был не только страстным и очень умелым рыболовом, но и активным борцом за сохранение рыбных запасов, особенно в реках Петербургской губернии - Нарве, Луге, Ижоре и Волхове. Он одним из первых заговорил о вреде для рыбы гидроэлектростанций и промышленных выбросов. Показательно, что сторонники законодательного регулирования лова и наказания за истребление рыбы зачастую ссылались на зарубежный опыт. Справедливости ради стоит сказать, что аргументы противников английских снастей можно понять дорогие снасти могли себе позволить только достаточно состоятельные люди, что явно препятствовало развитию рыболовства среди широких слоев населения. Были и другие аргументы. Весьма показательной является заочная полемика об английских снастях, развернувшаяся на страницах «Природы и охоты» в 1880-х гг. Так, В.М. Сысоев в статье «Русские и английские рыболовные снасти» писал о том, что большинство русских рыболовов прекрасно ловят рыбу и без всяких «иностранных премудростей»: «Я буду говорить собственно об удочках. Большинство «простых» рыбаков, рассеянных по разным захолустным уголкам нашего обширного отечества, удит где, как и чем придется, и, разумеется, на русские простые снасти, не имея никакого понятия о разных иностранных премудростях. Среди же класса более состоятельного и образованного начали входить в моду изобретения французских и, главное, английских удильщиков. Лагерь этих интеллигентных рыболовов как бы начал разделяться на две партии: одна верит в совершенство иностранных изобретений, стремится приобрести их и распространить в России; другая же часть относится недоверчиво и как бы враждебно к этому нововведению. Удить так, как удили нашу рыбку наши отцы и деды, верить только в «свое» и закрывать глаза на все другое только потому, что это другое новое и чужое, конечно, нет основания. Но и прямо кинуться на снасть, сработанную в иной стране, при иных условиях, для иной рыбы, на иных реках, при иных характере и средствах народа положительный абсурд. Английские снасти, хотя и давно начали ввозиться в Россию, но прививаются у нас туго. Большой толчок к их распространению дал барон Павел Гавриилович Черкасов, обогативший нашу небогатую рыболовную литературу многими прекрасными статьями об уженьи рыбы. Отдавая Павлу Гаврииловичу вполне заслуженное им, отдавая ему благодарность и уважение, как специалисту по части уженья и, в особенности, за ознакомление нас с иностранным уженьем, мы не можем, в то же время, не посетовать за излишнее пристрастие его к этому иностранному уженью, которое он целиком желает перенести на русскую почву. Почему не писать о том, что хорошо у других и из чего мы сами можем поучиться многому, - все это прекрасно и если бы было только одно это, то мы не стали бы и говорить ничего. Но Павел Гавриилович не безпристрастно относится к английским снастям: он их как бы рекламирует. Но разве есть зло в том, спросят нас, что рекламируется хорошее и полезное? Вот именно зло мы и чуем тут» В.М. Сысоев во многом повторил скепсис Аксакова в отношении «английской снасти» - для русской рыбы и водоемов нужны русские снасти. В упрек «англофилам» ставится и то, что они не принимают во внимание факт их необычайной дороговизня для большинства простых рыболовов. «Но и прямо кинуться на снасть, сработанную в иной 118

119 стране, при иных условиях, для иной рыбы, на иных реках, при иных характере и средствах народа положительный абсурд». Отдавая должное барону Черкасову, познакомившему Россию с «иностранным уженьем», автор упрекает его в излишнем пристрастии к нему, стремлении полностью перенести на русскую почву: «Павел Гавриилович не без пристрастно относится к английским снастям: он их как бы рекламирует». Далее встречаем безапелляционное утверждение «что английская удочка не может удовлетворить русского рыболова это истина. Неуклюжее удилище, обмазанное краской и клеем, опутанное нитками, с железом, колечками, катушками, подставками; путающимся шнурком и хрупким концом; составленное из нескольких палок, невыносящее ни сырости, ни жары, требующее постоянного мучительнозаботливого ухода, трудно доставаемое и дорогое не выдерживает ни малейшей критики в сравнении с нашим простым цельным березовым удилищем». Хрупкое составное удилище с тонким концом очень прихотливо в отличие от цельного березового русского, с ним можно ловить далеко не везде и приходится «выбирать место для удочки, а не для добычи». Не забывает Сысоев и про неизбежную трансформацию «идеальной» снасти в русских реалиях: «Кроме того, английский способ уженья у нас, в России, неминуемо будет уродоваться. Ведь невозможно же нам постоянно иметь под руками все эти: хикорь, лансвуд, индийский тростник, жилки, карабинчики, искусственные рыбки, английский шнурок, кольца и пр Все это придется заменить чем-нибудь «своим» и самому строить всякую хитрую штуку. Но ведь на это надо и способность, и средства, и, главное, время. И эта самая английская удочка, имеющая такое значение в своем месте, у нас только опошлится, не принеся пользы рыболову Вследствие всего вышеизложенного, мы и назвали переноску английского уженья к нам абсурдом». Автор подчеркивал, что его критика связана только с навязыванием английской снасти ее сторонниками: «Но я не стал бы «нападать» на английские снасти только за то, что они неудобны для нас, ибо: «вольному воля», «о вкусах не спорят». Дело в том, повторяю, что я чую здесь зло, которое будет состоять в том, что увлечение иностранными снастями отвлечет нас от усовершенствования нашей удочки, нужной для уженья нам, русским, на наших реках и озерах. Окунувшись в омут иностранных изобретений и литературы по часть уженья, мы завязнем в нем совсем; мы подпишем смертный приговор и своей рыболовной литературе и технике. То и другое потеряют самобытность и свободное, разумное развитие на том пути, который будут указывать истинная надобность, истинные требования большинства русских охотников-рыболовов». Можно отметить, что подобная мысль коррелировала с характерными для эпохи представлениями о реабилитации и возрождении национальной культуры, искусства, науки, техники, отказа от заимствования всего западного. Сторонники английской снасти, в свою очередь, видели в ее распространении прогресс, очевидную пользу. Так Н.Н. Ермолов (писал под псевдонимом Русский рыболов) хоть и начал свою статью размышлениями о том, что в этом споре истина где-то посередине, но все же ревностно отстаивал достоинства именно современной снасти. Отвечая В.М. Сысоеву, он выражал искреннее удивление, почему английская снасть до сих пор вызывает такое отторжение: «не нужно быть англоманом, чтобы признавать неоспоримое превосходство английских принадлежностей охоты, рыбной ловли и всего касающегося спорта: производство их в Англии доведено до возможного совершенства и он пользуется во всем свете вполне заслуженной известностью». Причину антипатии к западным снастям он видит в историческом отставании русской культуры любительского рыболовства от западноевропейской, ее непопулярности: «До начала сороковых годов в России почти исключительно существовала охота псовая; ружейная была в полном пренебрежении и представители ее, в высших слоях общества, были тогда не многочисленнее любителей рыболовства в той же среде в настоящее время». 119

120 Любительское рыболовство долгое время было не в почете: «могло ли признаваться за охоту или вообще за спорт, сиденье с удочкой на берегу, в долгом и увы! слишком часто тщетном ожидании добычи? Вследствие этого у нас уженье всегда было достоянием старого да малого, преимущественно из простонародья, и, слывя пустою забавой, найти сочувствия, среди образованных любителей спорта, не могло; а между тем в основе этого вида охоты лежит все тот же охотничий инстинкт и ощущения охотника, принимающего зверя из-под лихой своры, стрелка, любующегося на крепкую стойку собаки и рыболова с удочкой, согнувшейся в дугу от крупной добычи бесспорно совершенно одинаковы». То есть для многих из-за отсутствия необходимой информации первое знакомство с рыбалкой оканчивалось неудачей и лишало желания вновь взять удочку в руки. Отсутствие литературы по технике ловли, а, следовательно, и специальных познаний, также, по мнению автора, не способствуют росту популярности рыболовства. Еще одна причина стойкой любви к старым снастям низкий рыболовный прессинг при, пусть и уменьшающихся, но все еще многочисленных рыбных запасах, что позволяет успешно ловить и на грубую снасть: «Научиться рыболовному искусству на практике, пользуясь опытностью других, у нас также невозможно и хотя в каждом селении на берегах наших, доселе еще обильных рыбою вод, найдутся любители уженья, но учиться у них почти нечему. Их относительный успех объясняется изучением местных привычек рыбы, ее изобилием, а главным образом неистощимым запасом терпения и свободного времени, которым эти рыболовы, большею частью неспособные к труду старики или безземельные отставные солдаты, обыкновенно располагают в избытке». Приход к английской снасти с ростом рыболовного прессинга и ухудшением экологической ситуации, по мнению Ермлова, неизбежен: в Англии ситуация иная, там рыболов должен перехитрить well educated fish, осторожную и привыкшую к высокому рыболовному прессингу рыбу. Тем более горожанин, вырвавшийся на несколько часов на водоем, не может позволить себе ждать случайной удачи. Перечислив все достоинства английских снастей и примеры их успешного использования на водоемах России, автор выразил надежду на то, что «со временем и среди наших любителей уженья, некоторые потрудятся основательно изучить на деле английские, будто бы у нас непригодные выдумки, и скажут о них правдивое слово». Еще одной причиной, препятствующей распространению катушечной снасти и новых способов ловли в России, была чисто экономическая. Приобрести необходимые снасти, причем за большие деньги, можно было лишь в нескольких столичных магазинах. При этом зачастую (либо по причине корысти, либо незнания продавцов) продавались снасти низкого качества, с высокой наценкой. Разумеется, удильщик, потративший на необходимое оборудование значительную сумму и разочаровавшийся в нем, перебросит свою критику с отдельной неудачной покупки на английскую снасть в целом. Иногда верность той или иной позиции рыболовы пытались проверить на практике. Решение абсолютно справедливое пусть рыба, а не рыболов решает, какая снасть лучше. Статью об итогах таких дружеских соревнований находим в номере «Природы и охоты» за 1888 год: «Несколько слов о нашем рыбацком триумвирате. А.Ф.В. человек предприимчивый, энергичный и не лишенный творчества, предавшийся с увлечением на первых же порах способу уженья с катушкой и, несмотря на постигавшие его неудачи, горячо отстаивавший тонкую снасть. С.П.Б. не менее страстный рыболов, но консервативного направления относительно способов уженья, и на замечания первого о видимом преимуществе тонкой снасти пред грубой, всегда говоривший: «пойматься, - и на грубую снасть поймается». Каждый искренне исповедовал свой взгляд. Не отдаваясь вполне на сторону новой снасти (т.е. с катушкой), я все больше и больше однако расходился во мнении с «врагом новшества», как мы назвали в шутку С.П.Б., и занял 120

121 блаженную середину во взглядах на способы уженья: имел удочку с катушкой, но ловил также и без нее». В итоге именно сторонник новшеств стал триумфатором на одной из рыбалок. Воспользовавшись советом П.Г. Черкасова, он, а не его компаньоны, смог вытащить крупного сазана. В ответ за зависть соседей он заявил: «Это не мы, а барон Черкасов поймал сазана». Солидарен с его словами и автор статьи: «Долг справедливости требует заметить, что указаниям этого опытного и уважаемого рыболова такие рыбаки, как мы, должны быть обязаны почти всем, чего достигли в рыбной ловле». Фигура П.Г. Черкасова фигурирует в статье не случайно. Именно он являлся символом рыболовного «англофильства» - катушечной снасти, ловли на спиннинг, нахлыст и т.п. В связи с этим, с одной стороны, он был кумиром для сторонников новшеств и, наоборот, главным идеологическим противником для других. Критика противников английской снасти зачастую обрушивалась персонально на него. В той же «Природе и охоте» в 1905 г. встречаем более чем оживленную полемику. Начиналось все с обычной для журналов заочной дискуссии авторов на тему техники уженья. При этом, как водится, все участники, с одной стороны, писали о курьезности и неактуальности самого спора, но при этом ревностно и жестко отстаивали свою точку зрения. Так, известный рыболов и автор прекрасной книги «Уженье рыбы» И.Т. Плетенев, откликаясь на статью Черкасова, счел нужным подвести своеобразный итог дискуссиям между сторонниками и противниками английской снасти: «Говоря по совести, вопрос о катушке, об ее полезности и необходимости для удильной снасти давно утратил свой интерес и должен быть сдан в архив. Масса охотников, сознательно или по неведению игнорирующих катушку, ловят с успехом крупную рыбу, не исключая «всесокрушающего» сазана. В условиях той охоты, которой большинство удильщиков довольствуется на наших скромных речках, где исполинские экземпляры рыб отошли в область воспоминаний и в лучшем случае попадается рыба не больше среднего веса фунтов, при усовершенствованных в данное время орудиях оснастки удочки (бамбуковые удилища, шелковые лесы, английские крючки),- катушке делать нечего и потому она является лишним придатком к снасти, балластом, отягчающим и осложняющим удочку». Плетенев не против английской снасти как таковой, но ему не нравится навязывание ее как безальтернативной в прессе: «С легкой руки барона П.Г. Черкасова катушка после долгого литературного забвенья снова вынырнула на свет Божий. Во всеоружии боевых доспехов, надетых на нее г. Черкасовым, катушка бросила грозный вызов удильщикам и гордо, с презрением к ним провозгласила: "Вы - ничто без меня, - жалкие парии, рабы, босяки, - не охотники, а кокой-то "бестолковый" сброд, не разумеющий силы и значения моей персоны"». Он не против катушки как таковой, но против ее превознесения. В своих ответах на страницах «Вестника Русского союза рыболовов-удильщиков» П.Г. Черкасов сдержанно, но также жестко отстаивал свою точку зрения английская снасть вполне применима для ловли в любых условиях и любой рыбы. Резко повысили градус полемики, за которой следила вся, пусть и немногочисленная, рыболовная общественность, известный автор статей об ужении из Поволжья М.Я. Харитонов На страницах «Природы и охоты» он обрушился с критикой не только на английскую снасть, но и, в большей степени незаслуженно, на П.Г. Черкасова. В частности, в статье «Мой протест. Вниманию удильщиков» он возмущался, что «Вестник Русского союза рыболовов-удильщиков» не отозвался на выход в свет книги Плетенева «Уженье рыбы». Критика эта была несправедлива и злого умысла у редакции «Вестника» не было, тем более, что на своих страницах они с охотой печатали его работы. 121

122 Достается от Харитонова и самому Союзу, возглавляемому Черкасовым. По его мнению, вместо достижения провозглашенной Союзом цели борьбы с хищническим ловом он весь 1904 г. занимался привлечением новых членов, а 1905 г. агитацией катушечной снасти. Харитонов даже позволил себе высмеивать фанатичную привязанность Черкасова к катушечной снасти, которой он ловит даже пескаря: «Он - не удильщик в серьезном смысле, а просто влюбленный в технический хлам уженья, в разные мелочные и ненужные приспособления, а главное - в катушку, - предпочитающий поклонение орудию спорта, выше поклонения самому спорту и его результатам, как эквиваленту спорта. Таких эксцентриков особенно много в Англии, откуда, вероятно, и г.черкасов заимствовал, вместе с катушкой, свою психологию удильщика». Также он обвинил Черкасова (вот уж точно совершенно незаслуженно) в том, что тот сам себя пытается представить самым лучшим и профессиональным рыболовом в России и бесконечно пропагандирует катушечную снасть: «Двадцать пять лет тянет г. Черкасов свою "канитель", - надо же и честь знать. Пусть г. Черкасов даст отдых своему фонтану о катушке; пусть и читатели "Вестника" вздохнут от его демьяновой ухи и пропаганды». Стоит отметить, что сам Харитонов также с удовольствием ловил английскими снастями и даже во многом был не согласен с позицией Плетенева. Он лишь выступал против «ультра-поклонения» катушке, в котором обвинял Черкасова. Позиции «консерваторов» со временем ослабевали. На то было сразу несколько причин. Во-первых, оскудение рыбных запасов и рыболовный прессинг, требовавшие более тонкой снасти. Во-вторых, постепенный рост ее доступности и очевидные преимущества, выражавшиеся в большем улове. В-третьих, наиболее активные популяризаторы спортивного рыболовства были сторонниками новых снастей с способов ловли. Медленно но верно они склоняли общественное мнение в сторону более лояльного отношения к катушке. Среди них можно назвать того же Ф.П. Кунилова и А.Д. Шеманского. Для них ответ на вопрос о том, нужна ли русскому английская снасть, был очевиден да нужна, но не потому что она «английская», а потому что только ловля тонкой снастью и желательно на искусственные приманки может считаться подлинно спортивной. Рыболовные новинки, подобно многим техническим новшествам, несмотря на критику и сопротивление части рыболовов, со временем получали распространение и признание, а спортивные способы ловли находили все больше сторонников. В предреволюционные десятилетия английские снасти стали желанным подарком для любого поклонника ужения, например, для детей. Показательную фразу встречаем в романе Ф. Сологуба «Мелкий бес»: «Владя хотел было взять с собою в деревню удочку, новую, английскую, купленную на сбереженные деньги, хотел взять еще кое-что, да это все занимало бы в тележке не мало места. И Владя унес обратно в дом все свои пожитки». Во многом благодаря Кунилову и Шеманскому лучшие традиции спортивной ловли и сама традиция ловли на современную снасть перекочевала в советские реалии. В своих аргументах в пользу ловли английской снастью Шеманский в предисловии к опубликованному им в 1925 г. подготовленному Л.П. Сабанеевым указателю рыболовных книг отмечал: «Хотя наш русский рыболовный спорт в литературе своей и молод, сравнительно с английским, однако, и у него накопилось достаточно печатного материала, с которым не может не считаться всякий сознательный рыболов-спортсмен, понимающий задачу преемственного развития его любимого дела из поколения в поколение при наших местных, своеобразных условиях любительского уженья». Здесь же он повторил свое мнение о том, что все любительские ловли, «по английской моде», он делит «на чисто спортивные и прочие, имеющие большие или меньшие черты спортивности». 122

123 Подход Шеманского к спору сторонников и противников новой снасти можно сравнить с взглядами Петра Первого на европеизацию России. Нет ничего зазорного в признании собственного отставания от Запада. Нужно взять из Европы все лучшее и адаптировать на русской почве. При этом можно смело игнорировать тех, кто зовет назад, их неправота уже очевидна: «Конечно, наши любители будут сильно спорить об этой моде спорта, как яростно они воевали в х годах против английской удочки, отстаивая свою (Сысоев, Мочарский, Терюхин и другие), по спорту даем тон не мы, идущие все еще в хвосте мирового спорта». Благодаря таки энтузиастам, как Кунилов и Шеманский не произошло клеймения современной удочки «буржуазным излишеством» или т.п. Предположение может показаться в наше время смешным и нелепым, но достаточно вспомнить, каких трудов стоило отстаивание прав джаза, танго, западной одежды на существование в непростых советских реалиях х гг. Вполне могли найтись деятели, которые ради карьерных интересов или легкой славы могли объявить истинно пролетарским рыболовный спорт только с березовым или можжевеловым прутов в руках и самодельной леской. Несмотря на то, что заполучить качественные заграничные снасти в условиях «железного занавеса» было не так просто, а отечественные аналоги зачастую сильно уступали в качестве, западный стиль ловли успешно проникал в Советский Союз. Начиная с 1990-х гг. для России все более характерными становятся западные тенденции в области досуга. Страна стала обретать черты, характерные для того, что принято называть «общество досуга» и связывать с послевоенной «досуговой революцией» в странах Запада. Технические новинки уже не так связывают с определенной философией или стилем ловли (хотя нахлыст в России до сих пор принято считать «аристократическим» видом ловли «не для всех» и ассоциировать с западом, прежде всего, Англией). Теперь на первый план выходит коммерциализация рыбалки, способной приносить существенные прибыли продавцам снастей, организаторам платной рыбалки и рыболовного туризма. С открытием западного рынка и снятием информационных барьеров культура спортивного рыболовства в России получила интересное развитие. С одной стороны, именно идеи П.Г. Черкасова о необходимости использования новейших западных снастей и техник ловли в любительском рыболовстве проповедуются современными авторами, ведь они позволяют даже в условиях сокращения рыбных запасов и высокого рыболовного прессинга добиваться прекрасных результатов. Таким образом, в практике рыболов-любителей восторжествовали именно «западнические» идеи П.Г. Черкасова. С другой стороны, эти идеи сталкиваются с унаследованным «славянофильством», проводником которого являлся С.Т. Аксаков. Современный рыболов стремится купить лучшие снасти и освоить последние рыболовные техники, однако читает «Записки об уженье рыбы», принимая идеи их автора об уникальности культуры русской рыбалки, возможности духовного опыта, которую она предоставляет. Данная ситуация нам представляется весьма показательной верность традициям и национальным идеалам и одновременно охотное принятие западного опыта. Впитывание западных ценностей сочетается с некой запрограммированностью на отказ от культурной трансформации под их эгидой. При всех правах любительского рыболовства (равно как и большинства других форм досуга) на преодоление национальных и культурных границ, оно не приводит к поглощению культурной индивидуальности. 123

124 Заключение История любительского рыболовства в России достаточно молода, но является поистине яркой и уникальной. Без ее знания невозможно понять причины неизменной популярности этого увлечения, сохраняющейся, несмотря на все изменения в нашей жизни. Разумеется, проведенная нами попытка ее реконструкции лишь первый шаг, за которым, как мы искренне надеемся и верим, последуют новые. Исследование истории спортивного рыболовства доступно не только профессиональным историкам, но и просто любознательным поклонникам этого прекрасного увлечения. Мы рассчитываем, что в перспективе в России должна сформироваться своя традиция изучения любительского рыболовства, как она существует, например, в Англии. Не стоит думать, что данное направление второстепенно, ведь именно так называемая бессобытийная история дает больше возможностей не просто узнать прошлое, но понять его. Во всяком случае, идея признания «чужой одушевленности», стремление приблизиться «к научнопсихологическому пониманию прежде бывшей психики», к чему призывал еще в начале XX в. известный историк А.С. Лаппо-Данилевский, может найти именно в досуговой истории серьезную поддержку. Досуг является вкладом в наши способы видения себя и других, в расширение чувства социальных взаимоотношений. Без понимания досуговой жизни людей невозможно соединить воедино те нити, которые их связывают, создавая то, что и называется «обществом». Некоторые специалисты полагают, что именно в досуге современное общество обретает точки опоры. Сейчас много говорят о важности обращения к истории для сохранения и приумножения национальной культуры, осознания коллективной идентичности. Осмелимся утверждать, что труды Л.П. Сабанеева или Ф.П. Кунилова сделали для этого не меньше, чем многие отечественные известные писатели, философы и ученые. Русским рыболовам-любителям есть чем гордиться. Судите сами если еще лет назад на ужение рыбы смотрели либо снисходительно, либо с презрением, то сейчас членством в многомиллионной армии рыболовов гордятся как простые обыватели, так и руководители страны. Техника ловли, доступность и качество снастей, несмотря на все экономические и политические проблемы, растут. Все более массовыми становятся виды ловли, до этого знакомые лишь нескольким сотням человек. Если дореволюционный рыболовный журнал мог выходить тиражом в 300 экземпляров, то сейчас подобные издания выпускаются на глянцевой бумаге тиражами в несколько десятков тысяч. По всей стране существуют как официальные, так и неформальные клубы и общества рыболовов, ничто не препятствует получать необходимые знания о тонкостях ловли, законодательстве, биологии рыб. Самое главное вместе с этим развитием сохранить ту культуру ловли, и ту искреннюю любовь к родной природе, которую нам завещали рыболовы прошлого. И речь идет не только о самых известных, но и о тех, кто не оставил после себя статей или писем, но передавал знания своим детям и внукам. То рыболовное наследство, которым мы все обладаем, может и должно помогать нам сейчас, вдохновлять на благородные поступки и творческие достижения. 124

125 Приложение 1. Образ рыбалки и рыбака в русском искусстве XIX 1- й половины XX в. Историко-культурный анализ У рыболова и художника намного больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Это умение видеть и ценить красоту природы, искренняя тяга к прекрасному, желание творить, познавать, а также завидное терпение и усердие, позволяющее добиваться нужных результатов. Лишь немногие известные художники увлекались ужением рыбы, однако образ рыбака достаточно часто встречается в работах выдающихся отечественных и зарубежных мастеров кисти. Удильщик появляется на картинах отечественных художников примерно в то же время, как увлечение рыбной ловлей проникает в жизнь общества. Первая известная подобная картина - работа Василия Михайловича Аврорина ( гг.) "Молодые люди, удящие рыбу" 1830 г. Как известно, многое из любительского рыболовства пришло к нам из Англии. Считается, что именно английские джентльмены оказали некоторое влияние на популяризацию ужения среди русских дворян. На картине изображены красиво одетые мужчины, чем-то напоминающие своего выдуманного современника Евгения Онегина с пушкинских рисунков. Рыбалка показана забавой для дворян, возможно борющихся то ли с аглицким сплином, то ли с русской хандрой. Следующая картина произведение совершенно другого рода. Это одна из наиболее известных работ прекрасного мастера и человека трагической судьбы Григория Васильевича Сороки ( гг.) "Рыбаки. Вид в Спасском" гг. Сорока был крепостным крестьянином, исполнял обязанности усадебного живописца и садовника. Его талант приметил великий Венецианов, но так и не смог добиться его освобождения. Впоследствии за участие в крестьянских волнениях Сороку приговорили к телесным наказаниям. Накануне исполнения приговора художник покончил с собой. На картине изображено озеро Молдино в имении Спасское в Тамбовской губернии. Известно, что сам художник в детстве любил удить в этом озере рыбу. Рыбалка на картине - занятие для простых деревенских ребятишек, которые еще полны стремлений и надежд. 125

126 Мальчик-рыболов стал героем картин ряда других мастеров. Именно дети, смотрящие, затаив дыхание, на поплавок в ожидании поклевки, помогали художникам передать всю силу и искренность человеческих эмоций. Илларион Михайлович Прянишников ( гг.) на картине "Дети на рыбалке" 1882 г. изобразил совсем маленьких деревенских ребятишек, часть которых увлеченно рассматривает в кадке пойманную рыбу, пока один, видимо самый старший и опытный, ловит. Более известна картина Владимира Егоровича Маковского ( гг.) "Рыбачки" 1886 г. На ней изображены братья-близнецы, внимательно наблюдающие за своими самодельными удочками. Один из передвижников, живописец-жанрист Николай Петрович Богданов- Бельский ( гг.), прославившийся большой наблюдательностью и теплотой в 126

127 изображении народной жизни, изобразил детей с удочками на 4-х картинах. Картина "Дети-рыбаки" напоминает упомянутую выше работу Прянишникова. На ней двое подростков ловят рыбу, в то время как за ними наблюдают, немного с почтением, младшие братишки и сестренки. Такое же настроение передает и картина "Вечер. Удильщики" 1925 г. На картинах "Мальчики" 1910-х гг. и "На послеполуденной рыбалке" 1917 г. мы уже видим не таких серьезных рыбаков. Ребята в солнечный день ловят на мелководье каких-то мальков, с интересом наблюдают за рыбой сквозь прозрачную воду и улыбаются солнечному и беззаботному дню. В русском реализме второй половины XIX в. рыбалка являлась одним из способов изображения народной жизни. Например, именно образ рыбака помогает Александру 127

128 Павловичу Попову-Московскому ( ?) в его картине "Утро в деревне" 1861 г. показать всю тихую красоту, безмятежность и некий уют русской деревни. С появлением ближе к концу XIX в. культуры отдыха на дачах, рыбалка стала одним из символов дачной жизни, столь ярко описанной А.П. Чеховым в его ранних рассказах. Художники, многие из которых ехали в пригороды в поисках вдохновения и отдыха от городской суеты, просто не могли обойти это увлечение вниманием. Маковский на картинах "Ловля рыбы" 1884 г. и "Рыбак. Финляндия" 1899 г. изображает рыбалку как вид семейного отдыха, в равной степени интересного как для мужчин, так и для их жен и детей. Картина Петра Александровича Нилуса "На мостике. Лето" 1898 г. также изображает рыбалку как вид семейного развлечения. Но речь идет не о ловле подмосковных или финских окушков, а черноморских бычков и барабулек. 128

129 Говоря о рыбалке в русской живописи, нельзя не упомянуть прекрасно всем известную картину Василия Григорьевича Перова ( гг.) "Рыболов" 1871 г. На ней он с юмором, но очень по-доброму изобразил типичного с точки зрения обывателя рыболова, эдакого чудака, посвящающего все время своему любимому увлечению. Забыв обо всем на свете, он вскакивает в ожидании поклевки со своего оборудованного и прикормленного места. Так и хочется пожелать ему, чтобы колокольчик на донке, стоящей слева от него, зазвонил, и он вытащил бы долгожданного леща или сазана! Отчасти схожие эмоции вызывает картина И.М. Прянишникова «Охота пуще неволи» (1882 г.), на которой уже пожилой мужчина, стоя по колено в воде, насаживает насадку на крючок. Видно, что здоровье у него уже не то, что было раньше, но его любовь к любимому увлечению, несмотря на годы, осталась прежней. 129

130 Совсем по-другому изображает рыбаков Павел Александрович Брюллов ( гг.), племянник великого Карла Брюллова, на картине "Пейзаж с рекой" 1900 г. Крохотная фигурка рыболова - лишь дополнение к прекрасному пейзажу, показывающему величие и красоту русской природы. Похожей картиной является работа младшего брата знаменитого Виктора Васнецова, Аполлинария Михайловича Васнецова ( гг.) "Рыбаки". Двух рыболовов практически не видно из-за прекрасного насыщенного пейзажа. Именно ужение в таких местах помогает человеку превратиться в рыболова и оставаться таковым всю жизнь. В окружении таких же пейзажей начинали ловить С.Т. Аксаков, Л.П. Сабанеев, П.Г. Черкасов, благодаря чему рыбалка стала их любимым увлечением, научило любить и уважать окружающую природу. 130

131 Зачастую образ рыбака позволял наиболее ярко передать чувство глубокой гармонии человека с природой. Таковы картины Владимира Николаевича Федоровича ( гг.) "Хмурый день. Озеро" 1916 г., Николая Ефимовича Кузнецова ( гг.) "Рыбак" 1912 г. и Исаака Ильича Левитана "На озере. Удильщики" ( гг.) 1890-е гг. На всех них изображены рыбаки, удящие рыбу с лодки, а не с берега. Это не случайно: образ рыбака в лодке создает впечатление некоего уединения, обособленности, оторванности от земли, от реальности и повседневности. Рыбак в определенном смысле - символ познания человеком окружающего мира. Рыбалка это не просто бездумное развлечение, она сравни занятиям наукой, медитации или даже молитве. Подобное сравнение не покажется преувеличенным, если посмотреть 131

132 на картину Михаила Васильевича Нестерова ( гг.) "Молчание" 1903 г. На ней изображены монахи, удящие рыбу с лодок на фоне крутого берега и монастырских часовен. Автор картин о жизни православной Руси, ее святых чудотворцев, монахов и проповедников, Нестеров признавался: "Я избегал изображать сильные страсти, предпочитая им скромный пейзаж, человека, живущего внутренней духовной жизнью в объятиях нашей матушки-природы". Изображенные рыбаки находятся не просто в объятиях природы, они словно проникают в нее: их неподвижные фигуры в черных одеждах удивительным образом сливаются с суровой красотой северной Руси, хмурым небом, молчанием одиноких часовен и тихой гладью водоема. Последними работами, о которых нам хотелось бы упомянуть, являются картины известного скульптора, ученика Петра Карловича Клодта, Николая Ивановича Либериха ( гг.). Они замечательны тем, что их автор - единственный из упомянутых художников, кто был страстным и очень умелым рыболовом. Либерих был не только автором статей об уженьи в "Природе и охоте" Л.П. Сабанеева, но и активным борцом за сохранение рыбных запасов, особенно в реках Петербургской губернии - Нарве, Луге, Ижоре и Волхове. Он одним из первых заговорил о вреде для рыбы гидроэлектростанций и промышленных выбросов. На картинах Либерих изображал самого себя - стильно одетого на английский манер аристократа, обязательно в котелке. Особенно интересны его иллюстрации к собственной книге «Ужение рыбы в озерах, реках и прудах с подробным описанием всех известных способов ужения, употребляемых у нас в России и за границей, а также не фальшивую мушку и фальшивую рыбку», хранящейся в отделе рукописей РНБ. 132

Я познаю мир рыбалки. Автор: Рабинский Михаил Михайлович Школа: НОУ Школа «Ника» Класс: 2 Руководитель: Севрюк Наталья Олеговна

Я познаю мир рыбалки. Автор: Рабинский Михаил Михайлович Школа: НОУ Школа «Ника» Класс: 2 Руководитель: Севрюк Наталья Олеговна Я познаю мир рыбалки или «Люблю на заре порыбачить... А ты?» Автор: Рабинский Михаил Михайлович Школа: НОУ Школа «Ника» Класс: 2 Руководитель: Севрюк Наталья Олеговна Популяризация рыбалки среди учащихся

Подробнее

День рождение города Палласовка

День рождение города Палласовка День рождение города Палласовка Ведущий: «Здравствуйте дорогие гости! Сегодня мы собрались в этом красивом зале, чтобы отметить замечательный праздник. А какой отгадайте с помощью загадки: Ведущий: «Правильно,

Подробнее

By Marina Tsylina. Discourse Cohesion Activity Handout.

By Marina Tsylina. Discourse Cohesion Activity Handout. Discourse Cohesion Activity Handout. 1. Прочитайте две версии пересказа рассказа Ф.А. Искандера «Урок». 2. Чем отличаются эти два пересказа? 3. Расскажите о чём эта история своими словами, используя словасвязки.

Подробнее

*** *** *** Сидят рыбаки у реки. Один хвастается : - представляешь, мне сегодня приснилось, что я сижу на берегу с Софи Лорен, вокруг - никого.

*** *** *** Сидят рыбаки у реки. Один хвастается : - представляешь, мне сегодня приснилось, что я сижу на берегу с Софи Лорен, вокруг - никого. Сидит рыбак на берегу. Всплывает карась, и спрашивает: - ты чего сидишь? - клева жду. Карась держится за голову и говорит: - клева сегодня не будет, клева было вчера. Сидит на берегу реки рыбак с удочкой.

Подробнее

Практика рыболовства. Рыболовство. В каких группах чаще встречаются те,кто АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ. Рыболовство

Практика рыболовства. Рыболовство. В каких группах чаще встречаются те,кто АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ. Рыболовство 37 Опрос «ФОМнибус» 30 31 июля. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов. Практика рыболовства Скажите, пожалуйста, Вы когда-нибудь рыбачили, ловили рыбу? И если да, то когда это было

Подробнее

Часть. Как воспитать счастливого ребенка

Часть. Как воспитать счастливого ребенка Ч Вместо предисловия ем отличается современное воспитание от того, что основано на древних принципах? Современное воспитание строится на предположении, что ребенок это белый лист, и мы на нем способны

Подробнее

Ловля окуня со льда :31

Ловля окуня со льда :31 В уловах зимних удильщиков бывает самая разнообразная рыба, но тот ажиотаж, который возникает на льду наших водоемов сразу после первых морозов, связан, в первую очередь, именно с ловлей окуня со льда.

Подробнее

Часть первая. Детство

Часть первая. Детство Часть первая. Детство (1) Весна' зака'нчивается. Ка'ждый день иду'т дожди'. В де'тстве я выходи'ла из до'ма, надева'ла гало'ши и до'лго смотре'ла на ту'чи. Ту'чи похо'жи на шерсть бара'на. Вот и сейча'с

Подробнее

Полет гениев. Автор: Беднягина Дарья Алексеевна. контакты: Ул. 50 лет ВЛКСМ, д. 33, кв Эл. Адрес:

Полет гениев. Автор: Беднягина Дарья Алексеевна. контакты: Ул. 50 лет ВЛКСМ, д. 33, кв Эл. Адрес: Полет гениев Автор: Беднягина Дарья Алексеевна Научный руководитель: Ковалёв Андрей Сергеевич Учебное заведение: детский медиа-холдинг «Академия радости» контакты: Ул. 50 лет ВЛКСМ, д. 33, кв. 24 89829127270

Подробнее

Занятие по правовому воспитанию для детей старшей группы на тему: «Знакомим детей с Конвенцией о правах ребёнка.»

Занятие по правовому воспитанию для детей старшей группы на тему: «Знакомим детей с Конвенцией о правах ребёнка.» Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад «Золотая рыбка» д. 6 «а», 2-й микрорайон, г. Уварово Тамбовской области, 393460. тел. (07558) 4-16-89 Занятие по правовому воспитанию

Подробнее

BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút.

BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút. BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút. I. Phần trắc nghiệm (8 điểm) Chọn phương án thích hợp (ứng với A hoặc B, C, D) để điền vào

Подробнее

Как волк своё получил

Как волк своё получил Как волк своё получил дна'жды но'чью лиса' пошла' в ау'л 1 за ку'рицей. Она' пошла' туда' потому', что о'чень хоте'ла есть. В ау'ле лиса' укра'ла* са'мую большу'ю ку'рицу и бы'стро-бы'стро побежа'ла в

Подробнее

Глава первая. Бог сотворил всё.

Глава первая. Бог сотворил всё. Глава первая Бог сотворил всё. Библия очень важное письмо от Бога. Это письмо для каждого из нас. Да! Библия говорит, что Бог послал особую весть именно тебе. Несмотря на то, что письмо было написано много

Подробнее

Муравьиная поляна. онец мая, теплый солнечный денѐк. На большую лесную поляну. вышла группа школьников с учителем. Это ребята из кружка юных

Муравьиная поляна. онец мая, теплый солнечный денѐк. На большую лесную поляну. вышла группа школьников с учителем. Это ребята из кружка юных 37 Муравьиная поляна К онец мая, теплый солнечный денѐк. На большую лесную поляну экологов. Они оживлѐнно беседуют, одновременно наблюдая за вышла группа школьников с учителем. Это ребята из кружка юных

Подробнее

поговорим о жизни. Классный час на тему: Семья. 2 слайд 6. Взгляд в будущее Ключи к успеху слайд. 13 слайд. 17 слайд. 20 слайд.

поговорим о жизни. Классный час на тему: Семья. 2 слайд 6. Взгляд в будущее Ключи к успеху слайд. 13 слайд. 17 слайд. 20 слайд. Классный час на тему: поговорим о жизни. Часть 1. Семья. 2 слайд 1. Семья 2. Любовь. 11 3. Мудрость. 13 4. Самооценка. 17 5. Дружба. 20 6. Взгляд в будущее. 24 7. Ключи к успеху. 29 часть 2. Часть 3. Часть

Подробнее

С днём матери!!! Наши мамы

С днём матери!!! Наши мамы С днём матери!!! Наши мамы лучшие на свете!!! - Я не знаю, зачем я иду в этот мир. Что я должен делать? Бог ответил: - Я подарю тебе ангела, который всегда будет рядом с тобой. Он все тебе объяснит. -

Подробнее

Комментарии. Детдом детский дом; учреждение для детей, у которых нет родителей, и для детей, которым требуется помощь и защита государства.

Комментарии. Детдом детский дом; учреждение для детей, у которых нет родителей, и для детей, которым требуется помощь и защита государства. Комментарии 1 Детдом детский дом; учреждение для детей, у которых нет родителей, и для детей, которым требуется помощь и защита государства. 2 Крым полуостров на юге России, в Чёрном море. (3) Не'сколько

Подробнее

LCM II Ключи к контрольным работам

LCM II Ключи к контрольным работам LCM II Ключи к контрольным работам Контрольная работа V (стр. 90-92) Задание 1. Бутылка, кусок, пачка, бутылка, пакет, батон/буханка Задание 2. 1. Кто каждый месяц платит за квартиру? 2. Что она делает

Подробнее

Введение. Сначала отдавайте получите потом. Купить книгу на сайте kniga.biz.ua >>>

Введение. Сначала отдавайте получите потом. Купить книгу на сайте kniga.biz.ua >>> Введение Сначала отдавайте получите потом Мы с мужем познакомились 14 лет назад. Это случилось в тот день, когда мой папа купил компьютер и подключил его к интернету. Первым делом я зашла на сайт знакомств,

Подробнее

Расти гордым и независимым, говорим мы. Да будут яркими твои чувства! Добрыми желания! И горячим сердце!

Расти гордым и независимым, говорим мы. Да будут яркими твои чувства! Добрыми желания! И горячим сердце! Вежливость это сумма поступков, определяющих внутреннюю культуру человека. Между тем ни у кого, видимо, не вызовет возражений утверждение того, что само понятие «культура» вытекает из нравственноморальных

Подробнее

Не зависимо от возраста, внешности и статуса, женщине необходимо сохранять женственность. Очень сложно воспринимать женщину у которой мужской

Не зависимо от возраста, внешности и статуса, женщине необходимо сохранять женственность. Очень сложно воспринимать женщину у которой мужской Не зависимо от возраста, внешности и статуса, женщине необходимо сохранять женственность. Очень сложно воспринимать женщину у которой мужской характер или еще хуже, мужские манеры или мужские принципы

Подробнее

ДО СВИДАНИЯ, ДЕТСКИЙ САД! Выпуск в школу в группе «Одуванчик» 2017

ДО СВИДАНИЯ, ДЕТСКИЙ САД! Выпуск в школу в группе «Одуванчик» 2017 ДО СВИДАНИЯ, ДЕТСКИЙ САД! Выпуск в школу в группе «Одуванчик» 2017 - Ну, вот и все, настал тот час, который все мы ждали. Мы собрались в последний раз в уютном светлом зале. - Нам детский сад тепло дарил

Подробнее

Это был теплый летний июльский вечер. На лавочке сидели двое- бабушка и внук. Маленький мальчик, которого звали Саша, играл с мячом, казалось, что

Это был теплый летний июльский вечер. На лавочке сидели двое- бабушка и внук. Маленький мальчик, которого звали Саша, играл с мячом, казалось, что Это был теплый летний июльский вечер. На лавочке сидели двое- бабушка и внук. Маленький мальчик, которого звали Саша, играл с мячом, казалось, что ему было совсем скучно. Вдруг внук задал бабушке вопрос,

Подробнее

Как я провел лето. Новоселова Анастасия 8 «В»

Как я провел лето. Новоселова Анастасия 8 «В» Как я провел лето Новоселова Анастасия 8 «В» Закончился учебный год, на улице тепло и солнечно, а это значит наступило ЛЕТО. Первые дни лета я провела в недоумении. Как так, уже наступили летние каникулы?

Подробнее

ТЕСТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ УРОВЕНЬ. Субтест ЧТЕНИЕ

ТЕСТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ УРОВЕНЬ. Субтест ЧТЕНИЕ 1 ТЕСТ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ УРОВЕНЬ Субтест ЧТЕНИЕ Инструкция к выполнению теста Время выполнения теста 45 минут. При выполнении теста можно пользоваться словарём. Вы получили

Подробнее

Письмо ветерану. Сочинения-письма учащихся 4В класса МБОУ СОШ 24

Письмо ветерану. Сочинения-письма учащихся 4В класса МБОУ СОШ 24 Письмо ветерану Сочинения-письма учащихся 4В класса МБОУ СОШ 24 Здравствуй дорогой ветеран Великой Отечественной войны! С глубоким уважением пишет Вам ученица 4 «В» класса, школы 24 города Озерска. Приближается

Подробнее

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Приложение 1 Всероссийская интеллектуальная викторина «Снова на дворе 8 Марта!» для воспитанников ДОУ и обучающихся 1 классов.

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Приложение 1 Всероссийская интеллектуальная викторина «Снова на дворе 8 Марта!» для воспитанников ДОУ и обучающихся 1 классов. Приложение 1 Всероссийская интеллектуальная викторина «Снова на дворе 8 Марта!» для воспитанников ДОУ и обучающихся 1 классов. ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Мы снова с Вами встретились - а это значит, что впереди

Подробнее

Али и его фотоаппарат

Али и его фотоаппарат Али и его фотоаппарат Али живет в Стамбуле, большом городе в Турции. Он живет в старом доме рядом со знаменитой Голубой мечетью. После школы Али вернулся домой и сел у окна. Он рассматривал лодки, выходившие

Подробнее

BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút.

BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút. BỘ GIÁO DỤC VÀ ĐÀO TẠO ĐỀ THI MINH HỌA-KỲ THI THPT QUỐC GIA NĂM 2015 Môn: TIẾNG NGA Thời gian làm bài: 90 phút. I. Phần trắc nghiệm (8 điểm) Chọn phương án thích hợp (ứng với A hoặc B, C, D) để điền vào

Подробнее

Îдин раз, когда я жил с мамой на. Ìèøêèíà êàøà

Îдин раз, когда я жил с мамой на. Ìèøêèíà êàøà Ìèøêèíà êàøà Îдин раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился. Мама тоже была рада его приезду. Это очень хорошо,

Подробнее

МОДУЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ 1 (ПФ, I семестр)

МОДУЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ 1 (ПФ, I семестр) Мой любимый друг 1. Вчера я рассказал преподавателю. 2. Это друзья. 3. 18 лет. 4. Я всегда на день рождения дарю книгу. 5. Мы занимаемся в одной группе. 6. Я объяснил, почему я купил этот компьютер. 7.

Подробнее

СОДЕРЖАНИЕ. Очный тур

СОДЕРЖАНИЕ. Очный тур СОДЕРЖАНИЕ Предисловие... 5 Методические рекомендации участникам олимпиады... 7 Дистанционный тур Чтение...11 Вариант 1...11 Базовый уровень (А2) для школьников 12 14 лет...11 Базовый уровень (А2) для

Подробнее

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Приложение 1. Всероссийская интеллектуальная викторина «Что я знаю о себе?» для воспитанников ДОУ

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Приложение 1. Всероссийская интеллектуальная викторина «Что я знаю о себе?» для воспитанников ДОУ Приложение 1 Всероссийская интеллектуальная викторина «Что я знаю о себе?» для воспитанников ДОУ ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Я очень рада снова встретиться с вами! Вы мои настоящие друзья мы вместе будем узнавать

Подробнее

Счастливый человек - свободный человек?

Счастливый человек - свободный человек? Все права защищены 2009. Сергей Попов Разрешается свободная публикация статьи на других ресурсах с обязательной ссылкой на источник http://www.popovsergey.com Счастливый человек - свободный человек? Мне

Подробнее

Ярославская тюрьма п.1 л.1

Ярославская тюрьма п.1 л.1 Ярославская тюрьма п.1 л.1 Солнышко мое, дочура! Целую, обнимаю крепко и нежно. Радостно поздравляю тебя с отличным окончанием 3го класса и переходом в 4ый. Шутка ли! Ученица 4го класса! Спасибо тебе,

Подробнее

Надежда Щербакова. Мама, не плачь!

Надежда Щербакова. Мама, не плачь! Надежда Щербакова Мама, не плачь! Моя мама гладильщица. Она работает в химчистке, гладит уже постиранные вещи. У них есть всякие специальные машины, которыми они гладят. Мама уходит утром и приходит вечером.

Подробнее

но лгать?! Никогда!.. Никто из Мюнхгаузенов никогда не лгал и лгать не будет! Не вынуждайте меня просить, мой добрый друг, а лучше напишите

но лгать?! Никогда!.. Никто из Мюнхгаузенов никогда не лгал и лгать не будет! Не вынуждайте меня просить, мой добрый друг, а лучше напишите 2 Предисловие В молодости я хорошо знал барона Мюнхгаузена. В то время ему жилось очень трудно: лицо, костюм, да и весь его облик были весьма неприглядны. По своему уму, происхождению и образованию он

Подробнее

Дети: Дома помогаем родителям, бабушкам, дедушкам, младшим братьям и сестрам. Воспитатель: Скажите, если вы хотите узнать что-то новое, как можно это

Дети: Дома помогаем родителям, бабушкам, дедушкам, младшим братьям и сестрам. Воспитатель: Скажите, если вы хотите узнать что-то новое, как можно это Конспект непосредственно-образовательной деятельности по познавательному развитию в подготовительной группе «Учение и трудолюбие» Цуркан Светлана Сергеевна, воспитатель МБДОУ 14 Образовательные задачи:

Подробнее

Бы'ло бы лу'чше, е'сли бы в э'тот ве'чер Серге'й не пое'хал в име'- ние гра'фа. Вопросы

Бы'ло бы лу'чше, е'сли бы в э'тот ве'чер Серге'й не пое'хал в име'- ние гра'фа. Вопросы От редактора Одна'жды в апре'ле 1880-ого го'да в мой кабине'т реда'ктора пришёл высо'кий челове'к, не бо'лее 40-а' лет, здоро'вый, си'льный и о'чень краси'вый, в хоро'шей и мо'дной оде'жде, на па'льце

Подробнее

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПАЛЬМЫ КНИГА ПЕРВАЯ: ЗЕЛЁНЫЙ ЗАБОР

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПАЛЬМЫ КНИГА ПЕРВАЯ: ЗЕЛЁНЫЙ ЗАБОР ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПАЛЬМЫ КНИГА ПЕРВАЯ: ЗЕЛЁНЫЙ ЗАБОР АВТОР ИДЕИ: Владимир Максимович Соломатин (по кличке Макс) Не смотрите, что он такой грозный. На самом деле он очень добрый. НАРИСОВАЛ ЭТУ ИСТОРИЮ: Илья Соломатин

Подробнее

Заставка. Два унта по кличке Рыжий

Заставка. Два унта по кличке Рыжий Заставка Два унта по кличке Рыжий 3 Жил в селе один мальчик, звали его Баир. Были у него мама, папа и старший брат - Арсалан. Брат был старше не на много, на год, но все-таки старше. Мама была хорошей

Подробнее

Предисловие. Предисловие

Предисловие. Предисловие Предисловие (с. 9) Предисловие ß н Грант обладает подлинным даром попадать «в самую точку», когда дело касается тех забот и трудностей, с которыми неизбежно сталкиваются все родители, воспитывающие детей

Подробнее

«Золото осени» Из школьных сочинений

«Золото осени» Из школьных сочинений Альманах Выпуск 1 ( ноябрь, 2016 г. ) «Золото осени» Осень, осень... Сколько образов, ассоциаций связано с этим временем года! Наши дети по-своему выражают отношение к осени. Для одних это золотая разноцветные

Подробнее

сказала она, надо писать! Попробуй начать с дневника». Вот какая у меня мама.

сказала она, надо писать! Попробуй начать с дневника». Вот какая у меня мама. Однажды... Когда я была маленькой, я дала себе слово, что если вдруг заведу дневник, то начинаться он будет именно так. Я очень люблю читать, и все мои самые любимые истории начинаются с этого слова «однажды»...

Подробнее

Вы получили тест и матрицу. Напишите Ваше имя и фамилию на каждом листе матрицы.

Вы получили тест и матрицу. Напишите Ваше имя и фамилию на каждом листе матрицы. ОБРАЗЕЦ ТИПОВОГО ТЕСТА ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ (фрагмент) Время выполнения теста 45 мин. При выполнении теста можно пользоваться словарём. Тест имеет 3 части: Грамматика/Лексика, Чтение и Письмо. Вы получили

Подробнее

Сценарий праздника, посвященного Дню города «Зеленокумска 235лет!» Подготовила: воспитатель Онокало Ольга Владимировна.

Сценарий праздника, посвященного Дню города «Зеленокумска 235лет!» Подготовила: воспитатель Онокало Ольга Владимировна. Сценарий праздника, посвященного Дню города «Зеленокумска 235лет!» Подготовила: воспитатель Онокало Ольга Владимировна. Дата проведения: 07. 10. 2016г. Ход мероприятия Дети под музыку заходят в зал. Танец

Подробнее

Krajské kolo 2003/2004. Kategria: 1. А 1. Počúvanie s porozumením text Čas: 20 minút. číta člen poroty 2x

Krajské kolo 2003/2004. Kategria: 1. А 1. Počúvanie s porozumením text Čas: 20 minút. číta člen poroty 2x Kategria: 1. А 1. Počúvanie s porozumením text Čas: 20 minút číta člen poroty 2x Вам письмó, товáрищ Волк. (По рассказу Николая Кузьмина) Дверь открыла дéвушка в спортивных брюках. Тóлько глянула на Мишу,

Подробнее

Тема «Виды одежды» Когда пишем мы в тетрадке У нас на парте все в порядке.

Тема «Виды одежды» Когда пишем мы в тетрадке У нас на парте все в порядке. Тема «Виды одежды» Цель: Различать одежду в зависимости от назначения. Задачи: - коррекционно-образовательная: показать функциональную значимость одежды от сезона и назначения; уметь подбирать одежду по

Подробнее

Деликатные соседи по комнате оставили отца с дочерью наедине. Таня напоила Николая Григорьевича чаем, настоящим цейлонским, купленным в хорошем

Деликатные соседи по комнате оставили отца с дочерью наедине. Таня напоила Николая Григорьевича чаем, настоящим цейлонским, купленным в хорошем Деликатные соседи по комнате оставили отца с дочерью наедине. Таня напоила Николая Григорьевича чаем, настоящим цейлонским, купленным в хорошем магазине напротив представительства на Гран Пера. Щукин с

Подробнее

Двадцать третье января, вторник

Двадцать третье января, вторник (у кого?) проблема (с чем? с кем?) У Анны проблема с визой. в последнее время Что интересного у вас было в последнее время? Ничего интересного. Петропавловская крепость Я ходила туда. прорубь Я не видела,

Подробнее

Цели урока: во-первых, познакомить учащихся с многообразием

Цели урока: во-первых, познакомить учащихся с многообразием УЧЕБНЫЙ РАЗДЕЛ ОДИНАКОВОЕ, РАЗНОЕ ИЛИ ДРУГОЕ? Цели урока: во-первых, познакомить учащихся с многообразием конструкций, имеющих значения тождества и равенства/неравенства, и, во-вторых, научить их использовать

Подробнее

ΥΠΟΥΡΓΕΙΟ ΠΑΙΔΕΙΑΣ ΚΑΙ ΠΟΛΙΤΙΣΜΟΥ ΔΙΕΥΘΥΝΣΗ ΜΕΣΗΣ ΕΚΠΑΙΔΕΥΣΗΣ ΚΡΑΤΙΚΑ ΙΝΣΤΙΤΟΥΤΑ ΕΠΙΜΟΡΦΩΣΗΣ

ΥΠΟΥΡΓΕΙΟ ΠΑΙΔΕΙΑΣ ΚΑΙ ΠΟΛΙΤΙΣΜΟΥ ΔΙΕΥΘΥΝΣΗ ΜΕΣΗΣ ΕΚΠΑΙΔΕΥΣΗΣ ΚΡΑΤΙΚΑ ΙΝΣΤΙΤΟΥΤΑ ΕΠΙΜΟΡΦΩΣΗΣ ΥΠΟΥΡΓΕΙΟ ΠΑΙΔΕΙΑΣ ΚΑΙ ΠΟΛΙΤΙΣΜΟΥ ΔΙΕΥΘΥΝΣΗ ΜΕΣΗΣ ΕΚΠΑΙΔΕΥΣΗΣ ΚΡΑΤΙΚΑ ΙΝΣΤΙΤΟΥΤΑ ΕΠΙΜΟΡΦΩΣΗΣ ΤΕΛΙΚΕΣ ΕΝΙΑΙΕΣ ΓΡΑΠΤΕΣ ΕΞΕΤΑΣΕΙΣ ΣΧΟΛΙΚΗ ΧΡΟΝΙΑ: 2011-2012 Μάθημα: Ρωσικά Επίπεδο: 2 Διάρκεια: 2 ώρες Ημερομηνία

Подробнее

ETEREHOVA.COM. Ну, и прежде, чем начать раздавать «умные» советы и рекомендации,

ETEREHOVA.COM. Ну, и прежде, чем начать раздавать «умные» советы и рекомендации, Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Терехова. Сегодня я выбрала на освещение достаточно непростую тему, которая волнует каждую вторую женщину. Тема эта непроста еще и тем, что нас не учат отношениям, выстраиванию

Подробнее

Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже

Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже 2017 Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже дожидается у ворот. А я уже считать умею! похвастался

Подробнее

Наталья Маркелова. Иллюстрации Екатерины Бабок

Наталья Маркелова. Иллюстрации Екатерины Бабок Наталья Маркелова Иллюстрации Екатерины Бабок Москва Издательский Дом Мещерякова 2019 Как снег Гости «свалились как снег на голову». Я раньше не понимала это выражение, а вот сейчас, когда при виде Ромки

Подробнее

Мысли (Серия стихотворений)

Мысли (Серия стихотворений) Работа загружена с сайта Typical Writer.ru http://typicalwriter.ru/publish/2582 Mark Haer Мысли (Серия стихотворений) Последнее изменение: 08 октября 2016 (c) Все права на эту работу принадлежат автору

Подробнее

Интеллектуальная игра «Поле чудес» Цель: Развивать познавательный интерес и активизировать знания детей в области истории, биологии, географии и

Интеллектуальная игра «Поле чудес» Цель: Развивать познавательный интерес и активизировать знания детей в области истории, биологии, географии и Интеллектуальная игра «Поле чудес» Цель: Развивать познавательный интерес и активизировать знания детей в области истории, биологии, географии и естествознания. Задачи: - Закрепить знания детей о своей

Подробнее

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Всероссийская интеллектуальная викторина «Полет в космические дали» для воспитанников ДОУ

ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Всероссийская интеллектуальная викторина «Полет в космические дали» для воспитанников ДОУ Всероссийская интеллектуальная викторина «Полет в космические дали» для воспитанников ДОУ ПРИВЕТ, ДРУЗЬЯ!!!! Я очень рад снова встретиться с вами! Вы мои настоящие друзья мы столько с вами уже интересного

Подробнее

Пятнадцатое ноября, вторник

Пятнадцатое ноября, вторник Месяц назад моя соседка пригласила свою подругу жить в нашей квартире. Вчера её подруга переехала в общежитие. Когда её подруга жила у нас, они никогда не убирали квартиру, было очень грязно. Я тоже не

Подробнее

Когда тебе грустно. Дневник. Бредли Тревор Грив

Когда тебе грустно. Дневник. Бредли Тревор Грив Когда тебе грустно Дневник Бредли Тревор Грив МОСКВА 2006 Введение У каждого бывают неудачные дни. Кажется немного странным то, что для многих из нас слезы являются свидетельством искренних чувств. Но

Подробнее

Работал старик в поле и нашел клад. Много там было

Работал старик в поле и нашел клад. Много там было RU 202 Работал старик в поле и нашел клад. Много там было денег, много золота. Привез он золото домой и сказал жене: -Никому не говори, что я нашел. А старуха пошла к соседке и говорит ей: -Соседка,

Подробнее

«Надеть красную ленточку это первый шаг. Следующий шаг это конкретные действия»

«Надеть красную ленточку это первый шаг. Следующий шаг это конкретные действия» МЫ ЕСТЬ, МЫ ЗДЕСЬ И ВМЕСТЕ МЫ СИЛА! «Надеть красную ленточку это первый шаг. Следующий шаг это конкретные действия» 2011 Выпуск 1 Привет! Ты держишь в руках J, ой, нет Ты видишь на экране своего компьютера

Подробнее

Школа практики достижений.

Школа практики достижений. Школа практики достижений. Курс начальной школы «Сотвори свою реальность. Начало» Сотвори свою реальность. Начало. Методический материал это авторская разработка Марины Жебряковой. В ней использованы материалы

Подробнее

МОТИВЫ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ

МОТИВЫ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ І МОТИВЫ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ (Отдавая дань природе, мы даем первое место благородной и исполненной смелых идей поэме г. Лилиеншвагера: «Четыре времени года». Этот поэт мыслитель замечателен особенно

Подробнее

издательство «Златоуст»

издательство «Златоуст» Хорошо' дое'хали? спроси'л сын, прислу'шиваясь к же'нскому го'лосу из-за две'ри. Он знал, что э'то был го'лос той да'мы, кото'рая встре'тилась ему' при вхо'де. Да'ма сно'ва вошла' в вагон. Вро'нский вспо'мнил

Подробнее

МОУ Большебыковская средняя общеобразовательная школа. Автор: Косинова Наташа 5 класс. МАЙ 2010г

МОУ Большебыковская средняя общеобразовательная школа. Автор: Косинова Наташа 5 класс. МАЙ 2010г МОУ Большебыковская средняя общеобразовательная школа Автор: Косинова Наташа 5 класс МАЙ 2010г В некотором царстве, в некотором государстве жилбыл царь. Звали его Глагол. Был он очень строгий и не любил

Подробнее

Марк Твен Самые остроумные афоризмы и цитаты

Марк Твен Самые остроумные афоризмы и цитаты Марк Твен Самые остроумные афоризмы и цитаты Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6651331 Твен, Марк Самые остроумные афоризмы и цитаты : АСТ; Москва; 2013 ISBN

Подробнее

Все для счастья. (рассказ) работу выполнила ученица 6А класса. Иванова Лиза. руководитель учитель русского языка и литературы. М. А.

Все для счастья. (рассказ) работу выполнила ученица 6А класса. Иванова Лиза. руководитель учитель русского языка и литературы. М. А. Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа имени М. Горького» муниципального образования городской округ город Скопин Рязанской области 391842 Рязанская область,

Подробнее

Романтические страницы любви

Романтические страницы любви Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Новозыбковская городская централизованная библиотечная система» Центральная библиотека Надточей Наталья, 12 лет г. Новозыбков Романтические страницы любви Материалы

Подробнее

Семейное чтение Семейное чтение.

Семейное чтение Семейное чтение. Семейное чтение Семейное чтение. Читать это еще ничего не значит. Что читать и как понимать читаемое вот в чем главное дело. К. Д. Ушинский. Несмотря на то, что традиция семейного чтения в России практически

Подробнее

«Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери Но что eсли это какая-нибудь дурная трава, надо вырвать ее с корнем, как только ее узнаешь.

«Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери Но что eсли это какая-нибудь дурная трава, надо вырвать ее с корнем, как только ее узнаешь. «Маленький принц» легендарное произведение французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери. Эта детская сказка для взрослых была впервые опубликована в 1943 году, с тех пор в мире нет человека, который

Подробнее

«1сентября - День знаний»

«1сентября - День знаний» «1сентября - День знаний» Идея праздника: Развивать у детей познавательный интерес к школе, книгам. Развивать у детей эмоциональную отзывчивость. Формировать дружеские доброжелательные отношения между

Подробнее

Седьмое ноября, вторник

Седьмое ноября, вторник Почему я вас так давно не видела? Я была (где?) Я получала испанскую визу. получать давать Испания испанский испанская (виза) нужен Мне нужна испанская виза. 3 мне Какое сегодня число? Сегодня седьмое

Подробнее

Тема: «Семья» Единый Урок: «Моя семья» (1-4 классы)

Тема: «Семья» Единый Урок: «Моя семья» (1-4 классы) Тема: «Семья» Единый Урок: «Моя семья» (1-4 классы) Цель: Показать значение семьи в жизни каждого человека, довести до сознания детей, что семья это самое дорогое, самое близкое, что есть у человека. Задачи:

Подробнее

родительское собрание «Гражданин воспитывается с детства»

родительское собрание «Гражданин воспитывается с детства» Муниципальное казенное дошкольное образовательное учреждение детский сад 5 с.селты родительское собрание «Гражданин воспитывается с детства» автор: Глушкова Л.Д., старший воспитатель МАДОУ детский сад

Подробнее

Ласкательные, теплые, приятные слова, которые нравятся парням. Проза и стихи.

Ласкательные, теплые, приятные слова, которые нравятся парням. Проза и стихи. Ласкательные, теплые, приятные слова, которые нравятся парням. Проза и стихи. «Любимый, мое сердце бьется тобой! Каждое мгновение, в котором ты есть со мной рядом, я ценю, боготворю и люблю. Тебя я люблю

Подробнее

Развлечение на тему: «День Отца». Выполнили: Воспитатель Се Нам Сун Педагог-психолог- Тканова Т.А.

Развлечение на тему: «День Отца». Выполнили: Воспитатель Се Нам Сун Педагог-психолог- Тканова Т.А. Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад «Родничок». Развлечение на тему: «День Отца». Выполнили: Воспитатель Се Нам Сун Педагог-психолог- Тканова Т.А. Ведущий: Здравствуйте

Подробнее

Тест по дисциплине ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС ПЕРВОГО ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА (РУССКИЙ ЯЗЫК)

Тест по дисциплине ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС ПЕРВОГО ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА (РУССКИЙ ЯЗЫК) Тест по дисциплине ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС ПЕРВОГО ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА (РУССКИЙ ЯЗЫК) Задания 1-7. Напишите другой вариант данных предложений, точно соответствующий им по смыслу. Образец: Изучая глаза человека,

Подробнее

Говори'ли, что на на'бережной появи'лось но'вое лицо': да'ма с соба'чкой. Дми'трий Дми'трич Гу'ров, кото'рый про'жил в Я'лте 1 уже' две неде'ли и

Говори'ли, что на на'бережной появи'лось но'вое лицо': да'ма с соба'чкой. Дми'трий Дми'трич Гу'ров, кото'рый про'жил в Я'лте 1 уже' две неде'ли и 6 1 Говори'ли, что на на'бережной появи'лось но'вое лицо': да'ма с соба'чкой. Дми'трий Дми'трич Гу'ров, кото'рый про'жил в Я'лте 1 уже' две неде'ли и привы'к тут, то'же стал интересова'ться но'выми ли'цами.

Подробнее

Открытое письмо ветерану

Открытое письмо ветерану Открытое письмо ветерану Акция учащихся начальных классов МОУ «СОШ 5 УИМ» Агаки Егор 2 «а» класс Дорогие ветераны! Поздравляем с юбилеев Победы! Прошли дни, годы, почти века, Но вас мы не забудем никогда!

Подробнее

Консультация для родителей на тему: «Что такое семья?»

Консультация для родителей на тему: «Что такое семья?» Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад комбинированного вида 73 «Дельфин» городского округа Тольятти Консультация для родителей на тему: «Что такое семья?» Подготовила:

Подробнее

Орос хэлний хичээлийн даалгавар. I. ГРАММАТИКА (38 баллов)

Орос хэлний хичээлийн даалгавар. I. ГРАММАТИКА (38 баллов) Время выполнения: 80 мин. (Всего 100 баллов) ЧАСТЬ 1. (80 баллов) I. ГРАММАТИКА (38 баллов) Задание. Выберите правильный грамматический вариант. (по 2 балла) 1. Брат вчера был.... А. театру В. театр C.

Подробнее

Рассказ «Надо ли играть в войну?»

Рассказ «Надо ли играть в войну?» Литературно-художественный конкурс «Здесь оставлено сердце моё...» Рассказ «Надо ли играть в войну?» (для детей 5-7 лет) Автор: Чаблина Елена Сергеевна, заместитель заведующего по воспитательно-методической

Подробнее

Семнадцатое января, вторник

Семнадцатое января, вторник Посмотрите вокруг. Вы всех знаете? примерно 4 месяца Кто ты по профессии? студент Он на четвёртом курсе. Он любит классическую музыку. классическая музыка Лейпциг это город на востоке Германии. Его население

Подробнее

(А) учились (Б) изучали (В) занимались. 15. Вы английский язык в школе?

(А) учились (Б) изучали (В) занимались. 15. Вы английский язык в школе? Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего образования «Тихоокеанский государственный университет» Русский язык как иностранный Время

Подробнее

УТРЕННИК, посвящённый Дню 8 МАРТА. Дети под музыку заходят в зал, встают полукругом у центральной стены.

УТРЕННИК, посвящённый Дню 8 МАРТА. Дети под музыку заходят в зал, встают полукругом у центральной стены. УТРЕННИК, посвящённый Дню 8 МАРТА (для старших групп) Дети под музыку заходят в зал, встают полукругом у центральной стены. Мальчик1: Сегодня в светлом зале Всех поздравляем с Женским Днём Пусть будет

Подробнее

Пусть Вам солнышко светит, Пусть не старят морщины, Пусть Вас радуют дети, Пусть Вас любят мужчины! Не расточая лишних слов, Я вам дарю букет цветов.

Пусть Вам солнышко светит, Пусть не старят морщины, Пусть Вас радуют дети, Пусть Вас любят мужчины! Не расточая лишних слов, Я вам дарю букет цветов. Пусть Вам солнышко светит, Пусть не старят морщины, Пусть Вас радуют дети, Пусть Вас любят мужчины! Не расточая лишних слов, Я вам дарю букет цветов. Желаю быть прекрасной даме Ещё прекраснее с цветами!

Подробнее

Мы подходили на пароходе к Индии. Утром должны ПРО СЛОНА

Мы подходили на пароходе к Индии. Утром должны ПРО СЛОНА 2 ПРО СЛОНА Мы подходили на пароходе к Индии. Утром должны были прийти. Я сменился с вахты, устал и никак не мог заснуть: всё думал, как там будет. Вот как если б мне в детстве целый ящик игрушек принесли

Подробнее

Полина Павловна и Амстердам Глава 1 Москва

Полина Павловна и Амстердам Глава 1 Москва Полина Павловна и Амстердам Глава 1 Москва В мире много интересных и красивых городов. Каждый город имеет свою историю, своих героев. Каждый город имеет свой характер и незабываемый колорит. Чем старше

Подробнее

«Образование в Политехническом университете залог успешного завтрашнего дня»

«Образование в Политехническом университете залог успешного завтрашнего дня» «Образование в Политехническом университете залог успешного завтрашнего дня» Эта жизнерадостная девушка из Вьетнама очень любит Санкт-Петербург. Данг Тхи Суан приехала в Северную столицу несколько лет

Подробнее

Все права защищены и охраняются законом. Использование материала запрещено. По всем вопросам -

Все права защищены и охраняются законом. Использование материала запрещено. По всем вопросам - Здравствуй Милая и Самая Лучшая в Мире Женщина! Я БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ ЗА ТО, что ты скачала этот Дневник Успеха и Благодарности! Я надеюсь, что он поможет тебе обрести свою внутреннюю гармонию и умиротворенность!

Подробнее

Анализ семейных взаимоотношений (АСВ)

Анализ семейных взаимоотношений (АСВ) Анализ семейных взаимоотношений (АСВ) Уважаемый родитель! Предлагаемый Вам опросник содержит утверждения о воспитании детей. Утверждения пронумерованы. Такие же номера есть в «Бланке для ответов». Читайте

Подробнее

Подскажите, пожалуйста, хорошую базу отдыха, чтобы можно было заняться рыбалкой?

Подскажите, пожалуйста, хорошую базу отдыха, чтобы можно было заняться рыбалкой? Послан andy87-28.08.2011 14:49 Подскажите, пожалуйста, хорошую базу отдыха, чтобы можно было заняться рыбалкой? RE: Послан sunnybright - 29.08.2011 16:30 По-моему, для отдыха с рыбалкой идеально подойдет

Подробнее

Письмо Деду Морозу по Знаку Зодиака - Просто понравилось - Сайт Вадима Аниканова

Письмо Деду Морозу по Знаку Зодиака - Просто понравилось - Сайт Вадима Аниканова Наверняка вы писали письмо Деду Морозу когда были маленькие. Шуточный гороскоп расскажет вам о том каким идеальным письмом было бы сообщение от каждого конкретного Знака Зодиака. Весточки Деду Морозу отражают

Подробнее

познавательного интереса к учебе

познавательного интереса к учебе Я и ШКОЛА Цель: формирование познавательного интереса к учебе Задачи: рассказать о необходимости изучать все школьные предметы; привести примеры, как применяются в жизни знания, полученные в школе; объяснить,

Подробнее

4. -Одержимый нечистым духом человек мог спасти сам себя от силы всех демонов, которые управляли им?

4. -Одержимый нечистым духом человек мог спасти сам себя от силы всех демонов, которые управляли им? Урок 57 1. -Почему Иисус устал? -Хотя Иисус был полностью Бог, Он, также, был полностью человек. 2. -Почему Иисус был в состоянии приказать ветру и морю утихнуть? -Потому что Иисус был Бог. 3. -Почему

Подробнее

============================================================================

============================================================================ Анекдоты Послан Irina - 31.01.2012 19:30 Предлагаю делиться здесь анекдотами! Послан sts - 06.10.2012 01:23 -Чувствую сегодня себя, как сорока. Кушать сварила, деток накормила,дров наколола, воды наносила.

Подробнее

РОССИЯНЕ О РЫБАЛКЕ. Константин Валерьевич Абрамов председатель Правления фонда ВЦИОМ, к.псх.н. подзаголовок. Сентябрь, 2017 г.

РОССИЯНЕ О РЫБАЛКЕ. Константин Валерьевич Абрамов председатель Правления фонда ВЦИОМ, к.псх.н. подзаголовок. Сентябрь, 2017 г. РОССИЯНЕ О РЫБАЛКЕ Константин Валерьевич Абрамов председатель Правления фонда ВЦИОМ, к.псх.н. подзаголовок Сентябрь, 2017 г. Описание исследования МЕТОДОЛОГИЯ Опрос проведен в рамках проекта «СПУТНИК-ВЦИОМ»

Подробнее